О взрывах в Китае и попытке майдана в Таджикистане на фоне газовой сделки

 

3555

Евгений Супер

В Китае произошёл страшный теракт, в результате которого погиб 31 человек и 90 получили ранения. Взрывы прогремели в самом проблемном — Синьцзян-Уйгурском — регионе (СУАР), в городе Урумчи. Днём ранее массовые беспорядки охватили соседнюю с СУАР Горно-Бадахшанскую автономную область (ГБАО) Таджикистана. Оба инцидента произошли на фоне подписания исторических договорённостей между Россией и КНР, что наводит на некоторые размышления, которые и представлены ниже.

СУАР имеет первостепенное значение для Пекина и в то же время создаёт для него бесконечный поток проблем. Теракты здесь происходят регулярно. Предыдущий был организован в том же городе Урумчи на железнодорожном вокзале в апреле, а в марте была атакована станция в Куньмине.

Ответственность за преступления такого рода обычно берёт на себя организация «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ). Своей целью она декларирует выход СУАР из состава КНР и учреждение на его территории шариатского государства. Учитывая, что в СУАР проживает примерно 9 млн уйгуров (45% от общей численности населения региона), являющихся мусульманами-суннитами, легко представить всю сложность проблемы, стоящей перед руководством КНР.

Немало уйгуров проживает и в соседних среднеазиатских странах — Казахстане, Узбекистане, Киргизии, Таджикистане. Поэтому хаос в СУАР неизбежно повлияет на стабильность и в этих странах, а значит, коснётся и России как государства, обеспечивающего защиту стран-участниц ОДКБ. Одним словом, ничего хорошего шариатское государство уйгуров в зоне наших стратегических интересов Средней Азии нам не сулит.

Нетрудно догадаться, что правами уйгуров наиболее озабочены в США. Причина — крайне удачное расположение СУАР, связывающее Китай с Индией, Пакистаном и другими азиатскими странами, а также богатые полезными ископаемыми недра. Приведя в хаос СУАР, можно быть уверенными, что он расползётся по обширной территории и что погасить его будет очень непросто.

Конечно, никаких публичных доказательств того, что террористические акты в СУАР проходят с ведома и при поддержке спецслужб США, нет, но уже хорошо знакомый почерк указывает на то, что вероятность такая велика.

Днём ранее беспорядки охватили и соседний Таджикистан. Там в не менее проблемной, чем СУАР (и граничащей с ней), Горно-Бадахшанской области разгорелся народный бунт, стоивший жизни нескольких человек. ГБАО хоть и не требует выхода из Республики Таджикистан, но, фактически, мало ею управляется. Здесь чрезвычайно сильны позиции криминала, основной промысел которых — контрабанда из соседнего Афганистана. В 2012 году центральная власть попыталась очистить регион от таких элементов, проведя масштабную войсковую операцию с применением тяжёлой техники и авиации. Как показало время — не до конца зачистили.

Точно о поводе для конфликта сейчас говорить пока трудно — много противоречивой информации. По одной из версий, таджикистанские силовики в административном центре ГБАО городе Хорог во время спецоперации ликвидировали главаря наркокартеля. В ответ толпа молодых людей численностью около 700 человек пошла штурмом на здание МВД, подожгла служебный автомобиль, позже — здания отдела милиции, прокуратуры и областного суда. Несколько часов толпа не позволяла тушить пожар и забила до смерти одного из милиционеров. В общем — знакомый сценарий.

Впрочем, по версии местных правозащитников, убит силовиками был не наркобарон, а местный гражданский активист, борец с коррупцией, пользующийся большой популярностью среди населения. Это, дескать, и стало причиной волнений. При этом кто при задержании застрелил двоих полицейских, скончавшихся позже в больнице, и ранил ещё семерых, правозащитники не поясняют.

Стоит ли добавлять, что в защите интересов жителей ГБАО, как нигде более, заинтересованы именно в США?

Тот факт, что оба события произошли во время исторического визита В. Путина в Китай и подписания там важных соглашений, невозможно не заметить. Впрочем, делать однозначные выводы об их взаимосвязи мы пока твёрдо не можем. Хотя, как говорилось выше, почерк американских спецслужб и методики Госдепа, хорошо нам знакомые, заставляют всё меньше верить в случайности.