Человеческие жертвы как плата за хаос неоконов.

(“Consortiumnews.com“, США)

Неоконсерваторы, или неоконы, – мастера по созданию хаоса, поскольку они занимаются дестабилизацией не пользующихся их расположением правительств по всему миру. Но в результате реальные люди платят реальную цену, как мы это видели в случае жестокого убийства Израилем четырех мальчиков на берегу Газы, а также, судя по всему, сбитого малазийского авиалайнера в небе Украины, раздираемой войной

Роберт Пэрри (Robert Parry)

Будь то трагедия с четырьмя игравшими на пляже в Газе мальчиками, разорванными на части в результате взрыва, гибель почти 300 пассажиров в результате предполагаемого попадания ракеты в малазийский авиалайнер в небе Украины или смерть тысяч и тысяч других невинных жертв, убитых в Ираке, Сирии, Ливии и в других зонах военных конфликтов, основной вывод состоит в том, что поощряемый американскими неоконсерваторами хаос приводит к чудовищным потерям человеческих жизней.

В то время как другие действующие лица, несомненно, также заслуживают подобных обвинений, в том числе солдаты в конкретных местах и политики, которым не хватает смелости пойти на компромисс, главными виновниками кровопролитий последнего десятилетия являются неоконсерваторы, а также их союзники «либеральные интервенционисты», которые, судя по всему, не могут отказаться от создания серьезных проблем во имя «демократии» и «прав человека».

Вместо того чтобы разрабатывать разумные — хотя и несовершенные — компромиссы с различными иностранными лидерами, неоконы и их либеральные союзники настаивают на нагнетании требований до столь нереалистического уровня, что конфликты становятся неизбежными, а их последствия почти всегда оказываются катастрофичными.

В Ираке в 2003 году неоконы и их многочисленные либеральные попутчики настаивали на том, что единственным приемлемым решением является насильственное свержение Саддама Хусейна с помощью ничем не спровоцированной агрессии со стороны Соединенных Штатов. Саддам Хусейн был свергнут и повешен, однако сопутствующий ущерб составил сотни тысяч убитых иракцев, в том числе большое количество детей, не говоря уже о полной дестабилизации страны.

В Сирии и Ливии многие из тех же самых действующих лиц — хотя в данном случае под руководством либеральной группировки, действовавшей под лозунгом «обязанность защищать», — подталкивали недовольных к свержению существовавших правительств, и, предположительно, это делалось для того, чтобы спасти жизни людей и распространить демократию.

В Ливии в результате руководимой Соединенными Штатами воздушной войны Муаммар Каддафи действительно был свергнут и убит, однако последовавший за этим хаос привел к более многочисленным жертвам, среди которых оказался и посол США Кристофер Стивенс (Christopher Stevens), а также к распространению исламских воинствующих группировок по всему региону.

В Сирии поддерживаемые американским правительством попытки, направленные на «смену режима» и свержение президента Башара аль-Асада, закончились провалом, а в результате возникшего хаоса были убиты более 100 тысяч человек и, кроме того, активизировалась ультрарадикальная джихадистская группировка «Исламское государство», которая впервые появилась в результате развязанной Соединенными Штатами войны в Ираке, а затем бумерангом вернулась в Ирак, после того как джихадисты захватили важнейшие города и способствовали появлению еще большего количества жертв в результате обострения межконфессиональных конфликтов.

Но, возможно, есть какой-то метод в явно наблюдаемом безумии неоконов. Неоконы всегда преданы делу защиты Израиля и способствуют подавлению им палестинцев на Западном берегу (реки Иордан), а также в секторе Газа. На самом деле можно многое понять в том, что касается любой проводимой неоконами конфронтационной политики, если воспринимать ее как поставленную на службу интересам Израиля.

Все эти схемы относительно «смены режима» могут быть непосредственно прослежены в кампании известного американского неокона Биньямина Нетаньяху во время выборов 1996, когда он добивался должности премьер-министра Израиля. Вместо продолжения неопределенных переговоров с палестинцами, советники Нетаньяху из числа неоконов — в том числе Ричард Перл (Richard Perle), Дуглас Фейт (Douglas Feith), Дэвид Вурмсер (David Wurmser) — выступали за агрессивный новый подход, названный «Законное нарушение: Новая стратегия обеспечения государства» (A Clean Break: A New Strategy for Securing the Realm).

По сути, это направление мысли неоконов возникло в результате разочарования Израиля результатами переговоров с палестинцами. Израильтяне были очень недовольны палестинским лидером Ясиром Арафатом, воинственно настроенной группировкой ХАМАС, а также ливанской «Хезболлой». В результате этого «законного нарушения» переговоры были прерваны, и вместо разговоров появились планы по «изменению режима» в государствах, поддерживавших названные группировки, — будь то Ирак при Саддаме Хусейне, Сирия при династии Асадов или Иран — главный благодетель Сирии, «Хезболлы» и ХАМАСа.

Спустя два года, в 1998 году, участники неоконовского проекта «Новый американский век» (Project for the New American Century — PNAC) выступили с призывом начать агрессию Соединенных Штатов против Ирака. Этот проект был основан такими корифеями из числа неоконов, как Уильям Кристол (William Kristol) и Роберт Каган (Robert Kagan).

Полезный хаос

Хотя многие планы неоконов не были претворены в жизнь так, как они были разрекламированы, — обещанная «легкая прогулка» в Ираке на деле оказалась затяжным кровавым конфликтом, — стратегию неоконов, тем не менее, можно назвать успешной, если их действительные намерения состояли в дестабилизации и ослаблении стран Ближнего Востока, которые воспринимались Израилем как угроза.

С этой точки зрения, совсем не плохо то, что возродилась старая межконфессиональная ненависть, натравливающая суннитов на шиитов и раздирающая на части такие общества, как население Ирака, Сирии и Ливана. В конечном итоге именно региональный хаос помог израильскому премьеру Нетаньяху оставить палестинцев без необходимой им финансовой подпитки, которая у них когда-то была, и таким образом он сделал их, вероятно, более чувствительными к любым требованиям, выдвигаемым Израилем. В результате Нетаньяху также получил большую свободу при организации периодического уничтожения боевиков в Газе, и этот процесс сами израильтяне называют «стрижкой травы».

Когда 1,7 миллиона палестинцев, спрессованных в полосе Газа, начинают резко критиковать израильских угнетателей — что они делают периодически, — неоконы, сохраняющие свое значительное влияние в официальном Вашингтоне, очень быстро подчиняют себе американские средства массовой информации и оправдывают любой уровень насилия, применяемый Нетаньяху. Однако сбрасывание потоков бомб на эти густонаселенные территории неизбежно приводит к гибели большого количества детей, а также других невинных людей.

В среду израильские военные выбрали в качестве своей цели небольшой сарай на пляже в Газе. Согласно сообщениям, первая ракета попала в это строение и убила маленького мальчика, игравшего поблизости. Когда еще три мальчика бросились бежать, израильтяне взорвали их с помощью второй ракеты. Вот как описывает эти события фотокорреспондент газеты New York Times Тайлер Хикс (Tyler Hicks):
«Небольшая лачуга у укрепленной насыпи в районе рыбного порта была разрушена израильской бомбой или ракетой и загорелась. Маленький мальчик появился из образовавшегося дыма и побежал в сторону соседнего пляжа. Я схватил свои фотоаппараты, затем стал надевать бронежилет и шлем, но примерно через 30 секунд после первого взрыва прогремел еще один. В результате тот мальчик, которого я увидел раньше, был убит — он лежал без движения в песке вместе с тремя другими мальчиками, которые до этого там играли».

Вероятно, следует незамедлительно обвинить израильских пилотов или людей, наводивших ракеты, в совершенных зверствах. Однако значительно более серьезными преступниками являются израильские лидеры, которые отказываются замечать давно существующую несправедливость, с которой сталкивается палестинский народ. Эту ответственность с израильтянами разделяют и американские неоконы, оправдывающие любые действия Израиля.

Помимо этого, неоконы и их союзники «либеральные интервенционисты» разжигают кризис на Украине, и частично это делается из-за желания вбить клин между президентом Бараком Обамой и российским президентом Владимиром Путиным, оказавшим помощь Обаме при разрешении кризиса в Сирии и в Иране — в двух местах, где неоконы надеялись провести «смену режима».

Однако в сентябре прошлого года ведущие неоконы, в том числе Карл Гершман (Carl Gershman), президент Национального фонда поддержки демократии (National Endowment for Democracy), выбрали Украину в качестве геополитического инструмента для наказания Путина. Гершман, назвавший Украину «самым большим призом», надеется на то, что включение ее в западную сферу влияния будет способствовать также ослаблению позиции Путина в России.

Фонд Гершмана снабжал средствами множество украинских политических и медийных организаций, и, по оценке помощника госсекретаря Виктории Нуланд (Victorian Nuland), правительство Соединенных Штатов потратило на затаскивание Украины на сторону Запада 5 миллиардов долларов. Нуланд, также принадлежащая к числу неоконов, в течение долгого времени сохраняет свои позиции в структурах власти — она была одним из главных советников вице-президента Дика Чейни (Dick Cheney) и, кроме того, она является супругой Роберта Кагана — одного из основателей проекта «Новый американский век».

Нуланд зашла весьма далеко и даже появлялась на массовых демонстрациях на Майдане в Киеве, раздавая там печенье протестовавшим, тогда как неокон и сенатор Джон Маккейн стоял рядом с представителями крайне правой партии «Свобода» — под знаменем, прославлявшим сотрудничавшего с нацистами Степана Бандеры. Он призывал протестовавших бросить вызов избранному президенту Виктору Януковичу.

Посеять хаос

Политический кризис на Украине достиг точки кипения 20 — 22 февраля этого года, когда демонстрации стали приобретать все более насильственный характер, а количество погибших среди участников акций протеста и сотрудников милиции увеличивалось. 21 февраля три европейских министра иностранных дел достигли соглашения с президентом Януковичем, который согласился ограничить свою власть и назначить досрочные выборы, в результате которых он, вероятно, не был бы переизбран. Он также вывел из города милицию, на чем настаивал вице-президент Джо Байден.

Однако в этот момент хорошо подготовленные неонацистские военизированные формирования, организованные в группы по 100 человек, перешли в наступление и стали захватывать правительственные здания, что заставило чиновников Януковича спасаться бегством. Вместе того, чтобы попытаться реализовать достигнутые 21 февраля соглашения, сохранявшие украинский конституционный процесс, Госдепартамент США приветствовал незаконное смещение Януковича и быстро признал государственный переворот на Украине «легитимным».

Совершенный 22 февраля государственный переворот запустил цепочку других событий, поскольку в тот момент «этнически чистые» украинцы с запада страны были натравлены на этнических русских на востоке и на юге. Этот кризис стал более кровавым, так как русские начали оказывать сопротивление нелегитимному, по их мнению, режиму в Киеве.

Тем временем американская мейнстримовская пресса — всегда находящаяся под влиянием неоконов — представила ложную картину относительно Украины и теперь почти во всем обвиняет Путина, хотя очевидно, что он лишь реагирует на провокации, инспирированные Западом, а не наоборот.

Тем не менее неоконы добились одной из своих главных целей и смогли испортить отношения между Обамой и Путиным, и поэтому сотрудничество этих двух лидеров по Сирии, Ирану и другим проблемным вопросам представляется теперь маловероятным. Другими словами, неоконы сохранили надежду на то, что эти проблемы не будут разрешены с помощью компромисса, а, скорее, приведут к расширению военных действий.

В то время как некоторые поклонники Макиавелли могут восхищаться сомнительной решимостью неоконов, ее последствия для людей могут быть весьма значительными. Так, например, насилие на востоке Украины, возможно, стало причиной крушения в четверг на прошлой неделе самолета компании Malaysian Airlines, выполнявшего рейс из Амстердама в Куала-Лумпур, в результате которого все находившиеся на борту 295 пассажиров погибли.

Сразу нельзя было определить, какая из воюющих сторон — если это вообще были они — несет ответственность за сбитый, как предполагают, авиалайнер. Все стороны этого конфликта отрицают свою причастность. Но уже не в первый раз международный конфликт становится причиной крушения гражданского авиалайнера.

3 июля 1988 года американский военный корабль Vincennes сбил над территориальными водами Ирана в Персидском заливе самолет авиакомпании Iran Air, совершавший рейс 655, и в результате погибли 290 находившихся на борту пассажиров, поскольку он был ошибочно принят за боевой истребитель.

В то время как новый президент Украины Петр Порошенко сразу же назвал крушение малазийского самолета «террористическим актом» — и косвенными образом возложил вину на повстанцев, на этнических русских, — реальность такова, что это, скорее всего, был несчастный случай (если исходить из того, что самолет, на самом деле, был сбит ракетой). Предположительно, то же самое верно и в отношении двойной ракетной атаки Израиля, в результате которой были убиты четверо мальчиков в Газе. Израильские военные, вероятнее всего, неправильно оценили их возраст.

Однако главным уроком всех этих трагедий должно быть осознание того, что реальными злодеями являются те люди, которые делают выбор в пользу хаоса и войны, а не прогресса и мира. А что касается Ближнего Востока и Украины, то самыми главными организаторами этих ненужных военных конфликтов являются американские неоконы.