Коррупция как инструмент западного неоколониализма.

Принято оправдывать майдан, болотную и людей, поверивших ему, невиданной коррупцией власти, огромной социальной несправедливостью и нищетой народа. Проворовавшейся власти противопоставляют кристально чистых оппозиционеров и благословенный Запад, в котором коррупции нет в принципе. Эта навязанная людям картинка замешена на полуправде, откровенной лжи и романтической вере в Запад.

Коррупция как инструмент неоколониального механизмаС коррупцией борются активно, громко и на всех уровнях: её выкорчёвывают, за неё порицают, сажают, наказывают, в некоторых местах казнят, о ней всегда и везде говорят как о главном биче современного общества. Коррупцией чуть ли не пугают детей в садиках и ворон на огородах.

Особенно достаётся за коррупцию во власти так называемым развивающимся странам, которые США учат демократии и финансовой прозрачности.

Россия и вовсе является главной мишенью непрекращающейся кампании международной борьбы против коррупции.

Её постоянно призывают к либерализации экономики, которая якобы автоматически ведёт к уменьшению коррупции, её унижают низкими местами в рейтингах прозрачности финансов и высокими местами в рейтингах самых коррупционных стран. России постоянно указывают на обилие воров и воришек во власти, но, что характерно, как только на тех заводят дела, они убегают в Лондон или на Лазурный берег. Для Запада коррупция наравне с ущемлением свободы слова являются главными жупелами в информационном очернении России. Сама же Россия охотно играет роль жертвы и активно поддерживает мнение о себе как источнике коррупции. Многие российские эксперты доходят до такого вывода, что коррупция (мздоимство) находится в крови русского народа, является неотъемлемой и укоренённой чертой России. Запад такому выводу охотно аплодирует.

Между тем, коррупция — это неотъемлемая составляющая западной модели, навязываемой всей планете, и её неоколониального механизма, выкачивающего из этой планеты ресурсы.

Сама долларовая система, созданная по принципу финансовой пирамиды и глобального обмана, есть ни что иное как наивысший уровень коррупции, то есть незаконного присвоения в личную собственность общественных ценностей и ресурсов и в таком примитивном способе обогащения, как коррупция, в том виде как мы привыкли её считать, просто не нуждается.

Люди, реально контролирующие власть на Западе вовсе не сидят в государственных кабинетах, чиновники для них – лишь функции, обслуга. Реальные парни сидят совсем в других кабинетах и решают реальные дела, но они совсем не видимы. Чиновники только подписывают эти решения и отдуваются за них перед людьми. Поэтому мэры западных городов ездят на работу на велосипедах, а президенты выглядят как клоны своих предшественников. Это кукольный театр, не более. Когда доллар печатается созданной и контролируемой частным капиталом Федеральной резервной системой, и этот узкий круг не избранных никем лиц использует эмиссию государственной денежной единицы и по совместительству доминирующей мировой валюты в собственных частных интересах — это ни что иное как воровство. Но воровство экстра-класса и топ-уровня, в результате которого жертвами становятся почти все страны мира и даже собственное население США (хоть и в меньшей степени). При этом всё выглядит предельно демократично и добровольно. Как выразился Владимир Путин, «США производят главный продукт — доллары», которые, в свою очередь, не обеспечены ничем, кроме военных баз НАТО и подчинения стран мира бреттон-вудской валютной системе, заменившей в качестве гаранта мировых финансов золото на зелёные бумажки. Президент об этом прямо не сказал, но в его словах более чем прозрачный намёк на всемирную финансовую пирамиду США, которая является главным источник коррупции в мире.

Как это происходит?

На периферии системы, в странах-колониях, откуда Запад выкачивает ресурсы и где распределяет свои бумажки, вся элита подсажена на коррупционный механизм. Собственно, если ты не коррупционер, у тебя нет шансов войти в местную элиту, если ты в элите, у тебя нет шансов не замараться во воровстве. Вопрос только в масштабах и пределах того, насколько ты увязнешь в этом. Вывод сворованных денег за рубеж – практика настолько распространённая в большинстве стран мира, что стала известна даже детям. Но ведь хранят деньги не просто за рубежом, а именно на Западе. И это тоже знают все, даже самые большие поклонники европейских и американских ценностей (точнее, ценников). Но если так, то нельзя не признать, что Запад откровенно поддерживает коррупцию местных чиновников в странах, от них зависящих, и тем самым контролирует власть. В случае если в этой стране надо сделать революцию по какой-либо причине (либо нефть нашли, либо регион надо зажечь, либо элитную группу заменить другой), то включается механизм дискредитации власти на основе той самой коррупции. Народ охотно на это ведётся и совершает благородную революцию на пути к светлому будущему. Если революция успешна, наступает эйфория. Но спустя немного времени оказывается, что в лучшем случае, одних воров заменили на других, и те уже понесли деньги в западные банки, если ещё раньше этого не сделали. Сейчас же Запад и вовсе практикует слом центральной власти как таковой и хаотизацию страны – так легче менять одних “кроликов” на других.

Вначале происходит навязывание всем странам и их управленческим элитам механизма, согласно которому должны проводить валютные операции в долларах, а также вкладывать свою прибыль от природных и прочих ресурсов в долговые бумаги США и стран Запада. В результате чего так называемые развивающиеся страны и страны третьего мира отдают собственные ресурсы задарма и обрекают себя на вечное отставание от Запада и деградацию. О методах навязывания механизма, примеры финансового, политического и военного устранения неугодных Системе прошлых лет приведены и подробно расписаны в книге “Доктрина Шока” и в бестселлере Джона Перкинса «Исповедь экономического убийцы».

Но логика и принципы этих методов стары как мир: начинается всё с банального подкупа лидеров стран и их окружения, затем предлагаются хитрые финансовые ловушки под видом помощи и кредитов.

Слезть с коррупционного крючка крайне сложно. Способны на это только сильные личности с командой доверенных людей, способных проявлять политическую волю и находящихся в крупных, богатых ресурсами странах, способных отстаивать свой суверенитет, в том числе и военными силами – ведь западная спекулятивная Система действует отнюдь не только финансовыми и информационными инструментами, в её распоряжении свыше сотен военных баз США.

Тех руководителей, кто начинает пытаться слезть с иглы коррупционной зависимости от Запада (то есть реально борется против коррупции и олигархического произвола), сразу же подвергают огромному давлению и порицанию (как сигнал – появление слова “режим” в мировых СМИ по отношению к такой власти). Если упрямец не поддается на подкуп и не принимают «помощь» Запада, в ход идут информационно-дипломатические способы смены режима, вплоть до насильственных и замене на другого, более проверенного человека. Если же такой руководитель страны объявляет борьбу и уходит из-под контроля Запада, то он подлежит устранению – вплоть до физического. Собственно, мы это неоднократно видели на протяжении не только последних десятилетий, но и в XX веке и в более ранние эпохи.

Так или иначе, но к власти приводятся те люди, которые лояльны к доллару и позволяют Западу выкачивать ресурсы за зелёные бумажки и определённые преференции окружению власти и элиты. Тем самым создаётся неоколониальная система, в которой правительство колонии или даже страны-вассала (как, скажем, Италия), а также элита, которой перепадает с барского стола, становятся оторванными от народа. Это готовая пороховая бочка, используемая самими США в случае, если они решают, что местные царьки заигрались и что надо их заменить на других. В таком случае с помощью международных СМИ, являющихся неотъемлемой частью и важным инструментом долларовой системы, в народе разогреваются протестные настроения, которые итак в нём зреют всё это время и которые вполне объективны. На это вдруг обращает пристальное внимание «международная общественность», после чего происходит «смена режима» — более или менее кровавая. Пока народ празднует победу революции и демократии, к власти приводятся новые марионетки, готовые служить доллару и его владельцам. Элита, как правило, быстро перекрашивается в новые цвета, но в сущности ничего не меняется — интересы местной власти принципиально противоречат интересам страны и народа, что в свою очередь опять создаёт протестное настроение, которым в любой момент может воспользоваться неоколониальная система. И только в самом крайнем случае, когда страна-жертва уж совсем не поддаётся мягким и жёстким методам подчинения системе, в ход идут военные угрозы, бомбёжки, интервенции и прочие силовые методы ракетно-бомбовой демократии.

Элита и власть, подсаженная на крючок доллара и не суверенной экономики, обязательно порождает и коррупционную систему управления.

Их продажные принципы как метастазы проникают во всё общество и покоряют народ, становятся правилами его ежедневного существования. Да, конечно, мздоимство существовало всегда и в том числе в России. Но как главный принцип механизма управления целыми странами и народами — впервые. Скажем, центральные банки почти всех стран мира являются неподконтрольны правительству, независимы от местной власти, и фактически ориентируются на ФРС США. Это называется принципами рыночной демократии и независимости бизнеса от власти. Последнее действительно правда. Бизнес как таковой, частный капитал (но не всякий, а вписанный в мировой капитал) практически становится над государственной системой управления. Именно это и является главной целью любой либерализации финансовой и управленческой сферы, которую так усердно навязывает Запад всем странам. Крупный частный бизнес, только не национальный, диктует государству свои правила игры, подчиняет его своим интересам. Если подобное попробует сделать государство или госкорпорация, или даже просто национально ориентированный капитал, это моментально расценивается долларовой финансовой системой как покушение свободу капиталов, а если честно — на установленные ФРС правила игры. Офшоры, лоббирование, отмывание денег, финансовые спекуляции с ценными бумагами – всё это ни что иное как элементы коррупционной системы Запада. Наглядным доказательством того, что именно Запад инициирует и контролирует коррупцию среди элит зависимых от него стран, является хранение наворованных капиталов именно в западных банках. Наибольшая часть коррупционных денег находится у заказчика коррупции – это более чем очевидно. Запад иногда арестовывает счета неугодных людей, но никогда не начнёт это делать системно, отказавшись от наворованных денег из других стран. Пчёлы против мёда не выступают.

Однако, что характерно, антикоррупционная кампания проводится исключительно против чиновников и государства и настоятельно умалчивается роль в этом явлении представителей крупного частного капитала.

В России главным объектом информационных атак стал именно госслужащий, в то время как в казнокрадстве всегда участвует бизнесмен, и, зачастую, именно он становится инициатором.

На Западе чиновников и вовсе свели к роли обслуги олигархата. Сначала финансовые и политические проблемы решаются в транснациональных компаниях, затем их решения спускаются чиновникам через разные парламентские механизмы, а те только сопровождают конкретные документы своими ничего не значащими по существу подписями. Отсюда и относительно низкий уровень коррупции среди чиновников Европы и США — просто нет необходимости их подкупать, они ничего существенного не решают, западная коррупционная система прошла этот уровень разложения общества. Когда рычаги управления сохранялись в руках государства и его представителей, крупный частный капитал был заинтересован в их подкупе, что является примитивным уровнем коррупции, но как только реальная власть благодаря неолиберальной экономике перешла в офисы частных корпораций, надобность в этом отпала. Более того, чиновников, вплоть до министров, держат на коротком поводке — как только они в чём-то провинятся перед капиталом, сразу же начинается кампания по дискредитации такого госслужащего. Доходит до смешного — когда министр не имеет право купить дорогую машину и дорогой дом, в то время как представители списка «Форбс» имеют в личной собственности целые острова, богатейшие холдинги, отрасли и даже страны.

Революция, если она поддержана Западом, как правило, проводится не против коррупционной местной власти, а в интересах коррупционной мировой верхушки, а также против того, кто осмелился, пусть даже не открыто, но выступить против долларовой системы и выйти из-под неоколониального управления.

Когда очередные горе-революционеры, борцы с «антинародным режимом», жертвы шоковой терапии выходят на майдан, бьют сатрапов-полицейских, а потом дербанят очередной дворец очередного “диктатора” и фотографируют его золотые унитазы и портреты в древнеримской тоге, им бы неплохо понимать, что в это время где-то далеко в тиши, в куда более роскошных апартаментах и кабинетах сидят ухоженные люди в белых перчатках, истинные коррупционеры всемирного масштаба, бенефициары долларовой монополии и финансовой пирамиды, и злорадно подсчитывают новый гешефт, который капает им после каждого такого события, решают задачи в собственных интересах и устраняют неугодные политические фигуры. По сравнению с этими злодеями местные коррупционеры – невинные овечки. В случае же если они ещё и уничтожены “разгневанными горожанами”, то овечки, принесённые на жертвенный алтарь “золотого тельца”.

Таким образом, благое желание людей установить справедливые порядки используется ровно с противоположной целью — укрепить эти порядки, слегка сменив фасад под разговоры о демократии и воле народа.

Коррупция, безусловно, зло, и от неё надо избавляться. Но нынешнюю невероятно сложную и хитрую коррупцию доллара невозможно уничтожить грубой силой, кровавой революцией и свержением или уничтожением государственной власти. Это долгая, кропотливая и скрытная работа, в которой важно наличие двух условий: появление национального лидера с командой доверенных людей и реальная масштабная поддержка народа. Терпеливая поддержка, основанная на интуитивном понимании крайней сложности решаемой задачи и вере в человека, который возложил на себя такую ответственность.

Эдуард Биров