Мы не сепаратисты – мы юнионисты!

Сегодня Александр Роджерс задался мыслью, что ополченцы на Донбассе в Новороссии ни какие не сепаратисты, а самые  настоящие ЮНИОНИСТЫ!

Кто такие ЮНИОНИСТЫ?

ЮНИОНИСТЫ – это люди, партии, страны выступающие за союз, объединение с чем-либо или с кем-либо в союз.

IOB752mWpuAВ данной статье собраны мнения и факты трёх авторов. Букв много, но статья стоит того, чтобы ознакомится с ней.

Александр Роджерс пишет, что эта мысль уже неоднократно озвучивалась устно, причём разными людьми (мной в том числе), но я ещё не встречал её системного и обоснованного изложения. Пришла пора исправить этот пробел.

Русь неоднократно разделялась, и каждый раз лишь для того, чтобы затем соединиться вновь, уже в больших пределах. Даже термин у нас есть особый – «собирание земель русских».

Да, разделялась на части, зачастую с усобицами между собой – псковские против новгородских, киевские против черниговских, московские против смоленских и так далее. Однако это были внутренние разборки между своими, такое в средневековье везде было – во Франции Бургундия воевала с Анжу и Бретонью, в Германии какой-нибудь Эрфурт с Веймаром собачились по-чёрному, и, вы не поверите – в Великобритании Англия с Шотландией и Ирландией устраивали друг дружке геноцид за геноцидом. Да и США в своей короткой истории успели повоевать между собой, угробив в войне Севера и Юга по разным оценкам от 600 тысяч до миллиона человек.

В средние века Русь оказалась разделённой, а её земли и города частично принадлежали различным княжествам, частично оказались под Золотой Ордой, Речью Посполитой, Крымским Ханством и прочими завоевателями. Часть из них позже объединилась в Московском и Новгородском Княжестве, но Киев и прочие южные земли оставались под властью завоевателей.

Но потом появился Зиновий Богдан Хмельницкий, который поднял восстание против Речи Посполитой, в результате чего произошло объединение русских земель в единое государство. И триста с лишним лет это единство служило общему благу (не взирая на козни предателей и/или сепаратистов типа Мазепы, Петлюры и Бандеры).

Почти триста пятьдесят лет пребывания в едином государстве – это очень много. Например, германские княжества объединились в единое государство только во второй половине 19-го века, а через сто лет оказались разделены почти на половину столетия – на ГДР и ФРГ – что множестом немцев воспринималось как личная трагедия. А Австрия, где тоже живут «дойчи», до сих пор отдельное государство (она вошла в Германию при Гитлере, но ненадолго).

Divide and conquer, «Разделяй и властвуй». Германия оказалась разделена в результате поражения во Второй мировой войне, Русь (СССР) оказалась разделена в результате поражения в Холодной войне. И у нас тоже миллионы людей восприняли и продолжают воспринимать это как величайшую катастрофу и личную трагедию.

Но даже формальное пребывание в разных странах было как-то терпимо до последнего времени – оставалось общее культурное и информационное пространство, открытая граница, безвизовый режим, было сотрудничество в форме СНГ, оставались тысячи экономических и производственных связей.

Терпимо до тех пор, пока «евроинтеграторы», игнорируя предложения о проведении референдума и придя к власти в результате вооружённого переворота, не стали рвать все эти связи по живому. Рвать, игнорируя мнение миллионов жителей Украины, игнорируя убыточность ассоциации с ЕС, игнорируя огромные экономические потери от этого разрыва и угрозы существованию целых отраслей промышленности и народного хозяйства.
Украина могла иметь (и имела) самый дешёвый газ, предельно дешёвые кредиты, огромное количество промышленных заказов из РФ, самый крупный рынок сбыта своих товаров – всё это безжалостно и бессмысленно уничтожалось «евроинтеграторами» по приказу их заокеанских хозяев.

Незаконный марионеточный киевский режим откровенно уничтожил независимость Украины. Марионеточное правительство цинично и явно управляется американскими конгрессменами и сотрудниками разведки. Чиновники перед назначениями ездят в Вашингтон на «смотрины», фактически утверждаются там, согласовывают с американцами все ключевые решения, беспрекословно выполняют их инструкции, открыли доступ ко всем секретным данным американским разведчикам и открыто подчинили СБУ внешним кураторам.

И за свыше, чем полгода киевский режим не сделал ни одного действия, которое можно было бы назвать идущим на пользу стране и народу.

«Патриоты», чьей «национальной идеей» является «отдаться западному хозяину», для русских людей неприемлемы.

Русские, начиная с Александра Невского, продолжая Богданом Хмельницким и Петром Первым, и заканчивая Георгием Жуковым, всегда давали «евроинтеграторам» достойный отпор, на целые поколения отбивая у них желание что-либо «интегрировать» на Востоке.

Наш народ вместе уничтожил Тевтонский и Ливонский Ордена, разбил шведов под Полтавой (Мазепа переметнулся, но запорожцы его не поддержали, продолжив сражаться в войске Петра), подвинул Оттоманскую Империю, разрушил и поглотил Крымское Ханство, прогнал Наполеона и заставил застрелиться Гитлера.

Вряд ли есть такой житель Украины, у которого не было бы родственников в России. Я родился в Виннице, мой двоюродный брат живёт в Мурманске, а моя жена из Самары. У меня есть друзья в Татарстане и Беларуси. И таких как я – миллионы.

Русские под руководством Суворова, Кутузова, Румянцева и других полководцев отвоевали большую часть территории Украины у других стран. Русские основали большинство городов на её территории – Харьков, Николаев, Херсон, Донецк, Днепропетровск и так далее.

Города, электростанции, заводы, порты, дороги – всё это было создано и построено в составе единого государства, совместным трудом.

Киевская хунта пытается разорвать то, что было разделено условно, что было единым целым в течение столетий. Разве можно разорвать Сковороду, Гоголя, Булгакова? Истинные сепаратисты сидят в Киеве и пляшут под американскую дудку.

И миллионы людей восстали против этого. Крым был первой ласточкой воссоединения, Новороссия идёт за ним следом. Мы хотим, чтобы все русские жили в одной большой стране, мы – юнионисты!

А кто против – чемодан-вокзал-Канада.

356040758Здесь следует дополнить, что эту мысль уже  в июле озвучивал Виталий Борисов из Донецка. Вот что он пишет:

Киевская хунта, пришедшая к власти путём государственного переворота, своей оголтелой русофобией спровоцировала массовые протесты жителей Юго-Востока. Пропаганда хунты сразу же окрестила активистов Юго-Востока «сепаратистами» – даже до создания республик Новороссии, когда требования активистов ещё не шли дальше федерализации в составе Украины. Но так ли это?

Цель подлинных сепаратистов – отделение и обособление. Цель же наших активистов – возрождение единства с большим Русским Миром. Таким образом, сторонники Новороссии являются классическими «юнионистами» (от англ. «union» – союз). Парадокс в том, что возрождение этого единства возможно для Юго-Востока бывшей Украины лишь после разделения с Западной Украиной. Ведь некоторые костьми лягут, чтобы не дать нам объединиться с теми, кого мы искренне считаем своими братьями, но которых «западенцы» воспринимают в лучшем случае как чужих, а чаще – как врагов. Увы, цивилизационный раскол зашел слишком далеко.

Разве не сепаратистами были «западенцы» в 1991 г.? Ведь они всеми силами разваливали единое государство, к тому же по-существу федеративное, с союзными республиками, имеющими огромные полномочия?

Чаще всего термин «юнионисты» используют по отношению к сторонникам сохранения Северной Ирландии (Ольстера) в составе Соединённого Королевства. Незадолго до распада СССР Донбасс уже сравнивали с Ольстером. В 1990-1991 гг., когда в либеральной прессе и УССР, и РСФСР вовсю поддерживалась идея «незалежности» Украины, на страницах прохановской газеты «День» патриоты справедливо ставили вопрос: «А как поступить в случае «ухода» Украины с русскими Крымом и Донбассом?» На что «секс-символ либеральной революции» В.И. Новодворская кричала: «Признать всё за Украиной! Не надо создавать русский Ольстер!». Вот где налицо двойные стандарты либералов: значит, Западу в лице Великобритании можно удерживать Ольстер, а России свои исторические земли – нельзя!

Вопреки расчётам либералов, «головной болью» Донбасс сделался в первую очередь для Украины. А точнее, не Донбасс как таковой, а проблема его насильственного удержания в составе Украины. Разве будешь мил насильно, особенно после массового кровопролития – взаимного, но начатого отнюдь не по инициативе Юго-Востока?

Хотелось бы напомнить вменяемым политикам и гражданам Западной Украины, что наше с ними совместное сожительство в унитарной Украине скорее напоминало брак по принуждению. Иной неудачный брак сохраняют ради детей. А каких «детей» в виде масштабных общегосударственных проектов породил за 23 года сей брак?

Растеряли гораздо больше, чем приобрели: прогрессирующая убыль населения, взаимная неприязнь и как венец всему гражданская война – тому лучшее доказательство.

В жизни не всегда сохранение семьи любой ценой лучше развода. Иной брак разваливается вовсе не потому, что муж или жена – плохие люди, а просто они не подходят друг другу. Зачастую после развода и муж, и жена находят себе достойную пару и в новом браке живут гораздо счастливее. Например, мои знакомые долго не имели детей и обвиняли друг друга в бесплодии. После развода и вступления в новые браки бывшая супруга теперь имеет дочь, а бывший супруг – дочь и сына.

Несомненно, по происхождению западные украинцы являются кровными братьями всем прочим восточным славянам, поскольку рождены одной матерью – Киевской Русью.

Однако они столь долго находились в составе различных европейских государств, к тому же культивировавших в их среде русофобию, что в лице народов Средней Европы видят своих сводных братьев, к которым их тянет гораздо больше, чем к родным братьям в Восточной Европе. Ну и пусть пытаются интегрироваться в Европу – если европейцы признают их хотя бы за сводных братьев и пустят в свою хотя и благоустроенную, но переполненную коммунальную квартиру (что навряд ли).

Но это дело западноукраинцев – пусть стучатся, может, и отворится им. Место же Юго-Востока бывшей Украины, несомненно, в будущем едином Русском Мире.

Западноукраинцы обвиняют нас, что мы – не патриоты Украины. А как мы можем быть патриотами государства, в котором нас открыто объявляют второсортными? Мы не будем довольствоваться участью спартанских илотов. Поэтому лучше «цивилизованно развестись», а затем каждой части Украины искать объединения с теми, кто ментально ближе. Не имея общего, приемлемого для всех вектора развития, Украина и дальше будет оставаться в положении воза из басни, который «и ныне там». 23 года Запад и Восток тихо «давили» друг друга, старались перетянуть на свои регионы бюджетное «одеяло» да без конца высказывали претензии друг к другу, как в плохой семье. Каждые очередные выборы ожидались как возможность реванша. Теперь, после массового кровопролития, никакими выборами проблему уже не решить.

Украина не является самодостаточным государством в нынешнем глобализированном мире. Понятно, что ее обломки самодостаточными также не станут, но зато они получат возможность искать пути интеграции согласно своим цивилизационным предпочтениям.

Если «западенцев» устраивает роль периферии романо-католической метакультуры – да на здоровье! А мы вернемся в большой Русский Мир, от которого нас противоестественно оторвали 23 года назад.

И самое главное!

Юрий Лукашин в том же июле этого года разобрал по косточкам этот вопрос.

Все страны созданы «сепаратистами» и «террористами»

1471617Демонтаж и сборка народов

Если взглянуть на мировую историю с высоты птичьего полета, легко обнаружить, что на самом деле такая штука, как сепаратизм встречается чуть ли не на каждом шагу. Все зависит лишь от того, какая из сторон затем напишет учебники по истории.

За последние две тысячи лет (как и до того) политическая карта мира и Европы перекраивалась вдоль и поперек очень много раз. И в большинстве случаев все это сопровождалось весьма невегетарианскими формами конфликтов, где каждая из сторон не без оснований могла называть своих оппонентов и террористами, и сепаратистами, и вообще негодяями, нарушающими устаканившиеся на тот или иной отрезок времени «нормы международного права».

Судите сами. Когда-то, охватив Средиземноморье, была Римская империя. Она непрерывно расширялась, завоевывая (в т.ч. поощряя всяких туземных «террористов» и «сепаратистов») близлежащие государства, перемолов в итоге десятки древних народов, культур и языков, навязав им свою администрацию, систему права и даже языковой коммуникации (латынь, от которой исходят многие современные языки). Самым могущественным недругом Рима был Карфаген, с которым пришлось много воевать, в т.ч. опираясь на «сепаратистов» в подконтрольных ему территориях. Однажды от армии «террориста» Ганнибала Рим едва не пал. Но, в конце концов, все кончилось тем, что разрушен был Карфаген.

0010-010-Rimskaja-imperija-i-varvaryРим включил в себя большую часть современной Европы, Ближнего Востока и части Африки. А также кучу зависимых территорий типа того же Крыма. Но ничто не вечно на Земле. И в силу многих сложных процессов это государство было демонтировано, потеряв все свои территории под натиском варваров – т.е. «сепаратистов» и «террористов».

Карта Европы, которую мы видим сегодня, вообще оформилась без году неделя – после 1-й мировой войны (с распадом Австро-Венгерской и Российской империй). До этого были века нескончаемых войн, коими перекраивались границы как на самом континенте, так и на зависимых евроколониальных территориях по всему свету.

И политических, в т.ч. с примесью религиозной нетерпимости «террористов» с «сепаратистами» в Старом Свете было хоть отбавляй. Под это понятие вообще подпадает чуть ли не каждый деятель, оказавшийся в эпицентре каких-либо судьбоносных событий и ставший возмутителем чьего-то спокойствия – от Мартина Лютера с его Реформацией или Жанны д’Арк (непримиримая антианглийская террористка!), до Наполеона, а также вообще таких типовых «террористов», как скандинавские викинги или морские пираты с корсарами, которые грабили всех подряд под тайный одобрямс

английской, французской или испанской корон (а то и всех троих одновременно).

Jeanne d'ArcВсе государства – самопровозглашенные

Если уж совсем «по-чесноку», то истории неизвестны государства, кроме как однажды самопровозглашенные, объявившие свой суверенитет на весьма сомнительных правовых основаниях и путем самого что ни есть прямого сепаратизма. Т.е. все известные нам страны когда-то начинали с этого. История также почти не знает примеров государств, которые возникли с разрешенной, кем-то свыше и просто так дарованной государственностью (о феномене конца СССР разговор особый).

Все это касается как средневековых держав типа империи Карла Великого, Византии, Арабского халифата, а также Османской империи, так и супердержав более поздних – типа Великобритании, Австро-Венгрии, Франции и той же России. Все европейские монаршие дома, рулившие этими империями, протиснулись в лоно богоизбранных особ не на каких-то там правовых основаниях, а чисто в силу военных («террористических»!) злодеяний (тех же гражданских войн) или хитрых политических интриг своих предков-феодалов.

Вот США. Типично самопровозглашенное государство! Возникло в 1776 г. в результате самого натурального сепаратизма по отношению к метрополии Великобритания. «Колорады» Америки основывали новое государство не без вопиющего террора, который включал и массовые убийства колониальных чиновников с военными, и кровавые военно-террористические операции, от которых полегло много «мирных» английских солдат, посмевших выступить за «единую неделимую» матушку Англию.

1280px-USA_Territorial_Growth_1810

В середине позапрошлого века уже независимые от Лондона Штаты купили у России Аляску. И тут же силой начали кромсать Мексику – при активном участии местных сепаратистов-террористов. Так отвоевали у нее штаты Техас, Калифорнию, Нью-Мехико, Аризону, Неваду и другие весьма жирные шматки. Вся территория США отобрана либо силой либо подкупом всяких сепаратистов типа тех же индейских племен, враждовавших между собой. А чуть позже Америка сама едва не распалась от гражданской войны, причиной которой стало непризнание южными штатами президентских выборов 1860 года, так как на них победил неугодный «сепаратистам» республиканец А.Линкольн. Но в той войне южан, как известно, удалось приструнить.

А тем временем старушка Англия (чья корона, кстати, тоже невесть откуда взялась, но рулит сим королевством до сих пор) наплодила очень много самопровозглашенных государств, которые образовали такие же сепаратисты-самозванцы: Канада, Австралия, Новая Зеландия, Индия, Пакистан, а также целая дюжина земель Африки и Ближнего Востока. До англичан последние принадлежали османским султанам, а чуть раньше – арабским халифам. За богатое колониальное наследие (или как сегодня бы сказали «глобальное доминирование») англичане все время грызлись с французами и русскими, до того потеснив испанцев, которые еще раньше сильно рассорились с португальцами и голландцами. Кстати, все страны Южной Америки – такие же самопровозглашенные сепаратисты по отношению к их былым метрополиям – Испании и Португалии.

Известны и совсем уж причудливые комбинации государств, ставших следствием сепаратизма в далеком прошлом. Скажем, нынешняя Австрия, Швейцария, а также такие государства-карлики, ставшие евроофшорами, как Лихтенштейн и Люксембург – это немецкоязычные государства, которые в силу ряда обстоятельств оказались вне общегерманского государственного проекта, хотя несколько раз были с Германией единым целым (например, Австрия в последний раз была с Германией во времена Третьего Рейха).

Словом, вся политическая история мира со времен первых племенных союзов – перманентный сепаратизм, в результате которого разваливались старые политические проекты и на их обломках рождались новые, порой и более успешные и могущественные. Ну а сепаратизм – не только желание отделиться от чего-то и создать нечто свое более мелкое и самодостаточное (типа, к примеру, раздела Югославии или Чехословакии). Очень часто это политический процесс за демонтаж чего-то изжившего себя (по мнению сепаратистов) и за присоединение к чему-то новому путем создания, скажем, некоего более крупного и адекватного вызовам времени проекта.

К чему все это? Если мы сегодня исходим с вами из принципа недопустимости нарушения принципа территориальной целостности государств, как неких священных коров, данных нам будто кем-то свыше раз и навсегда, то давайте идти до конца и признаем, что вся нынешняя карта мира – это некое недоразумение, вопиющий бардак, ставший следствием нарушения целостности массы государств в прошлом. Почему бы тогда не заняться восстановлением СССР (с покаранием всех сепаратистов, из него вышедших, включая РФ)? Или Британской империи в ее первозданном виде? А может и империи Римской с Третьим Рейхом, чей суверенитет, как известно, бесчеловечно растоптал товарищ Сталин в 1945-м? Но можно пойти еще дальше – до прав на восстановление в первозданном виде государства Аттилы или каких-нибудь там скифов с вестготами…

1471635Русские сепаратисты vs юнионисты

Пока в Европе и по всему свету туземные «сепаратисты», «террористы» и юнионисты вели между собой войны за свои политические идеи, создавая новые государства и демонтируя старые, на просторах Восточной Европы все, что существовало со времен Киевской Руси пару раз тоже распадалось (попадая под внешнюю оккупацию и в чужие государственные проекты), однако затем снова удачно воссоединялось, производя апгрейд идеологии единства русских земель, ведущих свой род, как известно, от святого града Киева.

Что важно: когда это распадалось, всякий раз и непременно становилось периферией и захолустьем мировой и европейской политики. А вот когда воссоздавалось – возвращалось на глобальную арену и уже творило мировую историю своими руками. Вообще, оказавшись как бы на перекрестке нескольких цивилизаций (но будучи все же цивилизацией европейской, в ее православно-греческом ответвлении), нам самой историей было суждено время от времени усваивать уже не раз усвоенный урок, пробегать круг по уже пройденной не раз колее и исторической спирали.

С XIIIвека Киев и вся Русь вследствие раздробленности и княжеских междоусобиц (т.е. сепаратизма!) была без труда завоевана Золотой Ордой, в результате чего все русские князья стали платить дань теперь уже не в Киев (из-за чего и возникли все драчки между ними), а монгольскому хану. Проходит немного времени, и князья северо-востока Руси решают все-таки послать Орду с ее ханами куда подальше. Московский князь Дмитрий Донской собирает рать и по итогам битвы на Куликовом поле 1380 года начинает поэтапное освобождение северо-восточной Руси. С точки зрения ордынского хана товарищ Донской был самый натуральный террорист, сепаратист, революционер и вообще полный мерзавец, покусившийся на «святую, единую и неделимую» Золотую Орду. Но ничто не вечно на Земле!

1471756Со временем и юго-западная Русь выскользнет от монголов, но в отличие от Москвы с Новгородом и дюжиной других княжеств, тут же попадет в польско-литовский политический проект, разросшийся позже в Речь Посполитую. И вот первая «евроинтеграция» для юго-западной Руси оказалась явно проектом не по душе. Не только местное народонаселение, но и знать польские короли и вельможи в том государстве ни во что не ставили. Скажем прямо – держали за каких-то «терпил», подневольное крепостное «быдло» (между прочим, польский термин, означавший низшие бесправные слои крестьянского населения, в основном, на подконтрольной территории все той же юго-западной Руси!).

Никак иначе и не объяснить не затухавший конфликт православной Руси и католической Польши, на стороне которой были экс-братья-униаты Галиции, перешедшие под лоно католического Рима. По сути вся история того периода даже в современных «свидомых» украинских учебниках пронизана красной нитью сепаратизма православной Руси, осознавшей себя бесправной колонией чуждой ей Польши. Очевидно, отсюда и тянется корень в т.ч. нынешнего раскола двух Украин.

В чем же дело? Возникшее на восточных «украинах» (т.е. на пограничье) военное сословие русского казачества (кстати, во всех документах казаки называли самих себя именно как «русские») с самого начала не давало покоя польскому панству регулярными «террористическими» вылазками (восстаниями) за расширение их прав и привилегий. В конце-концов в Малой Руси появляется совсем уж отъявленный сепаратист и террорист Б.Хмельницкий, который в 1654 году вместе с подконтрольными землями Запорожской Сечи бежит от Польши под скипетр московского царя Алексея Михайловича Романова.

1276955142_60Понятное дело, что Хмельницкий совсем не в почете у наших «свидомых». Ибо, по сути, сыграл роль юниониста, сторонника древней идеи единства народа Руси и необходимости его воссоединения в будущую империю Российскую.

Зато у наших «свидомых» в большом почете другие деятели – Мазепа, Петлюра, Бандера. И они, между прочим, самые натуральные сепаратисты – в отношении общерусского проекта и затем СССР.

Кстати, на территориях СССР, оккупированных во время войны Третьим рейхом, было мощное партизанское движение, занятое самым натуральным терроризмом, сепаратизмом и подрывной работой против оккупационной фашистской администрации, т.е. «единой и неделимой» Германии, как государства, которое расширилось на эти земли в ходе войны. Что интересно: самые жестокие очаги сепаратистов-партизан были на территории Белоруссии, а также на Юго-Востоке нынешней Украины (особенно в Крыму, Одессе, Харькове и, конечно, на Донбассе).

1471630Вообще, все, что в ХХ веке стало называться Украиной – результат самого натурального сепаратизма. Во-первых, при большевиках в массовый обиход был внедрен сам термин «Украина», до того среди простого народа, называвшего себя испокон веков малороссами, неведомый. Во-вторых, декретами Ленина, чьи памятники сегодня почему-то не в почете у наших «свидомых», в состав УССР были включены земли бывшей Новороссии. После чего покровитель антипольского сепаратизма Сталин с 1939 г. отобрал у Польши Галицию. За ним – «сепаратист» Хрущев, отрубивший Украине у РСФСР Крым. И, наконец, 1991-й год, когда местной партноменклатуре вдруг выдали во владение все, что однажды наспех карандашом и очертил Ильич на картах бывшей империи.

В целом, помимо России, земли, которые сегодня входят в Украину, ранее принадлежали также Польше, Австро-Венгрии, Румынии, Турции (Османской империи) etc.

Итак, стоит ли удивляться нынешнему идеологическому и ментальному расколу Украины, если на самом деле, включив в себя столь пестрый набор людского «материала» (из разных гигантских политических проектов прошлого), она оказалась самой что ни на есть новоиспеченной мини-империей? Просто пока тщательно сей факт скрывая от всех (и от самой себя в первую очередь), она взялась клепать некую новую идентичность (политическую нацию), пытаясь склеить нечто из того, что досталось от обломков общесоюзного проекта. В эпоху человека постмодерна, в эпоху интернета и стирания границ и идентичностей, задачка явно не из простых. 1991-й задал некий тренд и по инерции все это хозяйство худо-бедно продолжало куда-то катиться. Но прикатилось к тому, что мы и наблюдаем сегодня.

Украина как мини-империя или Новороссия как центр сборки нового проекта

Как и 20 лет назад, больше половины Украины (а по данным многих социологов – не менее 2/3) в быту сегодня говорит и мыслит по-прежнему на языке «сусідньої держави». И это несмотря на уже два десятилетия скрупулезной работы украинизаторов в сфере образования, идеологии и культуры, в госструктурах, а также в телеящике.

1473253С незапамятных времен тотально русскоязычный мещанский Киев сегодня лишь слегка растворился в потоках мигрантов-неокиевлян из депрессивно-безработных украиноязычных провинций. Но, несмотря на это, он все равно остается почти целиком русскоязычным, если хотите, русско-культурным анклавом.

В рамках Украины город, конечно, удовольствовался своим привилегированным статусом, кратно более высоким уровнем жизни (чем за пределами столичного кольца) и мечтой, наконец, всем «кагалом» «свалить в Европы», где, как обещают по ящику, захалявная жизнь и можно совсем не работать, а только управлять, обильно пилить и потреблять. Насколько таким фантомам суждено было сбыться – киевлянам прямо сейчас доказывает очередная победа очередного Майдана, по итогам которого страна в очередной раз куда-то там вступила (говорят, в Европу?). Но в эти 20 лет погрузившись в свои мелкие потребительские радости, впитывая всех заезжих на престол варягов, Киев ментально разжирел и пока по чисто конъюнктурным (кишечно-желудочным) соображениям находится вне электорального поля куда более близкой ему русскоязычной Украины, нежели Галичины.

Из всего этого следует, что для последней Киев лишь ситуативный союзник на каком-то отрезке истории – в силу политического тренда и веры в некие гигантские дивиденды. Но если завтра киевлянам предложат стать столицей какого-нибудь Южного Судана и пообещают по всем каналам телеящика еще более захалявную жизнь, этот инфантилизированный контингент безропотно примет и выход из состава Украины, и присоединение к Южному Судану в качестве матери южносуданцев.

Что мы видим по остальной экс-УССР? От трети до половины остается русскоязычными в быту и во многих других городах центральной Украины. Причем, даже далеко на запад от Днепра. Просто пройдитесь по улицам и вслушайтесь в языковой фон Винницы, Житомира, Черкасс, Ужгорода, не говоря уже о Полтаве, Суммах, Чернигове или Кировограде.

А что на территориях промышленного Юго-Востока (Новороссии) – донора всей украинской экономики, – так это совсем полный швах. Мало того, что «мова сусідньої держави» здесь в ходу чуть менее, чем у 99,9% народонаселения, так Новороссия еще и голосует на всех выборах как-то не так. В связи с чем с некоторой регулярностью, чтобы все было «так», приходилось устраивать ее политическим репрезентантам в Киеве Майданы.

Итак, если отстраниться от эмоций и майданно-патриотического угара во имя чистой науки, нам придется признать: смены идентичности в ее культурологическом смысле (а не в ситуативном политико-конъюнктурном, под воздействием приходяших авторитетов или телеящика) в экс-УССР так не случилось. С этим, конечно, можно бороться. Можно отрицать. Но оттого сам факт не перестанет быть фактом.

О чем это говорит? А вот о чем. Тот, кто в действительности хотел бы территориальной целостности такой разношерстной и пестрой страны – тот, очевидно, не должен был бы содействовать свержению ее легитимной власти, которая кое-как, со скрипом, но сохраняла балансы такой разной Украины. И умела же не доводить дело до распада и войны.

Для такой хрупкой страны любые катаклизмы, а уж тем более явный мухлеж с применением революционно-цветных технологий смерти подобны. И уж тем более, если к власти приходят персонажи, вся суть идеологии которых построена на вражде к России. Стране, остающейся сверхдержавой, главным экономическим партнером (а во многом и донором) Украины, располагающей суперэффективной армией и 40% мирового арсенала ядреного оружия! Что тут неясно? Ястребы в истории часто оказывались гробовщиками собственных государств (и самих себя вместе с ними), ибо часто имели склонность переоценивать свои силы и чьи-то гарантии извне. Мазепа, Петлюра, Бандера, Шухевич – все кончили плохо. Ну и любовь народа – штука очень скоротечная, хрупкая.

А что надо было, чтобы не было всего того, что вышло? Раз уж так сложилось, что в этой стране превалирует русскоязычие, значит, Украина – это не Германия, Франция, Польша или Великобритания. Она принадлежит к другому типу стран. И, кстати, стран, где говорят на «мові сусідньої держави» в сегодняшнем мире большинство.

Обратите внимание: например, на немецком испокон веков говорит не только Германия, но еще и Австрия, Швейцария, Лихтенштейн, Люксембург. США, Канада, Австралия, Новая Зеландия, бывшие или оставшиеся британские владения по-прежнему говорят на английском или же здесь он второй/третий государственный (Индия, Пакистан, ЮАР и т. д.).

Вся Южная Америка – испанский и португальский языки. Последний – официальный и в ряде стран Африки. Кстати, добрая дюжина африканских государств имеют вторым или третьим государственным и французский. Около трех десятков(!) стран арабского мира говорят на одном и том же арабском. В этих странах здоровому на голову человеку даже на ум не придет бороться с засильем «мов сусiднiх держав».

1471725Так что же такого в предложении Юго-Востока еще в марте-апреле переформатировать страну на федеративный лад (скажем, по модели, аналогичной Германии, США, Бельгии или той же России)? Неужели персонажам, объявившим себя демократами, лучше было устроить кровавый конвейер из тысяч мирных жителей Донбасса и собственных солдат, чем, наконец, предоставить русскому статус второго государственного, о чем так долго просили? Ведь это могло бы всерьез успокоить ситуацию. Уже ушел Крым, теперь Донбасс – что дальше?

Вся история последних двух десятков лет показала, что Украина могла мирно существовать как нечто единое лишь в формате максимально толерантного в гуманитарном плане государства (по модели, скажем, той же Швейцарии, Канады или скандинавских стран), где без всяких уверток были бы гарантированы права и мировоззренческие позиции всех ее частей. Как только эту модель начали ломать фаны идеологии моноэтнической, исключительно антироссийской Украины, Юго-Восток понял, что с устранением его президента и зачисткой всего политпространства в такой Украине его права просто больше ничто и никто не гарантирует. Вот так проект «Украина» и начал трещать по швам. И пока неизвестно, чем еще все закончится.

После того, как в феврале произошел неконституционный перехват власти, вся нынешняя киевская политтусовка в глазах Юго-Востока оказалась не более легитимна, чем те, кто провозгласил себя властью на Донбассе. Обе группы одинаково самопровозглашенные. Обе зачистили политическое пространство под себя и сейчас единолично правят на захваченных территориях без конкурентов. Да, теперь Новороссия – сепаратистский проект в отношении Украины, которая как государство, по мнению Донбасса, самоликвидировалась в феврале 2014 г. Но ведь и современная Украина сама является сепаратистским проектом – по отношению к бывшему СССР, а также к идее исторического единства земель «первородной» Руси.

Стало быть, с другой стороны проект Новороссия является юнионистским проектом по отношению к остальным землям бывшего Союза и «большой» Руси/России. И видит свое будущее в единстве с ядром когда-то общей великой сверхдержавы от Карпат до Тихого океана. А значит, вправе объявить в ответ остальную Украину таким же сепаратистским проектом, но по отношению к более древней идее единства Руси. Идее, между прочим, имеющей гигантскую историческую и смысловую традицию, очевидно, более давнюю, чем доктрина «единой Украины», рожденная в ХХ веке. Своеобразный апгрейд идеи, стартующей со времен князя Владимира Великого, Богдана Хмельницкого и очень многих деятелей прошлого, в т.ч. и миллионов наших дедов, дошедших до Берлина в 1945-м – все это выглядит уж куда более фундаментально и сакрально, чем, скажем, чисто потребительская (желудочно-кишечная) идеология интеграции в Европу.

1471743Новороссия, апеллируя к многовековому опыту прошлого, теперь заявляет: только в своей великой стране мы будем хозяевами на этой земле, и только так будет счастье всем, а не только «титульным» или олигархам (которые на самом деле и стригут всю прибыль от такого положения вещей). Мы трепетно ждали больше 20 лет, но этот опыт показал: ничего путного из вашей «сепаратистской» Украины, живущей лишь надеждами, что Запад ей поможет и поделится захалявной жизнью, не вышло. Запад и вас, и нас лишь употребляет, подпитывая междоусобицы Руси, но в свой роскошный пентхаус не пустит и на порог – он ведь тоже не резиновый. А Конституционный договор и мир в этом доме вы сами сломали в ноябре-феврале и не мы перешли эту черту. Так что, прощавайте, мы пошли в свой проект, где жили веками и где было неплохо, а будет уж точно лучше, чем сейчас. Ну а вы, коль захотите – подтягивайтесь, всегда рады!

P.S. Как известно, миром правят люди. Но людьми правят идеи. Могучие идеи и доктрины способны переворачивать мир и менять сам ход истории. Человек с мощной сврерхидеей намного сильнее внутренне мотивирован, чем тот, который, скажем, всего лишь за бабло, ну или из соображений преходящей политической конъюнктуры. Реакционеры (те, кто выступает за то, чтобы все оставить как есть) всегда идеологически и мотивационно в более проигрышном положении – ведь они за то, что уже есть. А достаточно раскрыть глаза, чтобы обнаружить: то, что есть, в целом смотрится весьма паршиво, малообещающе и надоевшим как сто чертей.

Другое дело – революционеры (а если вы обратили внимание, теперь ситуация зеркально поменялась, Донбасс со своим проектом Новороссия – самые что ни на есть революционеры!) – у них мечта, у них проект и повестка лучшего завтра, чем то, что есть.

По причине гигантской разницы внутренней мотивации между реакционерами и революционерами, последние чаще побеждают, причем, иногда даже в самой безнадежной ситуации, при многократном перевесе сил реакции. Схема универсальна для всех эпох и континентов. Сильно мотивированному и заряженному идейно человеку не жаль отдать даже свою жизнь за идею, за лучшее завтра. А вот тот, который за бабло или по приказу вышестоящего начальства, этого никогда не сделает.

Вот ровно это мы сейчас и наблюдаем на Донбассе.