Сообщение Дмитрия Рогозина о развитии гражданского судостроения на совещании с вице-премьерами 27 октября 2014 года

Дмитрий Медведев провёл совещание с вице-премьерами 27 октября 2014 года.
frunze.t
Д.Медведев: Теперь несколько слов о развитии гражданского судостроения. В 1990-е годы судостроительная промышленность по известным причинам просела, если говорить прямо, деградировала просто. Предприятия едва держались на плаву, в том числе за счёт небольшого количества оборонных заказов. Сегодня объёмы выпуска продукции существенно увеличиваются, включая выполнение государственной программы вооружений, но производство гражданских судов и гражданской морской техники тем не менее отстаёт от в том числе и военного заказа. Этот перекос нужно выровнять. Нам нужен не только мощный военный флот, но и флот гражданский, флот, который способен решать задачи по транспортировке судов и товаров, по освоению Арктики, по шельфовым проектам, которых сейчас уже довольно много, по промыслу морских ресурсов. С учётом этого и Президентом, и Правительством принимались решения, давались поручения. Дмитрий Олегович, вы курируете этот блок вопросов, расскажите, как в целом обстоят дела сегодня. И отдельно просил бы вас остановиться на интеграции крымских предприятий в структуру судостроительной промышленности и на проблемы загрузки верфей этого региона. Мы с вами на нескольких предприятиях там были. Как там дела сейчас?

Д.Рогозин: Да, Дмитрий Анатольевич, Вы совершенно верно заметили, что у нас в судостроительной отрасли существует дисбаланс в пользу выпуска именно военной продукции, и, конечно, особенностью нашего судостроения является наличие единого производственного потенциала как для гражданского, так и для военного судостроения. По итогам (пока ещё рано их подводить по 2014 году), но тем не менее у нас получается так, что 81% всего потенциала судостроения – это военное судостроение, 19 % – соответственно это гражданка. Значит, по итогам нынешнего года у нас гражданское судостроение выросло на 6,6 %, военное кораблестроение – на 13,8 %, поэтому дисбаланс всё равно сохраняется. Объёмы растут вроде бы, заказы увеличиваются, тем не менее всё-таки военная часть у нас перевешивает. Думаю, что она будет у нас перевешивать вплоть до 2017 года, потому что у нас там как раз пик военных заказов, по военному кораблестроительству…

Д.Медведев: Ну так и раньше было, в советские времена. Скажем откровенно, мы больше гражданских судов закупали за границей, в то же время, естественно, все военные корабли были произведены в Советском Союзе.

Д.Рогозин: Сегодня производственные мощности судостроения довольно серьёзно загружены. Скажем, на таких предприятиях, как «Севмаш» и «Звёздочка», количество заказов примерно такое же, как в самые лучшие советские времена, то есть там без продыху, не хватает даже рабочей силы. Специально готовим постоянно в самых разных регионах сварщиков, другие профессии. Людей не хватает.

Если говорить в целом, то нам сегодня приходится для развития гражданского судостроения выходить за периметр Объединённой судостроительной корпорации. Некоторые наши крупные компании, такие как «Новатэк», «Роснефть», начинают строить собственные судостроительные мощности, такие, например, как, скажем, 82-й судоремонтный завод, который раньше был в рамках ОСК, а теперь является предприятием, где будет производиться арктическая шельфовая техника в интересах «Роснефти», это в Мурманской области. Аналогичным образом «Новатэк» собирается поступать, тоже строить современную верфь для создания морской техники арктического класса.

Тем не менее на предприятиях ОСК уже построены и эксплуатируются буровые и стационарные платформы ледового класса. Я приведу пример – это «Приразломная», «Арктическая», «Полярная звезда», «Северное сияние». Завершается строительство первого атомного ледокола, первого в серии, всего там будет три ледокола. То есть мы сейчас приступаем. Конкретно на Выборгском судостроительном заводе строятся три линейных дизель-электрических ледокола мощностью 16 МВт, на Балтзаводе строится дизель-электрический ледокол мощностью 25 МВт, универсальный атомный ледокол мощностью 60 МВт и плавучий энергоблок «Академик Ломоносов» для обеспечения электроэнергией труднодоступных регионов.

В Москве и Зеленодольске, если говорить о пассажирских судах, заложено пять пассажирских теплоходов пассажировместимостью 120 и 176 человек соответственно. Перешли уже к строительству такого класса.

Д.Медведев: Речные пароходы?

Д.Рогозин: Речные. В Зеленодольске – класса «река – море». То есть они могут использоваться нами в том числе и в интересах нашего черноморского побережья.

Всего на 20 крупных предприятиях, в основном входящих в периметр Объединённой судостроительной корпорации, сейчас строится порядка 115 судов различного водоизмещения и назначения, я имею в виду гражданского назначения.

Исходя из реализации Послания Президента Федеральному Собранию, мы сейчас продумываем, что мы будем делать после 2020 года, когда у нас количество военных заказов будет понижаться и, соответственно, эти мощности надо будет заполнять гражданскими заказами. Минпромторгом проанализированы все потребности в судах, морской, речной, шельфовой технике крупнейших отечественных коммерческих заказчиков, а также государственных заказчиков – Минтранса, «Росатома», Росрыболовства. Одобрен сформированный Минпромторгом сводный перспективный план на дистанцию до 2030 года, он предполагает строительство 300 гражданских судов различного назначения. На основе этого сводного плана полностью сформирован план загрузки ведущих мощностей кораблестроения и судостроения.

Понятно, что основой судостроения для шельфовых проектов станет реализация инвестиционного проекта создания судостроительного комплекса «Звезда» (это в Большом Камне на Дальнем Востоке, в Приморском крае). Работы там идут, я был 30 августа на этом предприятии. К январю они должны закончить уже установку современного оборудования, которое сейчас полным ходом в этих цехах возводится, и всего объём производства, общая стоимость всего этого проекта – 111 млрд рублей. Верфь строится в том числе в рамках консорциума, куда вошли ведущие наши компании, которые занимаются разработкой шельфа. Ну и с 2019 года начнём там строить танкеры, балкеры дедвейтом до 350 тыс. т, газовозы вместимостью до 300 тыс. куб. м, создавать высокотехнологичные рентабельные суда ледового класса. То есть, по сути дела, мы с 2019 года выйдем на полный объём гражданского арктического судостроения. Но это не означает, что до этого ничего не будет происходить. С 2016 года там уже можно будет строить суда обеспечения. Они достаточно рентабельные в использовании, и в них заинтересованы ведущие наши компании. Завтра я, кстати говоря, в Доме Правительства провожу совещание, это будет встреча совета директоров ОСК вместе с компанией «Роснефть» именно в интересах дальнейшего развития проекта «Звезда».

Что касается Крыма. Отвечаю на Ваш вопрос. Мы с Дмитрием Николаевичем Козаком неоднократно рассматривали эту проблему, там есть крупные судостроительные мощности. Они, правда, сильно подсели в технологическом плане, но тем не менее договорились так, что ведущие наши предприятия судостроения берут как бы некое шефство, заключают некие контракты и делятся заказами. Так, например, керченский завод «Залив» (он уникальный, там сухой док – 360 м на 60 м, там можно даже авианосцы строить, по идее) – сейчас там уже размещены заказы и уже началось строительство двух пассажирских судов глиссирующего типа проекта А-145. Всего планируется построить серию из десяти таких судов. По сути дела, это в значительной степени решит проблему и туристическую для тех людей, которые будут приезжать в Крым.

Что касается завода «Море», то в реализации его проектов будет принимать участие и ленинградский судостроительный завод «Пелла». Он имеет специализацию по работе с мягкими металлами, поэтому там заказы уже не просто очевидны, они уже размещаются.

В целом проводится большая работа. Единственное только, хотел бы ещё раз сказать, Дмитрий Анатольевич: пока в ближайшее время мы переломить тенденцию соотношения «военный – с гражданским» не сможем, но объёмы растут, и военные, и гражданские.

Д.Медведев: По Крыму нужно, конечно, прикреплять эти предприятия к каким-то крупным российским, которые, что называется, живые, обладают технологиями, потому что сами они там, конечно, не смогут развиваться как следует.

Что касается планов, они, действительно, неплохие, идеи по развитию отрасли тоже все понятны. Единственное, на что хотел бы обратить внимание. Даже несмотря на текущую ситуацию и необходимость импортозамещения нужно, чтобы все наши судостроители понимали: барахло мы покупать не будем. Значит, они должны выпускать современную технику, не абы какие суда, которые и в советские времена производились, а это должны быть современные суда, отвечающие всем мировым стандартам. Только в этом случае они будут закупаться государством, поэтому переориентацию на российское производство и курс на замещение импорта не следует воспринимать как то, что мы согласны покупать всё что угодно, что у нас производится. Это будет большой ошибкой.