«Роснефть» подставили в войне санкций.

29 октября вечером вышла статья Петра Акопова “Предчувствие нового курса”, которую мы публиковали на нашем ресурсе, что в российской власти зреет понимание необходимости смены экономической политики. Петр Акопов пишет в своей статье, что “Информацию о записке, предлагающей жесткие меры в ответ на западные санкции, якобы поданной Роснефтью Владимиру Путину, в самой компании назвали дезинформацией, хотя перед тем два высокопоставленных чиновника уже успели фактически подтвердить сам факт ее существования”. Также Акопов пишет, что “на самом деле авторство тут не принципиально – важно, что к новой экономической политике подталкивает сам ход событий”.

А так ли на самом деле и чьи интересы затрагиваются? С этим в своей статье «Роснефть» подставили в войне санкций»  разбирается Андрей Полунин.

55492894В СМИ появился список ответных антизападных мер, якобы предложенный компанией.

Компания «Роснефть» якобы представила президенту Владимиру Путину проект комплекса ответных мер против стран Запада, которые ввели антироссийские санкции. Об этом в среду, 29 октября, сообщила газета «Коммерсант».

По версии издания, список мер выглядел так:

  • – ограничить международную кооперации в использовании российских модулей МКС;
  • – ввести запрет на захоронение на территории РФ ядерных отходов из ЕС и США;
  • – ввести мораторий на вывоз уже поставленного в Россию нефтегазового оборудования, в отношении которого введен санкционный запрет к использованию в проектах в РФ, независимо от режима его ввоза;
  • – ввести 100-процентную предоплату поставок газа в ЕС;
  • – заморозить проект газопровода «Южный поток», поскольку Евросоюз заинтересован в реализации этого проекта, и с его помощью решает проблему энергетической безопасности Европы за счет средств РФ;
  • – сосредоточиться на газовом рынке Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), стимулируя экспорт туда введением льготных ставок таможенных пошлин на газ в размере 10% (сейчас 30%), а также предоставить доступ к трубе независимым производителям газа из Восточной Сибири и с Дальнего Востока;
  • – вносить во все новые внешнеторговые контракты арбитражную оговорку, по которой споры по ним будут подведомственны судам и арбитражам на территории РФ или стран, не вводивших в отношении нее санкции (пять главных международных арбитражей находятся в Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Цюрихе, Женеве, т.е. в странах, которые применили санкции в отношении РФ).
  • – оказать финансовую господдержку российским компаниям из санкционного списка: выдавать им через облигационные займы резервы ЦБ и средства суверенных фондов.

Во второй половине среды последовала реакция «Роснефти» на публикацию: компания официально заявила, что может подать на «Коммерсант» в суд.

«Роснефть» расценивает данную публикацию как попытку спровоцировать новый виток западных санкций в отношении российского бизнеса.

Напротив, компания никогда не скрывала своей позиции: призывала и призывает к отказу от трансляции политических санкций на корпоративный уровень. «Роснефть» официально заявляет, что сведения, содержащиеся в публикации газеты «Коммерсант» о неких инициативах компании по выдвижению встречных санкций не соответствуют действительности», – подчеркивается в документе.

Что стоит за публикацией о мнимых предложениях «Роснефти», готово ли сегодня российское правительство идти на ужесточение ответных санкций в отношении стран Запада?

– Меры, которые якобы предлагала «Роснефть», были бы не слишком болезненны для Запада, – уверен директор центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. – Конечно, кое-кто из наших западных партнеров покривился бы, будь эти меры реализованы, но и только.

Беда в том, что 20 лет назад российские элиты допустили стратегическую ошибку – они завязали свои жизненные интересы на Запад, в первую очередь, на Европу. И теперь, если приходится рвать связи с Западом, страдает в первую очередь именно российская элита, и только во вторую или третью – элита европейская.

«СП»: – Чем объяснить историю с публикацией?

– Здесь вырисовывается любопытная версия. Дело в том, что каждая из мер, о которых написал «Коммерсант», бьет по интересам влиятельных фигур из питерской элитной группы, которая находится у власти в России. Например, предложение запретить ввоз для захоронения радиоактивных отходов – это удар по интересам Росатома. Предложение ввести 100-процентную предоплату поставок газа в ЕС – удар по «Газпрому».

Тот факт, что подобные меры были вынесены для обсуждения в публичное пространство, свидетельствует, на мой взгляд, об одном: уровень противоречий внутри правящей российской группировки достиг довольно высокой планки. Это чревато серьезными рисками для политической стабильности в России.

«СП»: – Другими словами, Путин на такие меры, в любом случае, не пошел бы?

– Думаю, нет. У Владимира Путина репутация лидера, который учитывает интересы всех групп влияния и пытается их сбалансировать. А здесь получилось бы, что одна группа бьет по интересам других, равных ей по статусу. Еще раз подчеркну: самое тревожный в этой ситуации симптом – то, что мнимые амбиции крупного игрока попытались транслировать в публичное пространство. Да, подобные амбиции у различных игроков существуют, но декларируются исключительно в непубличной форме.

«СП»: – Россия в принципе готова ужесточить антизападный санкционный режим?

– Весь комплекс ответных санкционных мер, которые Россия могла, – относительно безболезненно для себя, – применить по отношению к Западу, был реализован еще в начале августа. Тогда, напомню, РФ ввела полный запрет на поставки сельхозпродукции из Евросоюза, США, Австралии, Канады и Норвегии. Как мы видим, это привело к росту цен, который бьет по кошелькам простых россиян.

По сути, у России больше не осталось инструментов, которыми она могла бы ударить по Западу и одновременно не подставить под ответный сильный удар собственную экономику.

«СП»: – В какой ситуации мы могли бы пойти на введение жестких антизападных санкций, не считаясь с потерями?

– Только если Запад начнет реализовывать «цветной» сценарий внутри России, и попытается нанести удар по легитимности Путина. Российские элиты прекрасно понимают: вся политическая система в РФ, которая является источником их благополучия, строится на том, что у Владимира Путина высокий рейтинг. Поэтому, если возникнет угроза «цветного» сценария, наши элиты пойдут на сдачу многих жизненных интересов, лишь бы сохранить политический статус-кво.

Изложенные в «Коммерсанте» меры создавали ощущение, что глава Роснефти Игорь Сечин продолжает считать себя вице-премьером по ТЭК, – отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – Возможно, это было сделано намеренно, чтобы столкнуть «Роснефть» и «Газпром».

Самая содержательная часть опубликованных мер выглядела сомнительно.

Какой смысл, например, вводить для Евросоюза 100-процентную предоплату за газ? Мы поставляем голубое топливо в Европу на основе долгосрочных контрактов. Если сейчас мы попытаемся что-то в них изменить, европейские переговорщики будут дополнительно требовать каких-либо уступок для себя. Или взять «совет» заморозить строительство «Южного потока». Он вообще неуместен: Еврокомиссия сейчас, без всяких усилий со стороны РФ, активно проект замораживает, и делает это с единственной целью: вынуждает нас кормить Украину, поскольку без «Южного потока» мы не можем отказаться от транзита газа через территорию «незалежной».

«СП»: – Мы действительно могли бы ввести мораторий на вывоз уже поставленного в Россию нефтегазового оборудования, в отношении которого введен санкционный запрет?

– Могли бы, но в этом случае мы просто продемонстрировали бы слабость: готовность урвать любой кусочек, который оказался на нашей территории. То нефтегазовое оборудование, которые ввезли в Россию европейцы и американцы, глобально нас не спасет. Его не так много, а года через три оно еще и придет в негодность.

Вопрос, конечно, следует решать системно: закупать необходимое оборудование в других странах, находить компании, которые готовы вести для нас разработку сложных нефтяных и газовых месторождений.

Вызывало недоумение и предложение стимулировать экспорт газа в Азиатско-Тихоокеанский регион путем введения льготных ставок таможенных пошлин. Да, месторождения в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке необходимо разрабатывать. Но нужно еще и понимать: пошлина на газ – это доход федерального бюджета. Если убрать эту наценку, государство только потеряет, и будет вынуждено переложить эту нагрузку на потребителей внутри страны. Зачем это нужно?

«СП»: – А насколько реально предложение оговаривать во внешнеторговых контрактах, что арбитраж возможет только в судах России и стран, не вводивших антироссийских санкций?

– Я бы двумя руками голосовал за такое предложение. Если бы не большое «но». Договариваться об условиях арбитража придется дополнительно, при обсуждении каждого нового контракта. Зарубежные партнеры могут на такие условия банально не согласиться. Или что-то выторговать взамен для себя – а для чего это России?

На деле, я бы поддержал только один пункт из мнимого плана «Роснефти» – предложение дать крупным госкомпаниям денег взаймы, через облигации, из резервов ЦБ и средств суверенных фондов. Напомню, 40% средств того же Фонда национального благосостояния вложены в государственные долговые обязательства США. Эти деньги лежат мертвым грузом, и я не понимаю, почему их нельзя дать под 6-7% годовых «Роснефти» или «Газпрому».

В целом, инициативы, изложенные в «Коммерсанте», произвели странное впечатление. Запад от их реализации особо не проиграл бы, а вот по интересам крупнейших игроков внутри России они бы ударили сильно.