Новая система безопасности: Организация объединенных структур

В новой международной организации должны объединиться структуры, способные представлять и заявлять позиции не государств, но крупных объединений, причем позиции уже согласованные, считает Ростислав Ищенко.

20130927224843_4_http-si.wsj.net-public-resources-images-ob-fb342-jaglan-g-20091209163415Рано или поздно войны (мировые, экономические, гибридные, холодные, информационные и прочие) заканчиваются. Побежденные зализывают раны. Победители подводят итоги и закрепляют свое доминирование в новом послевоенном мире, создавая новые системы безопасности. После наполеоновских войн – Священный союз, после Первой мировой – Лигу наций, после Второй мировой – ООН.

Холодная война и реформа ООН

Разговоры о необходимости реформировать ООН начались сразу по окончании холодной войны. Идею выдвигали и продвигали самые разные страны: от ЮАР до Индии и от Германии до Японии, но актуальной она была лишь постольку, поскольку поддерживалась США. Вашингтон действовал в традиционной политической логике – раз он победил в холодной войне, а СССР проиграл и исчез, то результаты должны быть закреплены на международном уровне – если не созданием новой системы безопасности, то трансформированием старой.

Предлагавшаяся реформа ООН содержала две главные идеи: расширение числа постоянных членов Совета безопасности и усиление роли Генеральной Ассамблеи.

Расширение Совбеза нивелировало значение четырех из пяти имеющихся членов. США и так занимали в тот момент особое положение (никак юридически не закрепленное, но четко всеми ощущавшееся), а вот Франция, Великобритания, Китай и Россия должны были бы потесниться в пользу как бывших противников, проигравших Вторую мировую войну (Германии и/или Японии), так и государств третьего мира, чей военно-политический и финансово-экономический потенциал явно не выдерживал сравнения с таковым потенциалом постоянных членов Совбеза.

Более того, США предлагали концепцию расширения Совбеза, основанную на господствующем в самихСША духе «толерантности» и «позитивной дискриминации». Предполагалось, что число постоянных членов СБдолжно расшириться за счет введения в их состав представителей Африки, Латинской Америки и Азии – независимо от их реального международного веса, просто, чтобы «обеспечить представительство всех регионов мира».

Таким образом, за счет снижения планки требований снижался и статус постоянного члена Совбеза.

Другим вариантом нивелирования данного статуса был отказ от наличия в Совбезе постоянных членов или, как вариант, отказ от права вето постоянного члена.

При реализации данных предложений авторитет и возможности старых постоянных членов (кроме США) размывались – путем пополнения новыми, за счет увеличения трудностей достижения консенсуса при принятии решений, а в целом привели бы к снижению авторитета и эффективности всего Совбеза. США получили бы возможность обходить Совбез ООН как неэффективную структуру, неспособную принять решение и действовать в одиночку.

Легализовать односторонние действия США предполагалось за счет повышения уровня решений Генассамблеи, сделав их обязательными для исполнения. Обладая в Генассамблее устойчивым большинством голосов и контролируя аппарат ООН, Вашингтон не сомневался, что всегда сможет провести нужное решение.

Однако столкнувшись с трудностями уламывания постоянных членов Совбеза ООН, без которых невозможно было реализовать ни одно решение, США решили просто игнорировать ООН.А для оправдания своих действий они фактически заблокировали возможность принятия конструктивного компромиссного решения по любому принципиальному вопросу, после чего начали третировать организацию, как беспомощную и неэффективную.

В результате действий США за последние двадцать лет система международного права оказалась разрушенной, а реформа ООН в нынешних условиях будет означать создание под старым брендом фактически новой организации.

Рax post Americana

Впрочем, за эти двадцать лет и позиция самих США на международной арене изменилась. Если в средине 90-х годов прошлого века они выступали с позиций победителя и гегемона, то сегодня Америка катится к поражению. Соответственно и новый послевоенный мир сегодня читается уже не как paxAmericana, но как paxpostAmericana. Более того, если двадцать лет назад попытка размыть европейское доминирование в СБ ООН была надуманной, то сегодня такие действия отвечали бы реальности – экономический и политический вес отдельных государств Азии, Африки и Латинской Америки резко вырос, о чем свидетельствует создание БРИКС, а в еще большей мере вынужденное согласие Запада на работу в формате G 20.

Однако разрушение мирового порядка, неразрывно связанное с дискредитацией ООН, зашло так далеко, что сегодня предположить возможность восстановления прежней системы просто за счет количественного или персонального переформатирования руководящих органов могут только неисправимые оптимисты. Скорее всего, формат новой ООН будет соответствовать новому мировому порядку в том случае, если строиться она будет не вокруг государств, а вокруг структур.

ОПЕК и АСЕАН, ЕС и ЕАЭС, Шанхайская организация сотрудничества, БРИКС, МЕРКОСУР – структуры, способные представлять и заявлять позиции не государств, но крупных объединений, причем позиции уже согласованные. Очевидно, и национальное представительство необходимо – голос каждого должен быть услышан, но даже старая ООН не предполагала формального равенства Франции и Лесото.Ауж как только США почувствовали себя способными игнорировать даже коллективную волю ООН, они не замедлили этим воспользоваться, пытаясь изолировать оппонентов.

Страну (даже самую крупную) можно предать обструкции и сделать парией на международной арене (и плевать, что сто условных лесото, выступающих против России или Китая не дотягивают до любого из них ни политически, ни экономически, ни в военном отношении).Есть эффект массовости, а все остальное решает американский зонтик.

А вот поступить так с международной организацией, объединяющей несколько, а то и несколько десятков государств и контролирующей важный рынок, практически невозможно. Любую страну можно бомбить (нельзя только тех, кто может ответить), а международную организацию, если это не военный блок, нельзя.

И, наконец, “организационный” подход к созданию новой мировой системы безопасности не только снижает риски, исходящие от возможного нового гегемона, но и полностью соответствует направленности происходящих сегодня в мире процессов.Они предполагают создание региональных политико-экономических объединений, которые начинают выстраивать друг с другом новые глобальные отношения, пытаясь на новом уровне решить вопрос, оказавшийся не под силу государствам – выработать взаимовыгодные, приемлемые для всех правила не только политической, но и экономической безопасности.

В общем, на смену Организации объединенных наций через некоторое время может прийти Организация объединенных структур.

Ростислав Ищенко
президент Центра системного анализа и прогнозирования