Настойчивый тупик опаснее врага, или зачем нам ещё одна станция

Автомобильные аналогии хорошо идут с космосом. Я в этом году озаботился получением прав, и теперь по хозяйственным делам иногда езжу на дедовом ВАЗ 2104. Машина выпуска 1989 года, одна из последних, сделанных в Союзе, экспортной серии 000, в заводской окраске и даже не подгнившая. Пришлось, конечно, заменить кой-чего, но в целом ещё лет 25, и она станет настоящим ретро-мобилем. На этом, пожалуй, список её достоинств заканчивается.
JQJGxB3_cLY
…Это я к тому, что любая вещь, которая заводится только с третьего раза, мне теперь близка и знакома.

Идея о том, что России следует строить новую, собственную орбитальную станцию, прозвучала в этом году сначала от анонимных источников «Коммерсанта». В качестве повода было использовано заявление тов. Рогозина о том, что Россия не планирует продлевать эксплуатацию МКС после 2020 года. Роскосмос тут же всё опроверг, и тема заглохла.

Однако тема оказалась упорной. Спустя неделю она всплыла на сайте «Neftegaz.ru» уже с некоторыми интригующими подробностями. Выяснилось, что станция планируется не просто российская, а высокоширотная, с прицелом на контроль Арктики и СМП. Резонанс оказался слабоват, всё же сайт не из популярных, однако определённый эффект был. В частности, региональные «Вести-Ямал» сделали сюжет.

Наконец, на днях глава Роскосмоса Олег Остапенко подтвердил, что такой проект рассматривается и может быть внесён в новую Федеральную космическую программу. Мотивировка не изменилась: МКС для нас пройденный этап.

Давайте вспомним. «Салют-1», пилотируемый полёт 22 дня. «Салют-3», 13 дней. «Салют-4», 92 дня. «Салют-5», 64 дня. «Салют-6», 683 дня. «Салют-7», 816 дней. «Мир», 4594 дней. МКС, 5160 дней. В сумме 11444 дней. Тридцать один год, четыре месяца и семь суток в общей сложности провёл человек на орбите в наших станциях. В определённом смысле, эту тему мы и правда исчерпали.

Тогда вопрос – зачем нам ещё одна орбитальная станция? Мы исчерпали или всё-таки недочерпали что-то?

Давайте сначала прикинем, насколько это реально на практике и что способно дать.

Вариант 1, очевидный.

Берём модули, предназначенные для МКС, доделываем их под новую задачу, и запускаем к высоким широтам. Это технологический модуль «ОКА-Т», лабораторный модуль «Наука» и пара грузовиков. В сумме получается лёгкая станция в один модуль, потому что «ОКА-Т» предназначена для работы в автономном полёте. Смысла в этом чуть менее, чем нисколько.

Стать полноценной заменой МКС такая станция сможет в лучшем случае лет через пятнадцать, потому что ни про один из этих модулей нельзя сказать, что он уже готов. В качестве лёгкой она просто не нужна. Пытаться с помощью высокоширотной станции контролировать Арктику и СМП — это то же самое, что восстанавливать линкор «Марат» с целью укрепления обороны Санкт-Петербурга. В XXI веке эти задачи успешно решаются небольшими автоматическими спутниками, а не человеком с фотоаппаратом на борту многотонной махины.

Единственный плюс у такого решения – доставку грузов и людей на станцию было бы можно осуществлять и с Плесецка, и с Восточного, не пользуясь даже Байконуром.

Вариант 2, радикальный.

Гроздь российских модулей МКС (минус «Заря» и «Рассвет») присоединена к остальной части станции всего одним гермозатвором, и в ней есть всё, что нужно для самообеспечения. Двигатели коррекции, система управления полётом, жизнеобеспечение, инфоцентр, жилые помещения. Теоретически ничто не мешает отсоединить от станции наш кусок и сделать из него автономную конструкцию, как это уже предлагали горячие головы.

Это была бы полная перемога. Одно дело развивать собственные возможности, а другое – бессмысленно гадить. Помимо разрыва отношений с ЕКА и НАСА, это не принесёт нам ничего. Отцепить нашу половину от МКС, и в космосе будут болтаться два куска льда. Один разлапистый, с солнечными панелями, а другой наш, весь такой навороченный, но без энергии. Это на Земле Россия – энергетическая сверхдержава, а в космосе всё наоборот. Модуль «Звезда» даёт ничтожно мало питания по сравнению с тем, которое получает вся станция от американских сегментов.

Вариант 3, компромиссный.

К 2020 году можно было бы закончить НЭМ-1 и начать работу над НЭМ-2, хотя в заявленных планах эти модули не упомянуты, и не факт, что они вообще будут доделаны. В сумме они способны обеспечить автономное питание нашей части МКС. По идее, после их установки можно было бы и расстыковываться с МКС полюбовно, хотя имиджевые потери от такого «развода в космосе» с трудом поддаются подсчёту. Плюс в том, что не придётся переделывать имеющиеся модули для МКС – они займут свои места согласно плану, только это будет уже не МКС. Минус по-прежнему в разрыве международной кооперации, которую нам устроит НАСА.

И главное: ни то, ни другое, ни третье решение никак не поможет нам достичь Луны.

Как её ни назови – сборочный цех, перевалочная база или ещё как-нибудь – станция ни на орбите Земли, ни в точке Земля-Луна, ни на орбите Луны в ближайшей перспективе не нужна, потому что нам нечего там будет собирать или переваливать. Это инфраструктура для поддержки развитого грузо-пассажирского движения на Луну и обратно. Она абсолютно избыточна на сегодняшний день, когда требуется просто ещё раз долететь до Луны, высадиться и начать строиться. Для этого у нас имеющихся и разрабатываемых технологий вполне достаточно.

Все эти обсуждения будущей российской станции похожи на решение школьной задачки. Как нам лучше и эффективнее попасть в пункт Б?

Никак. Нам вообще не надо в пункт Б, у нас есть пункт А. И мы вполне в состоянии до него добраться, если не начать вдруг выбрасывать деньги на заведомо тупиковые проекты. А если ещё поддерживать добрососедские отношения в космосе и сдавать в аренду нашу часть МКС, то шансы на успех ещё выше. Напомню, для наших ближайших лунников ЕКА бесплатно поставляет часть оборудования.

Для того, чтобы лететь на Луну, нам нужна не станция на орбите, а линейка дешёвых и надёжных носителей, причём не обязательно сверхтяжёлых. Но об этом мы поговорим после 22 декабря, когда полетит первая «Ангара-А5».
источник