Мы, донецкие и луганские…

Вчера запостила на своей стене в ВК крик души, обращение моих донецких и луганских земляков к жителям Украины.

Мне ответили. Из Воронежа. Цитирую:

“А ещё вас бьют. За то, что вам выдают пособия по 800 руб. в день на человека и вы не хотите работать. Ещё бы! Семья из 3-х человек получает под 80 тыс. в месяц! При том, что средняя зарплата у нас 15 тыс. И российская семья из трёх человек получает 30 тыс. в месяц. Так что, донецких и луганских у нас ОЧЕНЬ не любят. И резюме ваши перестают читать на пункте “Ожидаемая зарплата 50 тыс”.
Что же касается ваших домов, то это ваш выбор. Вы пустили к себе Гиркиных всех мастей. Если бы не пустили (как в Одессе) жили бы-поживали, да добра наживали. Вас должно очень удивлять- как это так? Русские живут по всей Украине, а война идёт только у вас. На 7% территории. Не удивляет? Что ж… Поэтому у вас и нет домов.”

И вот стало не обидно, а гадко просто. Человек не прочитал, не вдумался, а сделал выводы.

И вот я думаю, среди моих знакомых нет ни одного, кто принял временное убежище, то есть мифические 800 рублей на человека никто не получает, квартиры снимаем и работаем, не жалуемся на недостаток денег, главное живы!

И почему мы должны оправдываться перед такими “умниками”, сидящими на диване в России  и несогласными с властью? Если раньше они обвиняли всех в том, что приезжие снижают им зарплаты, соглашаясь работать за меньшие деньги, теперь их не устраивает то, что люди хотят получать за свою работу  больше денег. Вы уж определитесь, пожалуйста, или не брюзжите.

Да, мы не хотим ехать грузить навоз за 6000 в  месяц в Забубёнск (как было предложено мне воронежцем), но вовсе не из-за того, что “зажрались”. Просто уезжают  в основном женщины и дети, вы представляете себе женщину 55 лет, 37 из них проработавшую воспитателем в детском саду, с лопатой или доящей корову? Я нет. ВЫ, ПРЕДЛАГАЮЩИЕ, сами-то хоть знаете, с какой стороны подойти к той корове?

Впрочем, кому объяснять? Тем, кто избил  моего крестника 9-ти лет в Забайкалье со словами “ненавижу хохлов”? Или тем, кто во всем видит только деньги, которые, как им кажется, мы забираем из их  кармана?

Слава Богу, есть Люди в России и Украине, которые не все измеряют деньгами и способны попробовать понять нас, вынужденных переселенцев.

Я плакала, настолько точно изложены наши чувства:

Нам неловко от того, что мы ДОНЕЦКИЕ, ЛУГАНСКИЕ,… Вроде бы и отмахнуться от нас нельзя, но и жить с нами тяжело. Мы действительно еще очень долго будем серьезной проблемой.Так вы обычно говорите, когда мы хотим снять у вас квартиру. Вам не хочется сдавать нам жилье. Вы не очень рады давать нам работу, и некоторые резюме даже перестаете читать после строки «место проживания» или «опыт работы». Вам не нравятся наши машины в ваших дворах, мы плохо паркуемся, и вообще все с нами не так. Но мы не в обиде. Мы знаем, что вы обижены на нас за войну, в которой, как вам кажется, виноваты именно мы. Нам больно это слышать, но мы редко вступаем в прения. Во-первых, потому, что войну мы не приводили и даже пытались выгнать, рискуя собственным здоровьем, а иногда и жизнью. А во-вторых, потому, что мы не можем себе позволить такой роскоши – спорить. Мы – луганские, донецкие…, и мы действительно очень странные. Мы лишены самого ценного, что у нас было, и оттого мы с трудом признаем в своем отражении себя самих. У нас нет дома! Больше нет дома! Когда мы осознали это, в нас что-то подломилось, и оттого мы теперь часто бываем похожи на ходячие недоразумения. Где-то недослышали, где-то недопоняли, свернули не туда, нужной улицы не нашли. Мы часто болеем и осаждаем ваши больницы со своими жалобами. И вы нас лечите, а мы не лечимся, нас не берут лекарства, у нас медленно срастаются переломы, и все никак не проходит кашель. С нами трудно, но мы и сами не знаем, что нам теперь делать. Мы странные, потому что потерянные. В истории уже было потерянное поколение, но мы – не оно. Нет, у многих из нас уже есть новые дома, у многих сохранилось имущество…Видели бы вы, как мы рыдали над старыми куртками и брюками, которые приехали в скомканных посылках. В прошлой жизни мы, задрав нос, говорили, что больше одного сезона зимние куртки не носим, а в нашей новой жизни мы распаковываем их трясущимися руками и вдруг зарываемся в складки лицами. Наши вещи пахнут домом. Вы себе не представляете, что это значит – слышать аромат прошлого, которого больше нет. Даже у тех, у кого все сложилось на новом месте, нет главного – основы. Нас вырвали с корнем из старой земли, а пересадить забыли. Мы, как цветы на продажу – выкопанные стебли с корешками, на которые налипли комья земли. Их обычно кладут в пакетик с водой и так и оставляют в ожидании нового владельца. Вот и нас поместили в стерильные пакетики и положили на прилавки. Только нас никто не купит. Мы плохо цветем и нигде не приживаемся. Нет, мы любим ваши Киевы, Днепропетровски и Львовы. Обожаем. Мы наслаждаемся их красотой. Мы благодарны вам за гостеприимство и заботу. Но остатки нашей прежней земли, налипшие на наши души, не дают нам возможности стать счастливыми на новом месте,потому что как-то так вышло, что мы не совместимы ни с чем, кроме Луганска, Донецка. Вам тяжело понять (и это хорошо, что вы не можете оказаться на нашем месте!), что мы испытываем. Вам кажется, что мы глупим и капризничаем. Но нет. Мы действительно не можем преодолеть себя.И мы бы вроде тоже могли махнуть рукой – нас-то там уже нет. А не можем, потому что там наши старики, там наши дома, в которых все так же тикают оставленные нами часы, там наши цветы, которые поливают соседи,если они еще живы. И мы хотим туда вернуться так сильно, что болеем и никак не можем вылечиться. Нас съедает не непривычный климат и не недостаток теплых вещей. Нас съедает тоска, и пока мы не можем купить билет до дома, полноценно нам не жить. А многие не смогут купить этот билет никогда. Потому что у кого-то дома разрушены до основания, а у кого-то – ограблены до последней мелочи. И вернуться туда – означает просто себя убить. Господи! Сохрани хотя бы то , что осталось от наших городов