Дебальцево спасают от голодной смерти

«Приехал из Дебальцево. Здесь всем наплевать на Немцова», – написал в соцсети во время подготовки материала российский военный корреспондент. Примерно с таким же безразличием сегодня смотрела я на марш в Москве, перебирая свои фотографии из этого города. Но что приносят населению необдуманные «майданы» в столице, уже увидели многие наши соотечественники: в город наконец-то можно без опаски проехать, например, с гуманитарным грузом для жителей.

11022408_1425556061070732_7866976356420946917_n

Дороги, мосты и железнодорожные переезды здесь частично разбиты, но проехать по ним можно. Основные подъезды к городу с разных сторон уже разминированы, только кое-где по полям можно увидеть часть крупных ракет: «Смерча» или «Урагана». Картина вокруг мрачная: повсюду разбитые дома, школы и детские сады. Вмиг обнищавшие мирные жители неспешно ходят по улицам, волоча за собой сумки и коробки: чаще всего, с небольшой порцией гуманитарки.

IMG_8120

На пути у нас – разбитые, еще не до конца разобранные украинские блокпосты, на которых кое-где осталась и скомканная символика. Прямо на улицах, в грязи, если постараться, можно найти желто-синие флаги, брошенные при бегстве карателей из города. В центре и еще на некоторых улицах выставлена трофейная техника: танки, БТРы, переделанный под военную машину грузовик «Рошен». Большинство машин на ходу либо подлежат ремонту: значит, очень скоро будут служить ополчению.

IMG_8129

В города и расположенных на его окраинах поселках не осталось ни одного целого строения. Те, которые чудом спаслись от прямых попаданий, посечены осколками и стоят без стекол. Электричества нет, восковые свечи – на вес золота. Повреждена железная дорога, вокзал,которые некогда считался одним из самых красивых в округе.

IMG_8187

-Так и живем… Вот на этом предприятии я работала, – завидев ополченцев и журналистов, сама начинает говорить пожилая женщина, указывая на сгоревшее многоэтажное здание сортировочного завода.
– А здесь, слева от него, что было? Это детский садик?
– Да… А чуть поодаль – школа.
Женщина бережно поправляет сумку на тележке.
– Мы, конечно, не могли видеть, кто стрелял. Мы сидели в подвале. Но вот это – только Украина. Напротив, в нескольких километрах были их позиции. А здесь.. Дня три-четыре был настоящий ад.
– В каких примерно числах?
– Деточка.. А сегодня вообще какое число?

IMG_7931

Прервать беседу пришлось, как только ополченцы договорились о сопровождении и срочнопозвали всех садиться в машину. Мы направлялись в центр Дебальцево. Там главная площадь стала точкой сбора для всех, кто уже осмелился выйти из подвала. Люди организовали прямо на улице полевую кухню, раздачу еды, установили генераторы для подзарядки телефонов.

IMG_7946

– У вас уже ловит связь? – спрашиваем у мужчин, присматривающими за тройниками с десятками телефонов. Я сама уже несколько часов была без сигнала на обеих сим-картах.

– МТС нет. Life – иногда. На пятом этаже, например. Иногда даже в Интернет можно выйти!
– А как счет пополнять?
– Вот с этим – сложно. У меня пока действует пакет с бесплатными звонками. Дальше посмотрим…
Пока мы общаемся, электричество внезапно пропадает. Люди спокойно ждут, пока оно снова появится.
– Можно телефон подключить? У меня свой тройник! – подбегает пенсионер.
– Можно, – серьезно отвечают ему. – Но не зарядится.

IMG_8048Мирных жителей в Дебальцево осталось несколько тысяч. Пока даже власти города и волонтеры не установили их точное количество. Во время военных действий эвакуация, организованная ДНР, была сорвана. О том, что она вообще была, и сегодня не знают в городе. Украина на подконтрольных ей территориях оповестила людей о возможности выехать в другие города, где также находятся ее войска. Людей, успевших схватить лишь документы и скромные пожитки, там поселили лишь на несколько дней, а потом предложили искать жилье и пропитание самостоятельно.

Освобождение Дебальцева стало первой совместной операцией ДНР и ЛНР. По завершении военных действий в городе ополченцы республик продолжают вместе помогать мирным жителям. Различные подразделения завозят в город самое необходимое – еду. Уставшие, голодные люди устраивают настоящие баталии у каждой из машин, где можно получить хоть что-то из съестного. Батальон «Ангел» Алексея Смирнова, с которым мы сюда приехали, за считанные мгновения раздал полный багажник пакетов с продуктовыми наборами.

IMG_8075

Расталкивая друг друга локтями, старики и женщины рвутся к грузовику, забитому коробками с армейским галетным печеньем, привезенным из Луганска.

– Вы взяли две коробки! А у меня двое детей! – кричит на соседку одна из женщин.

– А у нас бабушка парализованная, – оправдывается нарушительница. Но спор продолжается. Окружающие, включая ополченцев, не горят желанием участвовать в подобных ссорах, которые то и дело возникают то у одной машины, то у другой.

IMG_8112

– Ужас, – качает головой ополченец, наблюдающий за раздачей около машины. – Но это еще так… Сегодня видели бомбоубежища. Грудные дети в сырых подвалах. Старики, которые сами не встают. Ужас.

Ближе к перекрестку остановилась «Газель», где ополченец с шевроном ДНР и женщина в гражданской одежде раздают печенье и конфеты. Привезли немного, только что бесплатно раздать детям.
– Дайте.. Дайте хоть немного… – не отходит от машины сгорбленная старушка.
– Бабушка, ну что же вы! Сказали же – детям! Посмотрите, какие есть маленькие! – пытаются воззвать к ней гуманитарщики, но голод не допускает жалости к ближнему. В конце концов бабушке дают несколько печенюшек, и она уходит. Ополченцы сладостями и играми дальше пытаются привести в чувство детей, которые до сих пор щурятся от дневного света и вздрагивают от каждого шороха.

IMG_8167

Организованная всего несколько дней назад мэрия, подчиненная ДНР, организует набор волонтеров и обещает помочь всем обратившимся. У входа постоянно находится по несколько десятков людей, которые пока требуют одного: еды и скорейшего восстановления коммунальных условий. Здесь нас с коллегой настигает тот самый пенсионер, который до этого неудачно пытался зарядить телефон. На этот раз он выглядит гораздо счастливее: в руках у него появилась коробка галетного печенья.

– Вы расскажите в России, как мы живем, – сам просит дедушка. – Вот у меня дочка в Питере, давно уже там, жена уехала в Алчевск.. А я.. Да куда я поеду, кому я нужен?
– Расскажем! А дом у вас не пострадал?
– Да все пострадали… У нас пятиэтажка, без крыши осталась. Я живу на пятом этаже. Что здесь было… Когда началась война, мне было пять лет. Но такого я не видел! Эта Украина… Хуже фашистов! – дедушка, до этого момента державшийся молодцом, вдруг начинает вытирать глаза. [sociallocker]
– Что они делали?
– Ездили по городу, из танка были прямо по домам. Расстреляли нескольких просто так…IMG_8133

– Сегодня у нас в церкви первая служба будет, – подзывает меня другой мужчина. – Приходите.
– Постараемся. Но мы не местные, мы журналисты из России.
– Тем более приходите. Церковь прямо здесь, за поворотом увидите купола. Все вокруг в руинах, а она стоит. Главное сейчас – вера в Бога нашего. Когда над головами летали снаряды, все молились Богу о пощаде. Сейчас, когда нас освободили, почему-то уже мало кто обращается к Нему.

К службе, к сожалению, не успели: до темноты нужно было вернуться обратно. Гуманитарные организации, с которыми удалось наладить контакт, сейчас все свои силы бросили на то, чтобы прокормить многострадальное Дебальцево, но ресурсов едва хватает. В городе начали восстанавливать основные коммуникации, но на то, чтобы заново отстроить сам город, уйдут еще многие годы.

IMG_8182

Еще год назад никто в этом небольшом, но стабильном и процветающем городе, не мог себе и представить такой жизни. Сегодня на трансляции с марша мира мне попался на глаза баннер, что кому-то (простите за сленг) «нечего жрать». Появилось искренне желание свозить таких активистов в Дебальцево посоветоваться с его жителями, что такое «нечего жрать», и как эта проблема решается майданами.[/sociallocker]