О «русском национализме» и безбожии «сверхчеловеком» (с необходимым послесловием)

Вчера мною был поднят вопрос заболеваемости украинского народа укропатриотизмом в статье “Укрогофрения — угроза сравнимая с эболой”, а на самом деле самый настоящий нацизм. А также в дополнении к этой статье поднимал вопрос об ответственности и о наказании за содеянное в статье “ЗАКОН ОТВЕТСТВЕННОСТИ”, так как всё списывать на заболеваемость целого народа или его части ни в коем случае нельзя.

В первой статье я также отметил, что и в России пытаются заразить этой болезнью, чему русские в меньшей степени подвержены, так как Русский мир выздоравливает.

aUOSHwB4GHkНо всё же есть индивидуумы, которые считают себя вроде “истинными патриотами”, “русскими националистами”, вроде радеющими за Россию, но имеющие желание (пусть иногда и неосознанное) постоянно что-нибудь отделить.

Вот что пишет блоггер actoris об одном из них:

Некоторое время назад, совершенно случайно, услыхал по радио г-на Стерлигова (тот самый, памятный всем еще по 90-м). Я-то, грешным делом, думал, что он в последнее время превратился в этакого “ультра-зеленого”, сидит себе на ферме, и производит экологически чистое молочко. Ан нет. Оказывается, у этого развеселого господина теперь еще и политическая программа есть. Суть ее очень проста. “Нерусские” земли – отделить, русское Зауралье – продать. И, естественно, – промышленность и науку к чёрту, всем в деревню, к тем самым коровкам. Экологически чистым. Ну, как бы, кому-то – коровки, кому-то – космические корабли. “Люди всякие нужны, люди всякие важны”. Но вот “отделительные” фантазии меня малость покоробили. То есть, интернетовскую-то публику, пропагандирующую подобное – я слегка представляю, сталкивался. Но из “традиционных СМИ” – мне этого доселе слышать не приходилось. Так, чтоб обстоятельно, минут двадцать кряду призывать к развалу страны, и с дикой экспрессией доказывать положительные моменты подобного развала…
После такого – снятся страшные сны. ))

125656548А какое будущее видит в своих мечтах господин Стерлигов? А вот такое как на карте альтернативное будущее в мечтах господина Стерлигова, и ему подобных персонажей. И actoris в своей статье пишет какое будущее в мечтах Стерлигова.

Далее actoris предлагает посмотреть на карту. Это карта мечты. Не автора мечты, оговорюсь сразу. Это мечта наших врагов. А еще желание (пусть иногда и неосознанное) всех тех, кто постоянно предлагает что-нибудь отделить. Отделить неудобную Чечню.  Отделить нестабильный Кавказ. А то и вовсе, отделить добрый десяток национальных регионов. Таких господ на просторах интернета встречается масса. А некоторые из них уже выплескиваются и за пределы виртуальных сообществ. В частности, господина Стерлигова, с его безумными фантазиями, уже и на радио включали, и в газетках печатали. Впрочем, подозреваю, что не только его одного…

Когда вам в очередной раз покажется, что все зло сосредоточено в некой «партии жуликов и воров», что Главный Злодей – правит бал в кремлевских покоях, и пьет кровь христианских младенцев.., присасываясь к их животам… ой, простите, занесло!,  посмотрите внимательно на подобные карты. И подумайте, о том, что главный внутренний враг нашего народа, вполне вероятно, скрывается отнюдь не за Кремлевскими стенами. Он бродит вовне их. И, самое дикое, что при этом он нередко именует себя «русским националистом».  Впрочем, среди тех, кто именует себя националистами – немало отличных людей. Весь вопрос в понимании термина. Для одних – это любовь и преданность своему народу. Для других – опасные политические идеи.

Наверное, определяющим здесь может быть слово «империя». Если человек хотя бы иногда использует это слово в негативном ключе, и дразнит оппонента «имперцем» – то это националист деструктивный. Я бы назвал его «абьюнгист», «абьюнгер» (от лат. Abjungo – отцеплять, отпрягать), поскольку слово «сепаратист» уже занято, и упоминается в несколько ином смысле.

Здоровый национализм может быть вполне совместим с «империей». Причем, как с империей в классическом смысле (метрополия – колонии), так и просто – с сильным многонациональным государством. Здоровый национализм не будет превращать мелкие этно-социальные проблемы – в крупные национально-державные. Он не будет рушить здание, построенное многовековыми трудами его предков, из-за того, что какими-то частями здания стало сложновато управлять, а какие-то – дорого реставрировать. Для него – это абсурд. Его тезисы – «лучше сейчас перетерпеть, чем потом огрести куда как большую кучу проблем», «лучше сейчас поднапрячься, чтобы потом не потерять все, что имеешь». Абьюнгеры же мыслят иначе. Они ставят сиюминутный комфорт, современную выгоду и безопасность – гораздо выше «выгоды и безопасности» в последующие времена. Пытаются улучшить настоящее – ценой ухудшения недалекого будущего.

После этого actoris раскрывает понятие Абьюнг-национализма.

Абьюнг-национализм, судя по интернету, бывает двух видов:

  1. Хирургический (умеренный). Отсечение «больных» регионов и этносов.
  2. Абсолютный. Отсечение всех «потенциально больных» регионов и этносов.

Если первый можно попробовать оправдать недальновидностью (ну не видят люди связи региональных сепаратизмов, и не понимают, что это классический карточный домик – тронь в одном месте, и все посыплется), то абьюнгисты второго уровня – это либо крайние безумцы, либо уже попросту враги. У некоторых из них, вторая форма абьюнгизма – быстро переходит в радикальный федерализм, и они начинают проповедовать не просто «отделение всех нерусских», но вдобавок и деление оставшегося огрызка – на этакие «маленькие гордые республики».

Можно долго рассуждать о всех полюсах и минусах абьюнгерской позиции. Тут я далеко не первый. Можно подходить к проблеме с разны сторон. И с политической, и с экономической, и даже с морально-нравственной. Увы, как не подходи, переубедить среднестатистического абьюнгиста почти невозможно, поскольку чувства им обычно движут в большей степени, чем здравый смысл. Ему до того не хочется ходить по одной земле с чеченцами (лезгинами, аварцами, чукчами…), что он готов брать в качестве “аргумента за отделение” – абсолютно любые байки, совпадения, ЧП, если в них можно найти хоть что-то, связанное с нелюбимым этносом. Поэтому, я не ставлю себе целью полемику с этими господами. Я просто попробую расписать современный русский абьюнгизм в семи пунктах. Специально для тех, кто еще не до конца понял, что же в нём худого.

  1. Главный тезис. Абьюнгеры стараются спасти нашу (довольно абстрактную) «кровную русскость» – ценой игнорирования реальных перспектив реального русского народа. Мы, русские – уже давно и прочно повязаны с окружающими этносами. На каждую сотню людей – всегда найдется хотя бы десяток-другой таких, у кого есть родственники или друзья среди неславянских жителей РФ. И все проблемы русских – касаются, в равной степени и татар и осетин, и прочих. И наша главная, общая проблема в том, что мы, еще недавно бывшие одной великой общностью – теперь дружно сваливаемся в историческое небытие. Мы сваливаемся в него все так же ВМЕСТЕ, как ВМЕСТЕ и поднимались из него, в былые годы.
    Что нужно, чтобы остановить это «сваливание»? Очевидно. Высокая рождаемость, передовая наука, богатая культура. Миллионы людей, в развитом сильном обществе. А не горстка людишек, зажатых в крошечных нищих княжествах, пресмыкающихся под могучими соседями, но зато «истинно-русских», «безо всяких чурок». Нам не нужна нынешняя лоскутная «Федерация», факт. Но нам и не нужна и «русская русь», в границах Руси Киевской. Нам нужна Великая Российская Держава, стержнем которой является русский народ. Её величие и сила, ее идейный потенциал должен стать таким, чтобы малые народы – как честь воспринимали право быть её частью. Только тогда бородатые горцы станут кричать «Россия – сила!» вместо «Кавказ – Сила!». И будут с благоговением относиться ко всему русскому. Потому, что только русская цивилизация, русский язык и русская культура – сможет дать им шанс чувствовать себя частью великой исторической общности, а не горсткой бродячих собак в забытом Аллахом ауле. Только с уважением к Русскому Слову – на этой части суши можно будет творить земную историю и летать к далеким звездам.
  1. Внешнеполитический тезис. Чисто юридически, при отделении кусочков от «империи» – происходит встраивание этих кусочков в глобальный мир. По факту же, глобального мира пока нет. Есть Запад. Есть Ислам (пусть пока и довольно разобщенный). Есть Китай. И так далее. Отколовшийся регион практически всегда оказывается под властью другой «империи», пусть и под негласной властью. Впрочем, мы все это уже видели.  Это примитивная, чисто арифметическая композиция, которую отлично доказал развал Союза и гибель Югославии. СССР – Грузия = «второй штат Джорджия».  Таким образом, абьюнгерская позиция – способствует превращению бывших «трудных» регионов – в регионы откровенно враждебные. В плацдарм «вероятного противника».
  1. Исторический тезис. Маленькая Русь – стала могучей Россией исключительно из-за «правильной эксплуатации» вновь присоединенных земель. Новые народы вливались в Россию не как «жалкие ниггеры», их не превращали в рабов, и не убивали тысячами просто за то, что они поселились на своей земле раньше, чем завоеватели. Во времена, когда европейцы планомерно уничтожали индейцев, в пустынной Сибири спокойно жили дальние родственники этих индейцев, на вполне достойных правах. Платили небольшой ясак, и не подвергались никакой жестокой эксплуатации. Нашу «колонизацию»  – невозможно даже и сравнивать с западной, по «уровню гуманизма».
    Если уж говорить про историю… Вспомните тех же кавказцев Российской Империи, освобожденных от призыва, но добровольно сражавшихся и против турок, и на фронтах первой мировой. Вспомните Дикую Дивизию, с её замечательными традициями и её героизмом. Это были нормальные межэтнические отношения. И в Империи никому в голову не приходило избивать кавказцем на улицах российских городов потому, что Шамиль бунтует Чечню. И уж тем паче, никто и в страшном сне не мог помыслить, чтобы отделить прекрасный Кавказ только из-за того, что местами там весьма буйное и темпераментное коренное население.Нормальные межэтнические отношения позволили создать нам Россию от моря и до моря. Позволили русскому народу – стать народом «историческим».
    Кстати, вам напомнить краткое содержание «доуральских» периодов русской истории? Первая наша сколь-нибудь заметная цивилизация – более двух веков сотрясалась постоянными междоусобицами и столкновениями со степной угрозой. Потом оказалась и вовсе искалечена Батыевым нашествием и надолго подчинена диким кочевникам. Нет, никто не спорит, русский потенциал и в период расцвета Киевской Руси – был значительным.., но куда было его девать? Мы создавали прекрасную культуру, но мы были слишком слабы и разобщены. У нас не было ни рудников, ни морей-океанов, ни десятков миллионов людей. Не было ни ресурсов, ни единства.И лишь с XVI-XVII вв. можно говорить о Российской Державе. Освобождение Волги, походы на Урал и за Урал, возвращение Южной Руси. Только тогда началась наша история. Такая история, в которой пусть и было много всякого.., но в которой мы уже стали Великим Народом. Таким народом, к которому нельзя, как раньше, – придти, и поставить его на колени. Если бы мы периодически отделяли «неприятные территории» – этого бы не было. В лучшем случае, мы сейчас были бы стали еще одной Югославией. Возможно, абьюнгистам и пришлось бы по вкусу название “Северославия”, но едва ли им бы понравились НАТОвские бомбежки…
  1. Нравственный тезис.  Что произойдет, если отделить несколько Кавказских республик? Героями станут сепаратисты. Врагами народа – те, кто поддерживали Москву. Для начала, вопрос чисто прагматический: что при этом подумают те, кто сейчас поддерживает Москву в других национальных регионах? Что предпримет тамошняя «местная элита»? Ответ очевиден – они начнут переползать на сторону своих сепаратистов, как только те хоть самую малость осмелеют, и заявят о себе. Потому, что увидят живой пример – Москва своих бросает. Здесь работает стандартный принцип всех революций. Если, в какой-то момент, полицейские понимают, что начинаются народные волнения, но видят, что власть не хочет посылать реальные силы для их усмирения – то они переходят на сторону мятежников. Это разумно. Зачем воевать за свое руководство, если оно само показало пример предательства? А так, пусть без погон – зато живой, да со своим народом. Тем более, если дело выгорит – есть шанс снова, с триумфом и повышением вернутся на старые должности.
    Ну, и возвращаясь к нравственности – неужели можно в очередной раз совершать новое предательство? Вы уверены, что из тысяч аварцев или ингушей, честно служащих России – можно сделать новых Милошевичей и новых Каддафи? Что можно просто бросить их на стопроцентную смерть, и уйти? Если бы мне довелось принимать такое решение – я бы навеки потерял спокойный сон. Мы в ответе за тех, кого приручили. Предательство – это гнусно, какими бы благими целями оно не оправдывалось. Павлик Морозов – это не тот герой, который вызывает искреннее уважение у русского человека.
  1. Геополитический тезис.  Абьюнгисты утверждают, что регионы, в которые мы вкладываем балбла больше, чем получаем взамен – не выгодны. Следовательно, их отделение будет лишь благом для остальной страны. Вы знаете, я как раз некоторое время назад читал об освоении Туркмении в первые годы советской власти. Русские люди, учителя и инженеры, ехали в эти «абсолютно бесполезные» пески. С точки зрения абьюнгера – это был немыслимый идиотизм. Вкладывать силы и средства в ненужные и пустынные земли, населенные чужеродными «дикарями». Стоит ли напоминать, что современная Туркмения – входит в десятку основных экспортеров природного газа. Если бы она до сих пор оставалась в составе нашей страны – это мог бы быть в высшей степени «полезный» регион.
    Ещё, если перенестись в более отдаленное прошлое, то можно с легкостью представить себе, к примеру, возмущение каких-нибудь консервативных дворяне в Империи, по поводу некоторых сибирских «туземцев» – «да что это такое, закрепощать их нельзя, полноценные налоги они не платят, а мы еще и должны давать им защиту и опеку?!», «зачем нам эти дикие тундры, не лучше ли их продать?». Аляску, к примеру, продали. А вот оставшиеся «дикие тундры» теперь приносят тепло и свет в наши дома, и заставляют работать двигатели наших машин…
    Видите ли, какое дело. На планете Земля уже не осталось «ненужных регионов». Каждый клочок земли – ценен. Если не в настоящем, то уж точно в недалеком будущем. Взять ту же Чечню. Полезные ископаемые, чистая питьевая вода, леса, рекреационные ресурсы… Всего этого на земле всё меньше и меньше с каждым годом. А значит, недалек тот час, когда за подобные регионы будут сражаться ничуть не меньше, чем когда-то сражались за плодородные равнины. Все знают про чеченские нефть и газ. А вот кто слышал про чеченские минеральные источники? Кто слышал про потенциальные рудные богатства тамошних гор?
    И, наконец,люди. Это тоже ресурс, причем важнейший. Да, в случае с «мятежными» регионами – не все так гладко. Можно долго перечислять имена учёных и героев, из числа кавказских народов, но можно и пытаться перекрывать их отрицательными историческими персонажами. Игра в имена и качество заслуг – долгая и непродуктивная штука. Однако в любом случае, какие методы не используй – пользы от этих народов насчитается больше, чем вреда. Можно долго вспоминать про мятежных горцев начала 1940-х, но нельзя забывать и про многие десятки Героев СССР, которых дал Западный Кавказ. Нельзя не упомянуть и чеченца Ханпашу Нурадилова, уничтожившего за время войны порядка 900 гитлеровцев. В конце концов, из той же Чечни, несмотря на высочайший процент дезертиров, и недолгий призыв – на фронтах погибло более 2.000 человек. Неужели, русским абьюнгистам так хочется, чтобы вместо этих людей – в войнах будущего гибли исключительно их собственные дети?
  1. Общественно-политический тезис.  Когда-то «патриот» и «националист» – были для меня почти синонимами. Да и для всех, наверное. Если считать здоровый национализм – преданностью своему народу, а патриотизм –  преданностью Родине, то какая, в сущности, разница? Теперь, в общественно-политической жизни обосновалось словечко «имперец». Теперь, распространение абьюнгизма  – все заметней и заметней делит  «патриотическую оппозицию» на два лагеря.  Причем, в этом разделении, крайние абьюнгеры все больше сближаются с либералами (которые тоже не против  что-нибудь отделить, но уже из других соображений – из заботы о несчастных малых народах, которых обижает Кровавая Диктатура Москвы). Ну а умеренные державники – оказываются, вроде как, идейно близки риторике Кремля. Нонсенс. Безумие. Выступающие «за права русских» – идут одним путем с выступающими «за права чеченцев». А сторонники сильной российской державы – оказываются, в глазах окружающих, ближайшими союзниками хозяев нашей лоскутной «Федерации».  Конечно, для кучки прозападных либералов, и для правительства – так удобней. Но вот что удобней для народа? В любом случае, пока существует абьюнгерская позиция – политической альтернативы нынешней системе нам не видать. Нельзя быть «вместе, и за Россию», если понимание этой, желаемой России – столь кардинально отличается.
  1.  Причинно-следственный тезис. Умеренные абьюнгисты упорно пытаются доказать, что можно вытаскивать отдельные кирпичи из здания, без вреда для конструкции. Якобы, Чечня – это одно дело, Татарстан – совсем другое. Но вот в чем беда. Ровно через месяц нас ждет светлый праздник – день государственного суверенитета Татарстана. Напомню, в приснопамятном 91-ом году – он самостоятельно отделился, «за компанию» с союзными республиками. Все уже забыли и про тогдашний татарский референдум (большинство жителей высказались за отделение!), и про знаменитые «договора о разграничении полномочий», и про очаровательные денюжки-купоны. Нельзя забывать. Если стукнуть в одном месте – то задрожит и по соседству. Это универсальный природный закон.
    Нельзя прикрывать свою слабость – отделением «тяжелых» регионов. Это лишь увеличит слабость, и родит новые тяжелые регионы. И так до бесконечности. Почему-то абьюнгисты любят вспоминать, что «государство – это как организм». Дескать, больной орган можно отрезать – и всё мигом наладится. Да нет. Даже в человеческом организме нельзя бесследно для здоровья провести серьезную операцию. Последствия любого попадания под скальпель – могут аукнуться через годы, а то даже и раньше. Но государство отличается от организма еще и большей взаимосвязанностью своих членов. Отрезанный палец не может повлиять на другой палец. А политическое событие –  может повлиять на события даже на другой стороне земного шарика. Если уж так хочется проводить параллели с организмом, то считайте, что Кавказ – это не палец, а хотя бы почки. Плохо, когда в почках камни. Но без почек люди не живут. И даже с одной ампутированной почкой – уже получают инвалидность, и самые нехорошие последствия для здоровья.

***
Почему люди хотят отделить Кавказ? Из страха, я полагаю. Он им не нравится. Они его боятся. Они проходят мимо «чёрных», и дрожат. «Черные» кажутся им опасными бандитами. По ночам им снятся миллионы злых чеченцев, заполонивших Москву. Но вместо того, чтобы перебороть свои страхи, и заняться чем-то более конструктивным (например, для решения «кавказской проблемы», можно просто пойти, и сделать много-много детей – совместить полезное с приятным, так сказать), они пытаются отгородиться от опасности. Как маленький мальчик, который думает, что если он закроет дверку в темную комнату, то опасность, которая мерещится ему во тьме – исчезнет навеки. Мальчику простительна страусиная тактика. Большим дядечкам, имеющим влияние на крупные группы людей – нет.

Что произойдет, если солдаты воющей армии решат сдать все позиции, разогнать офицеров, отойти по родным городам, и защищать только свой дом, и свою улицу? Очевидно, что это будет полным и однозначным поражением. Организованный противник без труда подавит всё сопротивление и поработит все земли. Это правило универсально, и применимо не только к отдельным людям, но и к целым этносам. Так вот, в данном случае, абьюнг-нацониалисты пытаются побросать всё и всех, и спрятаться в своем маленьком уютном домике. Для умеренных абьюнгистов, этот «домик» –  в лучшем случае, половина нынешней РФ. Для радикальных – и вовсе, какое-нибудь крошечное и милое «Залесье». В любом случае, мы имеем дело с типичной реакцией, имя которой: сдача позиций перед более слабым противником, из страха возможных потерь. Причем, самое дикое, что сейчас, для абсолютного большинства – это отнюдь не потеря жизни и имущества, а лишь потеря комфорта и спокойствия. Так поступают трусы. И последствия таких поступков особенно тяжелы. И на самых больших трусов – эти последствия обычно обрушиваются в первую очередь.

Американец, китаец, кто угодно – желает своей державе быть сильной и процветающей. Потому, что эту державу создавали его предки. Потому, что его народ жил бы в полном гондурасе, если бы не создал столь обширную и могучую цивилизацию. И никому в голову из них не приходит отделять «неудобные регионы». Хотя, бывают регионы куда как более неудобные, чем Кавказ. Но, кажется, только у нашей проклятой интеллигенции  имеется какая-то запредельная страсть к самобичеванию и самоуничтожению. Любыми путями, пусть даже противоположенными,  опираясь хоть на западные ценности, хоть на этнический национализм, они упорно стремятся доказать несостоятельность России, и необходимость ее разрушения.

***
Обычно я пишу для относительно узкого круга лиц. Но здесь – не тот случай. Распространение, дополнения, и просто писание от себя на эту же тему – всячески приветствуется. Абьюнгерская зараза – гибельна для нас. По своему разрушительному потенциалу – она подобна интернационализму первых революционных лет. И даже хуже интернационализма, ибо дьявольски маскируется под «своё» и «родное». С кличем «за Русскую Русь!» – нашу Русь хотят отправить прямиком в каменный век. Люди должны это понять.

И далее actoris, что в процессе написания предыдущего поста – ему пришлось ознакомиться с немалым числом людей, гордо именующих себя в виртуальном пространстве “русскими националистами”. Национализм – понятие нынче весьма размытое. Для кого-то – это злобный бритый парень, кидающий римское приветствие, а для кого-то – любой человек, искренне преданный своему народу. Кто-то – свой национализм громко декларирует, а кто-то – просто русский, и рад этому. Сейчас разговор исключительно про первых. Про тех, кто много говорит и пишет. Я листал блоги, и видел одно и то же. Перепечатывание криминальных новостей про драки и разбои с участием русских и нерусских. Возмущение “понаехавшими”. Шуточки в сторону “имперцев” или “красных”.  Недовольство властью, которая не разгоняет “понаехавших”. Взаимные перепалки, и взаимные обвинения в тайном прислуживании этой самой власти. Всё. Стоп. И по второму кругу, то же самое. Криминальные новости, возмущение, перепалки… И по третьему кругу, то же самое.

Наверное, я никогда больше не назову себя “русским националистом”. Есть много других подходящих формулировок, вполне близких, по сути. А эта – уже слишком сильно ассоциируется с маргинальными группками, пропитанными ненавистью, мелочностью и взаимной грызнёй. Я не хочу быть на стороне людей, которые, вроде бы, выступают “за русский народ”, но 99% времени обсуждают таджиков или дагестанцев. Я не хочу иметь дел с людьми, которые, вроде бы, выступают “за русскую традицию”, но упорно пытаются развалить страну, созданную многовековыми трудами их великих предков. То, что мы видим в большинстве случаев, это не национализм. Это городской местечковый патриотизм и стремление к бытовому комфорту, помноженные на упрямое непонимание реалий современности. Никого, на самом деле, не беспокоит русский народ, его беды и его будущее. Зато каждого беспокоит азербайджанский ларек в своём дворе, и таджики на соседней стройке. Вот она, простая и чисто бытовая сущность “борцов за нацию”.
___________________________________________________________________

Я бы предложил господам националистам кое-что более разумное, актуальное и героическое:

Хотите, чтобы ваш народ был сильным – рожайте детей. Чем больше нас, тем легче нам осваивать бескрайние и пустынные российские земли, тем проще сдерживать в рамках приличия  малые народы. Тем легче ассимилировать «понаехавших», в конце концов….  Мы вымираем. По берегам наших рек стоят брошенные деревни, а на стройках наших городов работают иностранцы. Наше единственное спасение – не меньше четырех детей в каждой семье. Лучше – больше. Сейчас. В ближайшие же годы. Иначе мы обречены.

Хотите, чтобы ваш народ был русским – воспитывайте этих детей в русских традициях. Не надо ходить на «гей-парады», и колотить несчастных ахтунгов. Этим вы только способствуете росту народного сочувствия к извращенцам.  Лучше выкиньте телевизор (по нему иногда показывают вещи не легче гей-парадов). И хорошенько подумайте о том, что вы смотрите, что читаете, и чему учите своих детей. Да, и еще. Будьте рассудительны! Употреблять алкоголь – тоже традиция. Но плохая. Хотя некоторые и считают уже, будто “не пьешь – значит и не русский”. Не верьте этим идиотам.

Хотите, чтобы ваш народ был процветающим – давайте этим детям хорошее образование. Помните, многомиллионное население доколумбовой Америки было порабощено и истреблено горстками европейских завоевателей. Если мы не хотим разделить их судьбу – нам недостаточно одной лишь многочисленности. Нам нужна стройная организация,  хорошо развитая наука и передовые технологии. Если это не всегда в наших силах, то, как минимум, в силах наших детей. Решительно игнорируйте разных пламенных ультра-консерваторов, типа Стерлигова, предлагающих не отдавать детей в школу, избегать технического прогресса, уехать в глушь, пасти там коров и спасаться.

По-моему, эти три тезиса должны составлять наипервейшую программу любого “русского националиста”. Всё остальное – вторично. Если же какой-то “националист” с этим не согласен, значит русский народ для него менее важен, чем пинание таджиков, “троллинг имперцев”, и прочие глупые развлечения.

К рассуждениям actoris уместно добавить ещё мнение Константина Сёмина.

Русские националисты, русские националисты… Кругом русские националисты. Мне кажется, русских националистов не бывает в природе. Русский по определению не может быть националистом. Если националист — значит, не русский. Готовя очередную программу «Агитпроп», изучаю «творческое наследие» Латыниной и Ко.

Латынина, наши либералы вообще — вот ведь кто чистейшей воды националисты. Они составляют особую, многонациональную нацию. В зависимости от эпохи эта народность может называться по-разному: патриции, баре, аристократия, интеллигенция, буржуи, эффективные собственники, креативный класс, «ылито». Тоже в своём роде ультрас. Голова Латыниной, туловище Просвирнина. Есть, наверное, тут и какой-то преобладающий хромосомный набор, но уж мы-то с вами копаться не будем, верно?

Угадайте вот, кто написал — Латынина? Боровой? Шендерович?

«В очень многих случаях обществу следует предотвращать зачатие — невзирая на происхождение, ранг и умственные заслуги оно должно иметь наготове самые суровые меры принуждения, лишения свободы, не останавливаясь при иных обстоятельствах даже перед кастрацией. Библейская заповедь «не убий!» сущая наивность в сравнении с непреложностью запрета на продолжение жизни для декадентов: «не зачинайте!»… Сама жизнь не желает знать и признавать никакой солидарности, никаких «равных прав» между живыми и вырождающимися частями организма: последние надобно вырезать — иначе весь организм погибнет. Сострадание к декадентам, равные права и для неудавшихся — это была бы глубочайшая аморальность, это была бы сама противоприрода под видом морали!»

Их неистребимое презрение к простому человеку — особенно бедному, занятому грубым физическим трудом (люмпену, гопнику, неудачнику, быдлу, скоту) — оно абсолютно не свойственно русским. Ну, если исключить тоже нередко встречающееся у русских благородное презрение к самим себе. Как у Горького в рассказе «Коновалов»:

«Особливые мы будем люди… ни в какой порядок не включаемся. Особый нам счёт нужен… и законы особые… очень строгие законы — чтобы нас искоренять из жизни! Потому пользы от нас нет, а место мы в ней занимаем и у других на тропе стоим… Сами мы пред собой виноваты…»

В чём тут дело? Возможно, в том что русским — спасибо вечной мерзлоте и нищете — за всю историю так и не довелось побывать в положении белого саиба, почивающего на чьих-то спинах. Кого у нас разжалобишь «Хижиной Дяди Тома»? Русские колонисты всегда сами подставляли спины под плеть, наравне с местными. Утром ты на Сенатской площади, вечером — во глубине сибирских руд.

Мне кажется, и Революция выбрала Россию, а Россия — Революцию, именно потому, что русские подсознательно понимали: никакого шанса протиснуться в индустриальное, капиталистическое сверхчеловечество у большинства из них, вчера ещё крепостных, не будет. Россия по определению антирыночна. Неэффективна. А значит и неэффективное, нешустрое, неупорядоченное русское большинство подлежит списанию, утилизации — неважно, через концентрационные лагеря или через биржу труда. Даже лучшие из лучших, самые генетически безупречные наши арийцы, августейшие из августейших, для подлинных саибов в любые времена будут оставаться сбродом. Потому так печальна и незавидна судьба всех без исключения волн русской эмиграции.

Не получается расщепить русских на недочеловеков и сверхчеловеков. То есть сверхчеловеки-то находятся, куда без этого, но русские упорно не желают равняться на них, идти за ними. Русские своих сверхчеловеков зовут мироедами. И бьют. И жгут. И гонят пароходами на Запад.

Сверхчеловеческое, как известно, означает прямой вызов Богу. Отмену Бога. В этом смысле выходит, что русский марксизм, русское богоборчество, даже взорванные церкви — это ни разу не атеизм. Атеизм — это не когда человек вместо иконы молится Ленину, открывает зернохранилище в храме, летит в космос и никого там не находит. Атеизм — это когда человек пытается отобрать у Бога право ещё до рождения решать, кому жить, а кому нет. Когда человек говорит себе: и сам я — животное, и все вокруг меня — животные. Сверхчеловек — это человек, проигравший животному. Удивительным образом через 100 лет после Революции Православие, Ислам и социализм оказываются загнаны в один цивилизационный угол.

***

Необходимое послесловие о сущности фашизма (общий ответ на вопросы в комментариях).

…Ну хоть ты тресни, не слышат люди, не понимают того, о чём пытаешься сказать. Сам, конечно, виноват.

150321_сёминЛатынина взята не с потолка. Она абсолютно убеждённый проповедник ультраправой идеологии. Эту фашистскую франшизу она делит с ещё несколькими сетевыми уродцами. Для либерастов все разжуёт «Эхо Москвы», для юных власовцев — «Спутник и Погром». Танцы Латыниной вокруг Пиночета, танцы вокруг ГМО — не для красного словца. Её тексты логичны, это не бред и никакой не поток сознания. Чтобы быть фашистом, совершенно не обязательно принадлежать к той или иной расе, народности. Что-то ведь заставляет современных русских фашистов дружить домами с радикальными сионистами из Израиля, в гости к ним гонять, фотографироваться. Цитата из Ницше взята тоже не с потолка.

Фашист говорит: я человек, а ты — дерьмо, я буду жить, а ты — нет. Почему? Да нипочему. Потому что посмотри на себя, ведь ты же — грязное быдло. Фашист всегда облокачивает свою позицию на некие законы природы, которые человек (недочеловек) не в силах изменить. Чаще всего взгляды фашиста умещаются в простой учебник по ветеринарии. Иногда они разворачиваются в солидные направления микробиологии. Израильский фашист говорит: араб это собака. Английский фашист говорит: негр это обезьяна. Кавказский фашист говорит: русский это свинья. Русский фашист говорит: кавказец это осел. Американский фашист говорит: да вы все вообще тут зоопарк. Кроме меня.

Ведь собаку, обезьяну, свинью, осла невозможно превратить в человека, понимаете? Можно размножать, можно сокращать/увеличивать поголовье, но нельзя относиться как к равному. Как к человеку. Потому что это природная данность. Тут ключевой момент. Именно поэтому фашистам так необходима была генетика.

Гены ведь поначалу называли «атомами детерминизма». Атомами предопределённости. Генетика сперва утверждала, что наследование признаков в природе носит безусловный характер и никак не зависит от среды. То есть никакое внешнее воздействие не способно, условно говоря, научить негра высшей математике или заставить собаку говорить.

Зачем Трофим Денисович Лысенко подмораживал пшеницу? Да затем же! Почуяв, в к чему ведёт безусловное следование Дарвину, советский «красный проект» пытался защитить Ламарка, реабилитировать воздействие внешней среды, внешних обстоятельств. Применительно к пшенице это холод. Применительно к человеку — образование, воспитание, республика ШКИД, если хотите.

Этот спор между Лысенко и Вавиловым — незаслуженно забытая, загаженная либералами тема. А ведь сейчас, почёсывая затылки, учёные вынуждены признать, что Лысенко отчасти был прав (понимал он это или не понимал). Среда влияет на процесс наследования. Среда может включать/выключать гены. Среда не менее важна, чем «атомы детерминизма». Так появилось новое направление в науке — эпигенетика. Впрочем, речь не о ней.

Речь о том, что национал-социализм в 30-е не получил бы такого массового распространения, если бы не всеобщее очарование генетикой. Убери генетику – и нет никакого фашизма. Эпоха модерна: наука, стартовавшая с места в карьер (благодаря чудовищной крови Первой мировой), технический прогресс открыли перед человечеством бескрайние горизонты.

И первое, что человек сделал, заполучив новое знание, — попытался приложить штангенциркуль к себе. Человек — это животное, вот идеологический фундамент евгеники, социал-дарвинизма, неолиберализма, либертарианства, фашизма.

Фашист говорит не «я — человек», а «человек здесь только я». Это две большие разницы. И это никак не вписывается в русскую/советскую философскую, литературную традицию. Понимаете? Их фашистский зоопарк по определению противоречит даже нашему отношению к животным. У нас есть добрый, человечный Иван Андреевич Крылов. А у них — чёртов Киплинг.

В России, конечно, хватало напыщенных дебилов, которые любили щеголять цитатами из пыльных рукописей, стуча по заморской брусчатке аристократической палочкой. Вон Бунина возьмите хотя бы. Но персонажи эти всегда, во все времена никакого отношения к простому народу не имели, оставались убогими отщепенцами. И одностороння любовь их к русскому народу — тоже ведь с зоологическим оттенком. Набоковская такая любовь. Вроде в России, но издалека. Так любят листья в гербарии, бабочку под стеклом.