Фильмы по русской истории, которые нужно снять. Часть 6. Митридат и другие крымские сюжеты

В Крыму снимали очень много фильмов, в том числе и исторических.

В своё время Ялтинская киностудия использовала ландшафт полуострова для изображения всего, чего угодно, — и средиземноморских берегов, и уссурийской тайги, и американских прерий, и афганских предгорий. В этом смысле Крым является универсальной площадкой. Неизвестно, кто и когда в России возьмётся за возрождение Ялтинской киностудии, будет ли она называться Ялтинской или как-то иначе, но в Крыму обязательно будут сниматься фильмы — просто потому, что место по своим природным параметрам идеально для этого подходит.

Yalta-film_previewОднако помимо правдоподобной имитации чужих пейзажей среди продукции крымского кинематографа хотелось бы увидеть также фильмы об истории самого полуострова. Она достойна экранизации.

Вот, навскидку, несколько тем на будущее:

Осада Херсонеса. В 988 году вождь русов Владимир взял Корсунь, женился на византийской принцессе Анне, принял православную веру сам и крестил свою дружину. Событие знаковое и вряд ли нуждается в дополнительных комментариях.

Первая оборона Севастополя. Тут немного сложнее. Крымскую войну 1853–1856 гг. оболгали ещё её современники. Критики Николая I после его смерти использовали любой повод для дискредитации прежней царской политики. В результате до сих пор живут штампованные представления о Крымской войне, в которой отсталая Россия с отвратительно управляемой армией была закономерно разгромлена технически хорошо экипированными интервентами.

Во-первых, разгрома не было. Россия выстояла в войне против коалиции из четырёх государств, два из которых — Британия и Франция — на тот момент считались сильнейшими в мире. Во-вторых, интервенты понесли потери, превосходящие потери русской армии, и были вынуждены отказаться от своих завоевательных планов. В-третьих, героизм и организованность в борьбе против превосходящего по силам противника продемонстрировали и солдаты, и офицеры, и генералы. Если в британскую культуру с Восточной войны прочно вошли такие понятия, как «тонкая красная линия» и «атака лёгкой кавалерии», то нам стоит посмотреть на события и с другой стороны — как обычные линейные части русской армии били английскую и французскую гвардию. К тому же в Крымской войне были также герои и бои, не связанные географически с Крымом, — например, фрегат «Аврора», в честь которого потом назвали известный крейсер, и оборона Петропавловска-Камчатского. (Насколько известно редакции «Однако», как раз такой кинопроект существует и реализуется той же компанией, которая снимала фильмы «Кандагар» и «Матч»).

Крымские партизаны. После Великой Отечественной войны литература и кинематограф изрядно потрудились для героизации партизанского движения Белоруссии, Брянщины и украинского Полесья. История крымского подполья была намного более трагичной и, наверно, тогда показалась не совсем подходящей для таких целей.

***

К этим темам, возможно, мы вернёмся позже, а сейчас я хотел бы остановиться на другой крымской истории. В силу обладания полуостровом Россия является причастной к античному миру не только цивилизационно (через христианство, греческую философию, римское право), но и чисто географически. История античного мира — в том числе и наша история.

Pohod_MitridataМитридат: сорок лет борьбы против мирового господства

В Керчи есть гора Митридат. Она так называется по имени понтийского правителя, который в 63 году до н.э. закончил здесь свою борьбу против мирового господства Римской республики. С Пантикапейского дворца старый царь наблюдал за восставшей армией и предавшим его сыном, которого солдаты тут же короновали импровизированной диадемой, сплетённой из лозы.

Войско пило и гуляло. Намеченный поход против Рима отменялся. Собственно, из-за этого они и восстали. План Митридата пройти по Причерноморью, подняться вверх по течению Дуная, перевалить Альпы и вторгнуться в Италию с севера подстрекатели называли не иначе, как изощрённой формой самоубийства. Дескать, царь устал от жизни и хочет под занавес устроить себе последнее приключение.

Разделяй и властвуй: была ли альтернатива римскому пути

На самом деле план был не так уж и безнадёжен. Митридат хорошо знал Рим. В молодости с несколькими товарищами он даже предпринял тайное путешествие по римским провинциям, чтобы лучше понять своих врагов. Римские легионы непобедимы, если играть по их правилам. Эту военную машину не остановить в бою. Однако и у неё есть слабое место. Рим силён в завоевательных войнах, он живёт с грабежа и добычи, но уязвим, если нажать на чувства покорённых и угнетённых им народов.

Ганнибал почти двадцать лет воевал против Рима без подкреплений с родины. В самой Италии более чем достаточно горючего материала — достаточно появиться любой альтернативе, чтобы восстали те, кто тяготился жестокой властью римского сената. Понтийский царь знал это наверняка, потому что совсем недавно он сам через пиратов оказывал поддержку восставшим рабам под предводительством гладиатора Спартака.

Рассчитывал он не только на рабов. Не все римляне считали, что смысл существования республики — в завоевании мира до пределов цивилизованной ойкумены. На стороне понтийского царя воевали многие римские офицеры. Некоторых он называл друзьями и назначал командовать своими армиями.

Да, некогда Митридат собирал такие армии, что марширующие колонны вытягивались на много дней пути. Размах, невероятный для прежних понтийских правителей. Секрет был в том, что Митридат VI Евпатор (то есть «благородный») стал не только и не столько царём, сколько знаменем антиримского сопротивления всего эллинистического мира. Его имени никто бы и не услышал, если б не существовало Рима.

Начало политической карьеры Митридата было не слишком многообещающим. После смерти отца его властная мать узурпировала власть, четырнадцатилетний мальчик бежал и нашёл убежище при дворе царька Малой Армении. Здесь он и вырос.

Его покровитель завещал своё царство Евпатору в обход законных наследников. Не потому, что не любил своих детей. Наоборот, старый правитель понимал, что быть царём маленького государства в непосредственном соседстве с римскими владениями — слишком тяжёлая ноша. Перед глазами был свежий пример Пергама, самого богатого государства Малой Азии. Его цари во всех войнах поддерживали Рим. Однако в один момент консулы решили, что хорошая добыча лучше надёжного союзника. Разделяй и властвуй — вот главный принцип римской политики. В Пергаме была спровоцирована гражданская война, под её предлогом в страну вошли легионы.

Понтийский принц показался правителю Малой Армении достаточно сильным. У юноши были уникальные данные. Он выступал на арене наравне с профессиональными спортсменами. На уроках письма, культуры и философии он тоже опережал сверстников. Наконец, у Митридата проявились необычные способности к языкам. Потом, когда Евпатор стал царём огромной державы, он мог говорить на языках всех подвластных ему племён.

Вскоре Митридат вернул себе отцовский престол. Он быстро расширил пределы государства до контроля над практически всем побережьем Чёрного и Азовского морей. Усиление Понта неизбежно вело его к конфликту с Римом. Первым сигналом было то, что римляне заговорили об исключительной подлости и жестокости понтийского правителя. Для этого у них были определённые основания. Так, Митридат предложил царю Каппадокии встретиться перед боем и попросту зарезал его прямо на глаза своего и вражеского войска маленьким ножом, спрятанным в поясе. Да, сами римляне поступили бы иначе. Они дали бы правильное сражение, наверняка одержали победу, обратили в рабство всех пленных и разграбили страну. Такая честность в их стиле.

Поворотная точка мировой истории

Завоеванием Каппадокии Митридат перешёл черту, ведь на эту страну нацеливались сами римляне. Сенат отправил Евпатору ультиматум с требованием освободить захваченные территории. Также сенат попытался натравить на Понт другие эллинистические государства, шантажируя их долговыми обязательствами перед римскими ростовщиками и должностными лицами.

Результат оказался несколько неожиданным. Митридат разбил посланные против него войска, пощадил пленников и даже дал им денег на обратный путь домой. Евпатор триумфально занял римские провинции и зависимые от Сената эллинистические государства Малой Азии. О понтийском царе начали слагать легенды, называли Дионисом и намекали на его божественное происхождение. Римского наместника и бывшего консула Мания Аквилия Митридат возил за собой на осле по греческим городам, а потом казнил, залив ему в рот расплавленное золото, намекая на то, что именно взяточничество и корыстолюбие римлян стало причиной войны.

Восставшие греки начали тотальное уничтожение всех римлян, проживавших на их территории. В 88 году до н.э. в ходе так называемой Эфесской вечерни в Малой Азии было убито 80 тысяч римлян — преимущественно должностных лиц, сборщиков налогов, военных поселенцев вместе с их семьями. Боевые действия перекинулись также на европейскую часть Греции.

Историки потом напишут, что у разноплемённого государства Митридата VI Евпатора Диониса не было шансов состояться в качестве единого целого. Объединяющим фактором была только лишь фигура царя. На самом деле суть трёх митридатовых войн против Рима заключалась не в утверждении великой Понтийской империи, наоборот — в борьбе за право на своё культурное разнообразие.

Это была поворотная точка мировой истории. Рим победил — и тем самым завершил унификацию всей европейско-ближневосточной цивилизации по своему образцу. На несколько благословенных столетий наступил мировой порядок.

Но скоро отформатированная, лишённая своих культурных корней античная цивилизация сгнила изнутри и рухнула под напором варваров. Тысячелетие Тёмных веков наступило отнюдь не случайно. Деградация и откат назад были естественным продолжением насильственной зачистки прежнего разнообразия культур. Также не случайным было то, что восточная, эллинистическая часть Римской империи смогла устоять и возродить хоть отблеск прежней славы в виде Византии. Она была ближе к корням.

***

Если история хоть чему-то учит, то человечеству и в III тысячелетии нашей эры стоит воздержаться от идей мирового господства. Хотя технически организовать это в масштабах планеты сейчас, пожалуй, намного проще, чем построить Римскую империю две тысячи лет назад.

Именно в этом смысле фигура Митридата Евпатора Диониса, который в своё время встал поперёк глобалистских планов Рима, является интересной сегодня. Понятно, что такую роль играл не только он. В ту же эпоху были и другие исторические альтернативы. Однако Митридат — наш. Просто потому, что он связан с Крымом. В конце концов, именно русские археологи несколько лет назад раскопали могилу последней, шестой, Митридатовой жены, погибшей незадолго до него в ходе восстания. Значит, снимать фильм о нём нужно нам, а не кому-то другому.

Валентин Жаронкин