«Правый сектор» способен надавить на Порошенко

Акция протеста «Правого сектора» (внесен в список запрещенных организаций решением Верховного суда РФ) переросла в прямые угрозы в адрес Порошенко.

Сегодня в Киеве администрацию Порошенко штурмует нацистский, запрещенный в России “Правый сектор”. Нацисты недовольны властью, которая позволяет провокации против “правосеков” – вчера сообщалось, что бойцы 25-й и 95-й десантных бригад вооруженных сил Украины заблокировали базу “Правого сектора” в Днепропетровской области.

Правый сектор способен надавить на Порошенко«Правосеки» угрожают поджечь здание Администрации президента Украины.

Протест «Правого сектора»

Запрещенная в России экстремистская организация «Правый сектор» 29 апреля намерена провести акцию протеста у здания Администрации президента Украины. Поводом к пикету стал конфликт боевиков «Правого сектора» с украинскими военными. Националисты протестуют против попыток разоружить их подразделения.

Это противостояние связано с тем, что «Правый сектор» не хочет на условиях Киева переходить в подчинение украинского Генштаба и намерен оставаться самостоятельной военной структурой, отмечает журналист Максим Кононенко. «Конечно, в условиях нормального европейского государства это невозможно», — заявил эксперт.

Чем закончится этот конфликт, пока предсказать сложно. По мнению Кононенко, в случае отказа «Правого сектора» интегрироваться в официальные структуры это может означать его конец. «Я думаю, что не хватит у “Правого сектора” сил на то, чтобы снова смещать кого-то. Раньше они были частью майдана, сейчас же это самостоятельная организация, которой, в общем, мало кто симпатизирует. Поэтому я думаю, что их разгромят. Это жизненно важно для украинского государства. Яроша, я так полагаю, арестуют. Может, не сейчас, это произойдет в какое-то более отдаленное время, но иначе просто не может быть», — предполагает журналист.

Правый секторПолитолог Ростислав Ищенко также уверен, что «любой власти никогда не нужны неподконтрольные вооруженные люди, которые неизвестно кому подчиняются» и то, что они могут объединиться против Порошенко. Он, в частности, отметил:

«Любой власти, даже если это власть Порошенко, не нужны неподконтрольные вооруженные люди, которые не известно кому подчиняются. А “Правый сектор”, многие из оставшихся нацистских карательных батальонов никому по большому счету не подчиняются, вне зависимости от того, вошли они в состав МВД или нет. Так или иначе они все равно ориентируются только на свои пожелания, на своих командиров.

Поэтому, наверное, Порошенко хотел бы их зачистить, не важно, как. Но с учетом того, что те же самые нацисты являются не только идеологической, но и физической опорой власти. Потому что если эта опора, которая фактически запугивает население в больших городах, которая практически организовывает им мобилизацию и заставляет армию воевать, рассосется, то у Порошенко под рукой не окажется силового ресурса. Поэтому он находится в достаточно сложном положении — с одной стороны, он их постоянно пугает, что будут разоружать, нападать, воевать и т.д., а с другой стороны, какие-то более или менее серьезные меры к ним не принимаются.

Сейчас блокировали их базу, но я не представляю себе, как Порошенко будет воевать с “Правым сектором”. Что бы ни говорили украинские средства массовой информации, что бы ни заявляла украинская власть, понятно, что населением в таком случае [Порошенко] будет восприниматься как предатель. Потому они скажут, что “Правый сектор” — наемники Путина, на деньги ФСБ развязали мятеж в тылу. Во всяком случае та часть населения, которая ориентируется на действующую украинскую власть. 

Следовательно, у “Правого сектора” есть достаточно возможностей для давления на Порошенко. Другое дело, что “Правый сектор” достаточно аморфная структура, это нацисты из разных организаций, которые объединились под мятеж, потом под войну. В принципе, это банда, а банда — это не партия, там нет жесткой иерархии, кадры текучие, подчинение своим атаманам только до тех пор, пока атаманы признаются и т.д. 

Поэтому “Правому сектору” тяжело выступать как организованной силе против Порошенко. Но, тем не менее, надо понимать, что это тысячи, а то и свыше десяти тысяч нацистских боевиков, которые сбиты в боеспособные подразделения, спаяны боевым братством, и с ними разобраться будет непросто. А вот им разобраться с Порошенко, наверное, было бы проще, если они против него выступят.

Присоединятся ли к “Правому сектору” другие националистические формирования?

Если начнется противостояние официальной украинской власти с любым нацистским формированием, не важно, это будет формирование “Правого сектора”, какой-нибудь “Азов”, “Айдар”, еще что-нибудь, то все остальные нацистские формирования выступят против Порошенко. Может быть, не в один день, но выступят, потому что для нацистов будет четко обозначен маркер “свой — чужой”. 

В конце концов действующую украинскую власть они все равно называют олигархической, еврейской, какой угодно, и она для них попутчик, временный союзник, но они не признают с ней внутреннего родства. Поэтому в случае если начнется такое вооруженное противостояние, значительная часть вооруженных формирований выступит против власти».

Между тем политолог Алексей Мухин полагает, что боевики «Правого сектора» используются Соединенными Штатами как некий противовес для украинского президента.

«Политической партией “Правый сектор” стал по принуждению США, причем прямому и открытому. В этой связи во всём, что сейчас делает “Правый сектор” на Украине, есть сфера ответственности Госдепа. То, что “Правый сектор” сейчас, по сути, является оппозицией Петру Порошенко и его команде, тоже неудивительно. США нужен тяжелый противовес для Петра Порошенко, чтобы он, как Виктор Янукович в своё время, не “вильнул” в сторону России. Поэтому “дамоклов меч” “Правого сектора” навсегда повешен над головой украинского президента», — считает эксперт.

Кроме того, не стоит сбрасывать со счетов и украинского олигарха, бывшего губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского, который, по данным СМИ, финансирует часть добровольческих батальонов. «Следует краем глаза обязательно следить за Коломойским, который, посетив США, скорее всего, был там завербован и тоже будет разыгрывать оппозиционную карту для того, чтобы Петр Порошенко не чувствовал себя комфортно в Киеве и понимал, что судьба Януковича грозит ему самым непосредственным образом», — отметил Мухин.

Поводом к акции «Правого сектора» у президентской Администрации стало то, что накануне десантники вооруженных сил Украины заблокировали базу организации в Днепропетровской области и попытались разоружить подразделение добровольческого корпуса. Боевики оружие сдавать отказались.

При этом лидер организации Дмитрий Ярош заявил, что военное и политическое руководство страны решило намеренно спровоцировать конфликт между националистами и бойцами ВСУ, чтобы дискредитировать добровольческие отряды.

Со своей стороны командир корпуса «Правого сектора» Андрей Стемпицкий призвал украинских военных не выполнять «преступные приказы» своих командиров, передает МИА «Россия сегодня».

Предполагалось, что добровольческое образование перейдет в подчинение Генштаба. Согласно решению киевских властей все неофициальные подразделения должны либо сложить оружие и покинуть зону силовой операции, либо войти в Минобороны или в Нацгвардию.

Как пишет украинское издание «Вести», батальонов, которые фактически не подчиняются силовым ведомствам, сейчас остаётся два — это «Правый сектор», а также «Организация украинских националистов» (ОУН).

Ранее некоторые бойцы «Правого сектора» заключили контракт о службе в вооруженных силах Украины, но весь состав добровольческого корпуса под руководство минобороны не перешёл. Открыто боевики не отказываются от вхождения в ВСУ, но требуют для себя особых условий. До недавнего момента шли переговоры по этому вопросу.

Что касается ОУН, то на днях батальон отказался перейти в подчинение Минобороны. Конфликт между руководством ВСУ и ОУН начался 10 апреля, когда Генштаб приказал батальону покинуть боевые позиции под Песками. Командир формирования Николай Коханивский впоследствии сообщил, что военные разоружили его подопечных «в грубой форме».

Эксперты, между тем, говорят о том, что в случае если попытки киевских властей направить добровольческие батальоны в «законное русло» потерпят неудачу, возрастает риск возобновления неподконтрольными формированиями боевых действий на Донбассе вопреки приказам «центра». Минские соглашения, таким образом, могут быть окончательно сорваны украинской стороной. Как известно, один из пунктов соглашений предусматривает вывод с территории Украины всех наёмников и разоружение всех незаконных групп.

Противостояние между Вооружёнными силами Украины и военизированным формированием «Правый сектор» перешло на новый уровень.

Напомним, что в спецоперации на Донбассе кроме военнослужащих задействованы формирования, которые финансируются из частных источников. Среди них батальоны ОУН, «Азов», «Айдар», «Донбасс», «Днепр-1» и «Днепр-2».

В России ОУН, «Правый сектор» и Украинская повстанческая армия (УПА) внесены в список запрещенных организаций решением Верховного суда.

“Правый сектор” vs Порошенко: “Они обязательно передерутся и начнут друг в друга стрелять”

Только если армия Новороссии не победит Киев раньше.

Сопредседатель Народного Фронта «Новороссия» Владимир Рогов поделился с НА «Харьков» своим мнением по поводу того, что подразделения 95-й аэромобильной и 25-й парашютно-десантной бригад ВСУ выставили блокпосты вокруг базы «Правого сектора» в селе Великомихайловка Покровского района Днепропетровской области. По его мнению, противостояние Вооружённых сил Украины и «Правого сектора» для простых людей — битва хищников.

«Мы прекрасно понимаем, что одни каратели душат других карателей ради интересов одних олигархов перед другими. В схватке с Коломойским пока выиграл Порошенко, но выиграл только в силу вмешательства западных кураторов, а именно американцев. Они звонком Коломойскому и звонком Байдена Яценюку чётко выставили конфигурации, которые им нужны. Естественно, так как сейчас Коломойский в проигрыше, то все его военизированные подразделения карательных батальонов находятся в зоне риска со стороны официальной армии, которая подконтрольна Порошенко. Сейчас задача Порошенко зачистить это военное поле, этот силовой блок Коломойского для того, чтобы не получить рецидива в будущем», — рассказал он.

По его словам, если говорить о жёстких заявлениях «Правого сектора», то надо понимать, что это всего лишь заявления. Все помнят, какая была жёсткая риторика в адрес Авакова, когда был убит Музычко. Все помнят, когда несколько раз лично Ярош угрожал о том, что они будут идти на Киев, штурмовать, брать и никому не уступят. Но сейчас мы видим, что каждый раз это всё раздувалось и превращалось в пшик.

«Думаю, что в нынешнем случае это не исключение по одной просто причине – политическая крыша «Правого сектора» сегодня намного меньше, чем была даже пару месяцев назад, не говоря уже о более ранних сроках после государственного переворота. Сейчас велика вероятность переформатирования «Правого сектора» и в течение короткого времени его окончательно подстроят под управление Порошенко», — поведал Рогов.

Он отметил, что президент Украины понимает, что у него не так много времени для того, чтобы окончательно взять под контроль весь силовой блок на всём постукраинском пространстве. Ему надоело состояние президента, который контролирует только правительственный портал и не более того.

«Поэтому митинги и призывы того же Яроша собраться под Администрацией Президента ничем не закончится. «Правый сектор» силён только в карательных операциях и уничтожения мирного населения. Когда сталкиваются с должным сопротивлением, даже таких же трусливых представителей Вооружённых сил Украины, это заканчивается для «Правого сектора» пшиком и уходом в политическое и военное небытие», — закончил Рогов.

С одной стороны Порошенко, действительно, хотел бы ликвидировать любые не подчиняющиеся ему вооруженные структуры. С другой стороны – пойти на это он не может, вполне возможно, что на Украине возникнет новый очаг гражданской войны. Недавно с протестами в Киеве выступали шахтеры, которым не платят зарплату – но будут ли власти также жестоки с “правосеками”, как были непреклонны с шахтерами, посмеет ли Порошенко наказывать тех, кто привел его к власти ценой крови собственного народа?

Политолог Ростислав Ищенко не исключает такой возможности – ведь Гитлер в свое время расстрелял верхушку штурмовиков. Об этом эксперт рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Против Порошенко зреет новый бунт – “правосеки” готовят осаду администрации. Как Вы думаете, к чему приведут такие выступления? Могут ли быть жертвы на такой “сходке”?

Ростислав Ищенко: Все зависит от того, как далеко готовы будут пойти стороны. С одной стороны, они никаких сдерживающих центров не имеют, а с другой стороны, в общем-то, они в своих действиях ограничены. Порошенко хотел бы ликвидировать любые не подчиняющиеся ему вооруженные структуры, этого бы на его месте хотела всякая власть. Но не всякая власть это может сделать. Я не представляю, как Порошенко выступит против нацистов с оружием в руках. У него с той стороны фронт, этот фронт держится в основном благодаря нацистам. Потому что они и контролируют города внутри страны, иначе у него в половине регионов произойдут такие же выступления, как произошли в Донецке и Луганске, если убрать оттуда нацистских боевиков. Они помогают и мобилизацию проводить милиции, они и армию кормят за счет волонтерского движения. В конце концов, они эту армию даже воевать заставляют, потому что нацисты наиболее мотивированные части, об этом сами ополченцы говорят.

Вопрос: Но в успешных боях и операциях нацисты особо не замечены, а замечены по большей части в карательных действиях против населения? И вот скандал с блокировкой базы доказывает, что армия Украины неоднородна?

Ростислав Ищенко: В вооруженных силах происходила чистка, и сейчас многие офицеры, тем более низшего и среднего звена, придерживаются тех же нацистских взглядов, поэтому даже не все вооруженные силы и не в полном составе выступят против нацистов. Развязывать с ними вооруженное противостояние Порошенко опасно, поэтому он их пугает, в расчете на то, что они испугаются и сами сдадутся. А “Правому сектору” трудно выступить против Порошенко, потому что они не представляют собой какой-то жестко иерархической структуры, вроде НСДАП в Германии. Это конгломерат разных партий, объединений, частных лиц, разделяющих нацистские взгляды, которые объединились кто-то в “Правый сектор”, кто-то в батальон “Айдар”, кто-то в “Азов” – кто во что горазд. Этим людям трудно координировать свои действия. С другой стороны, понятно, что если начнется противостояние власти и нацистов, то постепенно в это противостояние втянутся все нацисты. Неважно, на кого нападут первым – на “Правый сектор” или на “Азов”, но заявить какую-то общую позицию им очень сложно. У них нет фюрера Адольфа Гитлера, у них нет крупных и мелких “фюреров”, которые между собой не ладят, которые пытаются занять место повыше, в том числе и в существующей иерархии. Вот поэтому они находятся с властью в таком условном равновесии. Они друг друга ненавидят и хотели бы убить, но и сил убить ни у тех, ни у других нет. В итоге они больше пугают друг друга заявлениями.

Вопрос: Пугают, но до драки дела не дойдет?

Ростислав Ищенко: Одни говорят, что мы такие страшные, мы пойдем штурмовать администрацию президента, другие говорят – да вот мы такие страшные всех разоружим, а когда разоружим – перестреляем. На самом деле, как одни не могут всех перестрелять, так и другим сложно организоваться для штурма администрации президента. Но противостояние длится уже не первый день, нацисты совершенно откровенно заявляют, что они эту власть ненавидят, своей не считают, называют ее олигархической, еврейской, какой угодно, но не украинской. Власть тоже постоянно в последнее время заявляет, что нацисты подрывают обороноспособность Украины, компрометируют ее на международной арене, совершают военные преступления и так далее. На каком-то этапе эта критическая масса все равно приведет к столкновению, когда столкновение произойдет – завтра, через месяц, через два? Или вообще армия Новороссии победит Киев раньше, чем они все успеют передраться внутри? Об этом судить пока сложно. Но если у них [в Киеве] будет достаточно времени, то они обязательно передерутся и начнут друг в друга стрелять.

Вопрос: Поводом к протестам стала информация, что власти готовят “масштабную провокацию” против так называемых “добровольцев АТО”. Неужели в стране, где пособники Гитлера признаны борцами за независимость, кто-то реально накажет “правосеков”?

Ростислав Ищенко: Вчера интернет пестрел истерикой “Правого сектора” по поводу того, что их базу под Днепропетровском блокировали две бригады ВСУ, вот именно это, собственно, они и называют провокацией. Они заявляют, что их пытаются разоружить, а они не сдаются. Что касается гнева Порошенко, то я уже сказал, чем они его вызвали – любая власть в любой стране, как только у нее появляется возможность ликвидировать незаконное вооруженное формирование, даже если это незаконно вооруженное формирование власти лояльно, она его ликвидирует. А с учетом того, что украинские нацисты к власти лояльны весьма условно, до тех пор, пока общий враг есть, то, естественно, они пытаются ликвидировать их раньше, чем они ликвидируют власть.

Вопрос: Военные разве поддержат “Правый сектор”? Время от времени становится известно о перестрелках между регулярными частями ВСУ и радикальными боевиками.

Ростислав Ищенко: Ну, понимаете, военных много хороших и разных. И при Януковиче были военные, которые собирались разгонять Майдан, а были военные, которые собирались защищать Майдан. Точно так же и сейчас – есть офицеры-нацисты, которые поддерживают “Правый сектор”, а есть офицеры антифашисты, которые считают “Правый сектор” мерзавцами. И которые готовы против киевской власти выступить, если обстоятельства сложатся. А есть офицеры, которым вообще все равно – в кого приказали, в того и стреляют. Поэтому говорить, что у армии есть какая-то единая позиция, невозможно, но офицеры и солдаты, которые симпатизируют “Правому сектору”, есть. Социологическое исследование не проводилось, какое есть процентное соотношение, неизвестно, но их много, это можно сказать точно. Если начнется противостояние, то в армии, если раскола не произойдет, все равно будет очень неспокойно, и на армию полностью положиться нельзя.

Вопрос: Будут ли арестовывать митингующих “правосеков”, как неделей раньше арестовывали шахтеров в Киеве?

Ростислав Ищенко: Ну “Правый сектор” будет сопротивляться больше. Но тут я уже сказал – Гитлер расстрелял руководство штурмовиков, тут такая же история. Здесь главное вовремя поймать зачинщиков, если руководитель “Правого сектора”, руководители других каких-то батальонов не будут ликвидированы, то они всегда смогут организовать сопротивление. Если вожди будут уничтожены, то как поведет себя масса – неизвестно. В любом случае это будет плохо для киевской власти, потому что нацистская масса выдвинет новых вождей, возможно вообще единого всеукраинского фюрера, который просто бросит эти десятки тысяч нацистов на свержение Порошенко, с которым он уже не сладит.

Вопрос: Можно уже кого-то конкретно назвать таким потенциальным фюрером Украины?

Ростислав Ищенко: Да нет, конечно, потому что такие люди появляются случайно.

Вопрос: А что будет, если не появится единый лидер?

Ростислав Ищенко: Эта нацистская масса расползется по городам, по селам с оружием. И будет кто-то партизанить, кто-то бандитствовать, кто-то просто дома с автоматом сидеть, но этот автомат всегда может начать стрелять. Кроме того, они спаены, у них есть фронтовое братство, у них есть вооруженное подразделение, в конце концов, у них даже есть политические структуры, мелкие маргинальные партии, но в каждом городе есть какая-то нацистская ячейка. Она может быть из 15 человек, может быть из 50 человек или из 500 человек – но она есть. Есть вокруг чего объединяться на местах, потому они рассредоточатся по стране и будут тихо ненавидеть власть, из-за угла постреливать. Или пойдут против нее еще одним фронтом гражданской войны, власти от этого в любом случае только хуже.

Вопрос: Такое ощущение, что все слои, которые восстали на майдане – все теперь недовольны властью.

Ростислав Ищенко: Ну, знаете, в истории России, например, такое было, когда в 1917 г. все слои, включая монархистов, были недовольны властью Императора Николая II – монархисты хотели, чтобы он ушел, и на его место пришел нормальный царь, который будет подавлять революцию и либералов. Либералы хотели, чтобы он ушел, и наступила конституционная монархия. Ну, а революционеры хотели, чтобы все ушли. Вот его все ненавидели, хотя был милейший человек. И точно так же сейчас украинскую власть ненавидят все просто потому, что она каждому не ко двору, украинская власть действует в парадигме последних 20 лет, она пришла для того, чтобы грабить. Но если Кравчук, Кучма, даже Ющенко, в какой-то мере Янукович, еще приходили на разграбление остатков советского наследия, то нынешняя власть пришла уже грабить с убытков, то есть в стране красть нечего – они все равно крадут. Такая власть не может не вызывать отторжения, а по-другому они управлять не умеют, они и боролись за власть для того, чтобы красть, и с большим огорчением узнали, что все украдено до них. Но что красть – все равно нашли. Естественно, что их не любят ни левые, ни правые. Коммунисты выступали с социальными лозунгами, и нацисты выступали с социальными лозунгами, и даже либералы на Украине выступали с социальными лозунгами, потому что когда в стране все плохо, то только социальные лозунги получают общественную поддержку, а власть антисоциальна. Естественно, ее все ненавидят.

Вопрос: Всех недовольных на Украине теперь принято называть “агентами Кремля”, так что же получается – теперь и сами “правосеки” – агенты Путина? Не слишком ли абсурдно?

Ростислав Ищенко: Вы знаете, шутка по поводу того, что на майдане агенты Кремля свергали агентов Кремля, чтобы привести к власти агентов Кремля, и теперь воюют с агентами Кремля – ей уже много времени, она “бородатая”. Да, действительно, на Украине все агенты Кремля, действительно, начиная с Порошенко и заканчивая самым последним забитым пенсионером в самом преклонном возрасте, который просто недоволен тем, что у него пенсия маленькая. Порошенко – агент Кремля, потому что в стране плохо, протестующие – агенты Кремля, потому что протестуют. Воюющие – агенты Кремля, потому что плохо воюют. Абсурд? Ну, к сожалению, люди, которые строили царство абсурда, они теперь в нем живут. Тут удивляться нечему. То, что для нас абсурд – для них реальность.

 Подготовил Макс Елев по материалам Лины ВсикушенкоВадима ПогибыИльи Муромского и Елены Рычковой