Об обстрелах Донбасса и стратегии России: отменить Большую Войну и нейтрализовать Европу

Киев вернулся к тактике методичного сравнивания городов Донбасса с землёй, а Москва — к призывам «соблюдать Минские договорённости». А общественность, в свою очередь, — к лозунгам «Путин слил Новороссию, а наших убивают» и «Не мешайте ополчению разгромить киевскую армию. Москва нас предаёт и вновь сливает, а наших убивают».

Единственное, в чём, несомненно, права общественность, — так в это в том, что наших, да, к сожалению, убивают.

Об обстрелах Донбасса и стратегии России

А вот тезис «Путин слил Новороссию» в корне неверен. Не только не слил, но и помог стать ей на ноги. В конце концов, если бы в конце августа прошлого года не подул «северный ветер», то был бы Донецк превращён в гетто, а дончане повторили бы судьбу одесситов, сожжённых заживо в Доме профсоюзов.

Разгромить хунту самостоятельно, без материально-технической поддержки со стороны России, ВС Новороссии не смогут — закончатся снаряды, иссякнут запасы топлива, а танки перестанут проростать в степях Донбасса.

Потому, с точки зрения рядового гражданина, заявления «Доколе?!» более чем резонны, однако эмоциональны (впрочем, иначе и быть не может). Однако политика эмоций не терпит. Стало быть, как бы ни было тяжело, но эмоции стоит отбросить и оперировать фактами.

Первое. Владимир Путин — президент Российской Федерации, равно как Александр Лукашенко — глава Республики Беларусь, потому делать то, что хотелось бы гражданам ЛДНР, не обязан. Разумный интерес Новороссии — физическое сохранение создающегося государства и расширение его границ. Интерес России — сохранение России, её укрепление и недопущение втягивания РФ в какую-либо войну.

Второе. Войны, естественно, всячески будут готовить. Три фронта уже очерчены: украинский, кавказский (кроме Закавказья потенциальной точкой напряжения становится Северный Кавказ) и среднеазиатский. Однако запуск сценария дестабилизации на Кавказе и в Средней Азии требует времени, а его у Вашингтона нет, потому приходится действовать в режиме цейтнота. Это означает, что «империя добра» будет создавать новые проблемы. В перспективе к «украинскому фронту» на западных границах можно добавить и Приднестровье. Оно сейчас не только находится в состоянии жесточайшей экономической блокады и вскоре рискует остаться без прикрытия миротворцев, что даст возможность нанести удар по России, повторив сценарий 08.08.08.

Решить проблемы на данных фронтах возможно следующими способами:

  • 1.     Северный Кавказ — замирить, провоцирование межэлитарных конфликтов по линии Центр–Периферия — пресечь. В Закавказье — не давать ни Армении, ни Азербайджану усилиться, дабы сдерживать их от попыток взаимного уничтожения.
  • 2.     Среднюю Азию — усилить войсками и совместно с Китаем поставить на ноги, восстановив экономику и отловив исламистов.
  • 3.     А вот проблемы на европейском театре решить можно двумя способами:
  • a.      Силовым, то есть, наплевав на всё, разутюжить Киев танками, а Приднестровье — деблокировав, создав ту же Одесскую Народную Республику или Бессарабскую Народную Республику.
  • b.     Дипломатическим, с ограниченным применением силы.

Так как Средняя Азия и Кавказ в рамки данного текста не входят, то их любезно опускаем. Вновь вспоминаем задачи сторон:

  • 1.     США — сохранить свою сверхвласть, расчленить Россию, победить Китай, подчинить и превратить в придаток своего рынка Европу.
  • 2.     Россия — выжить и добиться падения США как гегемона. Европу в идеале сделать союзником или же пнуть так, чтобы она осознала всю пагубность пребывания под американской крышей и попыталась стать хоть чуть самостоятельной, заняв позицию лояльного к России нейтралитета.
  • 3.     ЕС же хочет, чтобы его оставили в покое. Ему хорошо с США, при условии, что Вашингтон не рассматривает ЕС как следующего кандидата на убой.

Однако беда именно в том, что ЕС для США такой же кандидат на обрушение, как и Украина, и это, наконец-то, осознали как в Берлине, так и в Париже. Доказательствами данного осознания являются следующие факты:

  • 1.     Не Путин прилетел в Берлин с предложениями о «Минске», а Олланд с Меркель прискакали в Москву. Минск-2 — инициатива Европы.
  • 2.     Берлин и Париж стали жертвами шантажа со стороны Киева, как газового, так и финансового, что выражается в периодических требованиях то купить газ за Украину, то списать 15 млрд долл. долга.
  • 3.     ОБСЕ, несмотря на всю свою неадекватность, стала замечать факты нарушения условий перемирия киевскими войсками. Киев же упрямо игнорирует инициативы ОБСЕ по демилитаризации отдельных участков фронта (тот же населённый пункт Широкино).
  • 4.     Европа ворчит, и ей надоели санкции. Новые санкции не вводятся, так как исчерпали себя как инструмент давления, старые пока не отменили, однако та же Италия недавно стала «жертвой» демарша со стороны Украины, заявив о желании торговать с Россией.
  • 5.     Что Берлин, что Париж, что Рим требуют от Киева исполнения политических условий «Минска-2». Киеву (читай Вашингтону), естественно, глубоко плевать на хотелки ЕС. Европу такая позиция откровенно нервирует. Срывы визитов главы Еврокомиссии и шефа европейской дипломатии в Киев тому доказательство, как и фиаско саммита Украина–ЕС.
  • 6.     Показательной русофобией занимаются страны ЕС, подконтрольные США, но не Берлин, Париж и Рим. Старая Европа ворчит, но молчит.
  • 7.     Меркель всё же прилетит в Москву 10 мая, а Франк-Вальтер Штайнмайер прибудет 7 мая в Сталинград. И пусть цель визита «почтить память погибших» не вводит в заблуждение: немцы едут не только возлагать цветы и венки, но и наводить мосты с Россией.
  • 8.     Систематические обстрелы Донецка гасятся уже не столько Москвой (на Москву Киеву и Вашингтону плевать с высокой колокольни), сколько усилиями Германии и Франции, для которых Минские договорённости — последняя попытка оттянуть принятие окончательного решения по Украине.
  • 9.     Отказ Вены в экстрадиции Фирташа в Вашингтон — следствие фундаментальных противоречий между ЕС и США и нежелания Берлина открывать свои рынки перед американцами. Примечательно, что заявлений о готовности Берлина скоропостижно подписать соглашение о создании ЗСТ с США уже давно не слышно.

Потому стратегический интерес России в украинском конфликте и, в частности, задача минской санта-барбары — дать Европе понять, что политически конфликт затормозить невозможно. Проще говоря, ЕС должен предельно устать от Украины и списать её со счетов, закрыв глаза на попытки Москвы решить вопрос с подконтрольной Вашингтону нацистской диктатурой, шкодящей всем, силой.

При этом ожидать от Берлина понимания позиции России, транспарантов с лозунгами о дружбе с русскими и поцелуев в дёсны между Путиным и Меркель не стоит. Дружбы между Берлином и Москвой НЕ БУДЕТ. Впрочем, и чёрт с ней — насильно мил не будешь. Берлинские элитарии слишком боятся России, потому задача Москвы — пояснить на пальцах, что Вашингтон и его киевское детище для ЕС куда страшнее, чем хрестоматийные русские медведи и орды бурятов.

А вот предотвратить войну в Приднестровье без Европы НЕВОЗМОЖНО. В противном случае придётся воевать всерьёз и долго, проливая кубометры крови.

Потому Кремлю выгодно сизифово миротворчество Евросоюза. Война неизбежна, но коль ЕС не может стать в ней союзником, так пускай хоть не мешает. Уж лучше пусть вкатываемый на гору мира фрау канцелерин сине-жёлтый камень раздавит её, чем Россию.

Увенчается ли попытка России добиться от Европы нейтралитета в украинских событиях — узнаем скоро, но «Минск-2» однозначно свою положительную роль сыграл, равно как и исчерпал себя. Потому вскоре Европе придётся решить, с кем она: сама по себе или под Вашингтоном, а России — решать украинский вопрос.