«Исламское государство» превращается в главную угрозу для России

Militant Islamist fighters take part in a military parade along the streets of northern Raqqa province

Страх граждан России перед исламизмом и терроризмом было принято связывать с «Имаратом Кавказ». «Имарата Кавказ» больше нет, теперь это отделение «Исламского государства». Это значит, что у боевиков появятся новые ресурсы и новое оружие, а главное – новые сторонники на Кавказе. Бренд «ИГ» уже доказал свою привлекательность для неофитов, в том числе за счет высококачественной пропаганды.

Этот день войдет в историю кавказского терроризма как день начала новой эпохи – под новыми знаменами и с новыми лидерами. 23 июня в Сети было растиражировано заявление Абу Мухаммада аль-Аднани, «пресс-секретаря» «Исламского государства», согласно которому ИГ приняло решение о создании «филиала» на территории Северного Кавказа – «Вилаята Кавказ». Так подтвердились давние прогнозы о том, что «Исламское государство» рано или поздно официально заявит о своих претензиях на российский Кавказ.

После того как ФСБ в апреле 2015 года уничтожила амира «Имарата Кавказ» Алиасхаба Кебекова, самопровозглашенный имарат потерял не только какого-никакого, но лидера, но и окончательно остался без целей, ресурсов и людской силы. Ослабшие и разрозненные банды боевиков без особых усилий взял под свою опеку Абу Бакр аль-Багдади, лидер «Исламского государства».

Системный и затянувшийся кризис в «Имарате Кавказ» отчетливо проявился еще осенью 2014 года, когда амир Ауховского джамаата Хасавюртовского сектора «Имарата Кавказ» Сулейман Зайланабидов дал байат (присягу) «Исламскому государству». Тогда в среде боевиков был объявлен «план перехват», но поймали Зайланабидова не боевики, а ФСБ.

Цепная реакция была запущена, и вслед за амиром Сулейманом ИГ присягнул Абу Мухаммад Кадарский, которого Абу Бакр в итоге и назначил новым амиром «Вилаята Кавказ» 23 июня нынешнего года. Вместе с Абу Мухаммадом Кадарским байат дал и Абу Мухаммад Агачаульский, один из командиров боевиков, действующих в «шамилькалинском секторе», в который входит Махачкала. Обилие фамилий и кличек на самом деле означает только одну простую вещь – осенью 2014 года из подчинения «Имарату Кавказ» вышел один из самых сильных полевых командиров, наиболее «проблемного» вилаята Дагестан. В сухом остатке за осень 2014 – зиму 2015 «Имарат» Кебекова потерял 6 полевых командиров, ставших ренегатами.

Учитывая, что «Имарат» во главе с Кебековым и до этого давно не блистал в информационном пространстве, уход такой фигуры, как Абу Мухаммад, под командование лидера ИГ Абу Бакра стал в некотором роде фатальным для «Имарата Кавказ». Слабость и сомнительность фигуры амира Кебекова, усилившееся давление со стороны российских силовиков, отсутствие привлекательной пропаганды и иссякание финансовых потоков – все это ослабило «Имарат Кавказ» и к моменту убийства Кебекова сотрудниками ФСБ руководить ему уже было практически нечем.

К чему стремятся создатели «Исламского государства»
К чему стремятся создатели «Исламского государства»

На фоне затухания «Имарата» «Исламское государство», напротив, крепло с каждым днем, превратившись из шайки сирийских боевиков в угрожающее всему миру квазигосударство со своими «блек-джеком и райскими гуриями». Очевидно, что привлекательность проекта «ИГ» по сравнению с проектом «ИК» возрастала – и продолжает возрастать с каждым днем.

В «Исламское государство» едут радикалы всех возрастов, ранее никогда не участвовавшие в террористической деятельности. В основном – благодаря масштабной и чрезвычайно качественной пропаганде в интернете. Боевики «Имарата Кавказ», давно оставшиеся «без работы», рано или поздно должны были встать перед выбором – восстанавливать «Имарат» или присягать новой силе, рассчитывая на помощь деньгами, оружием и человеческой силой. Можно предположить, что массовой присяги Абу Бакру после смерти лидера ИК Кебекова не случилось лишь потому , что кавказские боевики дали последний шанс своему «Имарату» и его непровозглашенному амиру Абу Усману Гимринскому.

Гимринский, оставшись «за старшего» после убийства Кебекова, мог изменить тактику ИК и дать новые цели своим последователям. Но этого не случилось. За неимением других лидеров и бесперспективностью будущего ИК присяга на верность «Исламскому государству» со стороны кавказских амиров стала вопросом времени.

Помимо всего прочего, существует версия, согласно которой боевики кавказского подполья давно были недовольны методами руководства «Имарата Кавказ». Кебеков, который даже не воевал в чеченских войнах и был известен под кличкой Самогонщик, прослыл противником проведения террористических актов с использованием смертников и всегда старался избегать жертв среди местных гражданских в ходе столкновений с российскими силовиками. То есть фактически лишал своих полевых командиров и рядовых главных удовольствий – взрывов одурманенных женщин и расстрела мирных жителей.

В какой-то момент развития «Имарата Кавказ» как явления этот подход мог бы стать популярным и даже расширить круг поддержки террористов среди местного населения. В какой-то момент, но не на фоне деятельности «Исламского государства» с его массовыми казнями, записанными на видео, съемками шахады на GoPro и таким соблазнительным духом абсолютного безумия.

Можно сказать, что свой первый удар по «Имарату Кавказ» «Исламское государство» нанесло уже давно и неосознанно – во время начала войны в Сирии. Мы знаем, что за первые ячейки ИГ приехали воевать сотни выходцев с российского Северного Кавказа, среди которых было немало боевиков – членов «Имарата Кавказ». Процесс оттока усиливался с каждым годом и к сегодняшнему дню большая часть радикально настроенных «пассионариев» исламского толка уже воюет в составе ИГ.

Часть из них, правда, осталась верна «Джебхат ан-Нусре», воюющей все там же, на территории Сирии, причем с каждым днем все менее успешно. И здесь мы подходим к более глубокому уровню противостояния – противостоянию «Исламского государства» и «Аль-Каиды», чьими сателлитами является «Имарат Кавказ» и все та же «Джебхат ан-Нусра».

Развитие общества исторически сложилось так, что на пике своего очередного витка то, что раньше казалось безумством, становится обыденностью. До тех самых пор, пока не приходит момент осознания безумства. Так, применение смертельного газа во время Первой мировой было воспринято как зверское преступление. Впоследствии этот факт померк по сравнению с преступлениями Третьего рейха, где от газа умирали десятками тысяч без возможности сопротивляться. Сегодня мы наблюдаем похожий процесс. Если 15 лет назад подрыв «башен-близнецов» казался вершиной террора и безумия, то сегодня обработанные в видеоредакторах и профессионально срежиссированные казни ИГ с утоплениями в клетках и разрезанием горла в прямом эфире становятся нормой.

Простые боестолкновения и убийства больше не впечатляют молодых адептов радикальных ветвей ислама. На фоне ребенка, «воина «Исламского государства», расстреливающего «неверного» на камеру без единого движения лицевых мускул, действия подразделений «Аль-Каиды», атаки «Джебхат ан-Нусры» и проповеди членов «Имарата Кавказ» смотрятся как нечто простое и изжившее себя.

«Аль-Каида» в масштабном понимании проигрывает «Исламскому государству» не потому, что бен Ладена уже убили, а потому, что она потеряла свою притягательность в эпоху развития интернета, где простое убийство заслуживает максимум 10 секунд внимания в рамках просмотра ролика. Феномен «Исламского государства» неразрывно связан с его гиперболами, где каждый пропагандистский ролик доведен до уровня качественного и современного боевика, похожего на видеоигру с полным «эффектом присутствия».

«Дерзость и молодость» – секрет успеха «Исламского государства». После того как большая часть амиров «Имарата Кавказ» присягнула на верность Абу Бакру, единственное, что появилось в Сети в качестве реакции, – это видеоролик чеченских боевиков в рядах «Джебхат ан-Нусры», отвергающих обвинения ИГ в связях с американцами, опубликованное на запрещенном портале «Кавказ Центр».  Налицо запоздалая реакция и «потеря чутья» при работе с аудиторией. Аналогичным образом «Имарат Кавказ» лишь спустя несколько недель реагировал на предыдущие случаи переподчинения в своих рядах.

Если 5 лет назад пропагандистам Доку Умарова было достаточно опубликовать ролик на каком-нибудь заштатном портале – и этот ролик имел свой эффект. Сегодня время идет на секунды: новое видео «Исламского государства» банят на портале YouTube за несколько часов, но перед этим его успевают растиражировать мировые телеканалы и посмотреть миллионы человек.

Пропаганда «Исламского государства» достаточно четко и методично бьет и по российскому сегменту аудитории, что наглядно проявляется в последних историях о перехвате и возвращении лиц, желающих вступить в ИГ, практически на границе с ним.

Кстати, накануне создания «филиала ИГ» на Кавказе, 21 июня, в Сети были опубликованы присяги амиров «Имарата Кавказ», которые сами просят о том, чтобы их принял в свою банду Абу Бакр аль-Багдади. Буквально за несколько недель до этого в Twitter появляется серия аккаунтов, пропагандирующих идеи «Исламского государства» на русском языке. Как и положено – с достойным оформлением, профессиональной подачей и отработанной техникой. До этого подобные аккаунты носили скорее «любительский» характер, а большая часть аккаунтов ИГ в «Твиттере» велась на арабском и английском.

Подготовка почвы для российской аудитории также сопровождалась изданием первого номера журнала «Исток», вышедшего 28 мая и презентуемого как официальное издание органов пропаганды ИГ. Профессиональная верстка, грамотный текст и очевидная направленность на сомневающихся. Все это было спланировано заранее и сделано чрезвычайно качественно.

Старушка «Аль-Каида» учится защищаться, «Исламское государство» предпочитает только нападать. В итоге на сегодня мы имеем 4 вилаята – КБР, Дагестан, Нохчийчоъ (Чечня) и ГIалгIайче (Ингушетия), где подполье практически в полном составе перешло на сторону ИГ. Оставшиеся вилаяты – Ногайская степь (Ставропольский край) и Черкессия (Карачаево-Черкессия) – пока не заявили свои позиции. При этом два оставшихся имарата давно не отличались активностью и сильными лидерами, а значит, с большей долей вероятности станут не базой для восстановления «Имарата Кавказ», а со временем тихо примкнут к новому «Вилаяту Кавказ» под лидерством «Исламского государства».

Для России случившееся – несомненная угроза высшего уровня опасности. Изрядно потрепанный и практически полностью добитый усилиями ФСБ и прочих ведомств «Имарат Кавказ» серьезной опасности в ближайшее время представлять не будет. А угроза отростка «Исламского государства» гораздо серьезнее, чем, возможно, «Имарат Кавказ» даже в годы его расцвета. В последнее время ИГ редко бросается словами на ветер, и недооценивать степень рисков было бы преступно. Часть из воюющих в ИГ в любом случае рано или поздно вернется в Россию, просочившись через оставшиеся бреши. За ними неминуемо придут новые ресурсы, новые потоки оружия, новые боевые единицы и новые теракты. Причем на этот раз ждать «простых» захватов заложников и подрывов машин не стоит, помня о градусе безумия действий ИГ.

Осознав этот факт, нам следует к нему тщательно готовиться. И это – дело не только спецслужб, но и простых людей, которые каждый день сталкиваются с пропагандой террористов в Сети. При этом главным вопросом, пока что остающимся без доказанного ответа, остается место дислокации кураторов и вдохновителей «Исламского государства», так удачно появившегося на месте отрядов сирийских повстанцев, когда-то поддержанных и проспонсированных Вашингтоном.

Источник