«К событиям в Мукачево»

Итак, в Мукачево произошла перестрелка между Правым сектором и полицией хунты. Сразу появились комментарии, начиная от того, что это начало конца и заканчивая тем, что ничего страшного не случится, Порошенко всех задавит или найдут компромисс.

Давайте разберёмся.

Это не начало конца. Поскольку начало конца случилось в тот момент, когда хунта оперлась на незаконные вооруженные формирования нацистов. В этот момент государство отказалось от права на монополию на применение силы. С тех пор конфликт между разными группировками хунты был неизбежен.

К событиям в МукачевоМногие из нас надеялись, что взрыв произойдет раньше, но США удалось временно стабилизировать ситуацию.

Относительно стабилизировать, поскольку вооружённые формирования нацистов не были распущены и полностью власти не подчинились, но и внутренняя война не началась.

Тем не менее, взрыв был и остаётся неизбежным. Его неизбежность диктуется ограниченностью ресурсов хунты и неготовностью, да и неспособностью США закачать на Украину достаточно ресурсов для того, чтобы хватило всем группировкам, а ещё и на поддержание функций государства осталось.

Это, однако, не означает, что именно данный конфликт обязательно выльется в общеукраиснкое противостояние. Он может стать спичкой, поднесённой к бочке с порохом, а может и не стать. Тогда придётся ждать следующего.

Что мы имеем на выходе. Конфликт в Мукачево для нас, безусловно, позитив. Он может разрешиться тремя основными способами:

  • 1. Подавление Правого сектора.
  • 2. Свержение Порошенко.
  • 3. Временный компромисс.

В любом из вариантов власть Киева слабеет, а дестабилизация нарастает. Как бы там ни было, но и полиция и Правый сектор представляют из себя вооруженную опору хунты. Полиция используется для формально законного подавления сопротивления. Правый сектор для внесудебных расправ.

Когда две вооружённые структуры одной системы начинают стрелять друг в друга, это может означать только одно – система находится в глубоком кризисе и разные её группировки больше не могут договариваться мирно. То есть, так или иначе, но война внутри системы становится неизбежной. Хоть, возможно, окончательный взрыв, как я писал выше, и удастся отложить на неопределённое время.

Выгодно это нам? В любом варианте выгодно.

Подавит Порошенко Правый сектор – власть лишится опоры на наиболее мотивированных нацистов, в том числе и на часть волонтёрского движения, которое кормит армию. Многие волонтёры Правому сектору симпатизируют. Точно так же есть симпатизирующие ему и среди офицеров, в том числе высшего командного звена. То есть, силовая опора власти ослабеет.

Если Правый сектор сметёт Порошенко, еще лучше. На Украине установится радикально-националистическая диктатура, закрывать глаза на которую не смогут ни американцы, ни, тем более Европа. Международная легитимность режима опустится до нуля, а сопротивление ему внутри страны усилится. Кроме того, взят под контроль всю Украину нацисты (без поддержки статусных политиков) не смогут.

Смогут они как-то договориться. Плохо, конечно, но это не снимет противоречий (то есть причины, вызвавшие стрельбу останутся и следующий конфликт будет делом времени, а не принципа). Кроме того, Порошенко распишется в том, что в его стране можно вступать в перестрелки с полицией и ничего Вам за это не будет. А на руках полно оружия и ненависть к власти давно охватила даже майданные круги. Наконец, Правый сектор всё равно будет считать себя униженным и оскорблённым, а безнаказанный опыт применения оружия против представителей власти буде толкать на аналогичные “подвиги”.

В сухом остатке имеем:

  • 1. Дестабилизация внутри киевской власти нарастает.
  • 2. Компромисс невозможен.
  • 3. Прецедент вооруженного противостояния уже создан.
  • 4. Осталось дождаться, когда количество перейдёт в качество.
  • 5. Сколько ждать? Не знаю, но, думаю, что в худшем случае речь может идти о нескольких месяцах, а, возможно и быстрее.
  • 6. Кроме всего прочего данный инцидент свидетельствует о том, что уже и американцы не могут держать ситуацию под контролем.

Ростислав Ищенко
президент Центра системного анализа и прогнозирования.