Выйти из ложной мировой повестки: что произошло в ООН и Сирии

108252-1481-108252
Ну, вот всё и прояснилось. Кто звонил Владимиру Путину во время торжественного приема, организованного генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном. О чем Путин говорил с Обамой. И к кому Путин обращался с трибуны ООН, спрашивая, понимают ли они, что натворили.

Начало воздушной операции в Сирии все расставило по местам. Звонили наверняка из Министерства Обороны России. Говорили о Сирии. А свой вопрос Путин обращал не к США, а к остальным странам, лидеры которых сидели в зале. Прозвучал и главный месседж, который Путин адресовал сидевшим в зале: бороться с терроризмом и хаосом можно лишь опираясь на государственные структуры.

Услышали ли Путина в зале ООН, неизвестно, но в России его не услышали точно. Большинство отечественных комментаторов по-прежнему эксплуатируют привычную тему «глупой Америки», которая не ведает, что творит. А конфликт в Сирии рассматривают в старых категориях: сунниты, шииты, алавиты, Джебхат ан-Нусра, Аль Каида, ИГИЛ и т.д.

Все так и есть, пожалуй, кроме «глупой Америки». Но все это частности, детали и тактические особенности. Настоящий конфликт развивается не между джихадистами и Асадом, не между суннитами и шиитами. Настоящий конфликт расположен в другой плоскости и развивается он между глобальным рынком и национальными государствами. В этом конфликте не имеет значения национальная, религиозная или идеологическая принадлежность людей. Конфликт носит системный уровень.

Именно об этом говорил Путин с трибуны ООН. И именно поэтому речь Обамы была пуста и банальна. Игра идет вне горизонта переговоров ключевых игроков. США предлагают миру ложную глобальную повестку (имитируют ее), например, борьба за демократию, и позиционируют себя как мегарегулятора в этой борьбе.

На самом деле ломают не тиранические режимы, ломают государственное устройство. И это очевидно на примере Ближнего Востока. Регион превратили в смешение народов и племен, кристаллическую решетку государственных образований расплавили, образовав на ее месте кипящий котел. Пар из-под крышки этого котла рвется во все стороны, создавая многочисленные угрозы в виде терроризма и потоков беженцев.

Сегодня под ударом оказалась уже и кристаллическая решетка Европы. Попытка разрушить немецкую, французскую, испанскую идентичность с помощью общеевропейской идеи оказалась неудачной. Ципрас в Греции, референдумы о самостоятельности Каталонии и Шотландии, Джереми Корбин в Великобритании… Все это симптоматика возрождения национальных государств (то, что называется Nation State). Поток беженцев не только создает общую угрозу (стимул для объединения ЕС), он еще и размывает национальную идентичность европейских стран.

Если смотреть на последние события в этой логике, то политика демократизации является всего лишь более жестким продолжением политики глобализации. Глобализация была попыткой установить общие правила для всего мира через экономику и доллар. Однако выяснилось, что заменить в национальных экономиках денежные единицы на доллары через систему Каренси борд, это еще не значит изменить внутренние правила и законы. Глобализация стала буксовать, а национальные государства вдруг заговорили о национальных интересах и претензиях на участие в выработке тех самых общих правил.

Демократизация – это выход экономики в политическое пространство. Демократизация ломает национальные государства, как основу сопротивления общим правилам и общему порядку. Терроризм в отличие от вертикально-интегрированной государственной структуры, функционирует по сетевому принципу.

Если бы я был конспирологом, то назвал бы это обстоятельство главной причиной появления глобального терроризма и его успехов на мировой арене. Представить, что какая-то террористическая группировка может существовать в современном мире и вести успешную войну против государственной кадровой армии без поставок оружия со стороны, значит, быть еще большим конспирологом.

Никто не меняет чужих «сукиных сынов» на своих. Просто разрушают струтктуру управления территорией и идут дальше. И совсем неважно управляемый это хаос или неуправляемый. Главное, чтобы он был и расползался. Чем больше хаоса, тем сильнее востребованность в наведении порядка.

Глобального порядка.

Леонид Крутаков