Гибель русского летчика в сирийском небе: экономический аспект возмездия

Худшее, что могут сделать отечественные СМИ, комментаторы и особенно федеральный телевизор после «удара в спину» российскому Су-24, — это начать раскручивать медиа-истерику. Уже второй год российское информационное пространство находится в состоянии непрекращающегося телемарафона. Евромайдан, Русская Весна, КрымНаш, оборона Донбасса, война в Сирии, теракт в самолете «Когалымавиа»… Теперь вот односторонние военные действия со стороны Турецкой Республики. Российское общество, будучи обществом разогретым, естественно, требует возмездия. И не учитывать эти требования уже невозможно.

экономический аспект возмездияПо логике войны, возмездие неизбежно. Однако главный вопрос — каким должно быть это возмездие на уровне готовых решений. Очевидно, что правящим элитам Турции выгоден прямой военный конфликт с Российской Федерацией. Во-первых, это позволяет спрятаться за спиной союзников по НАТО. Во-вторых, прямой конфликт позволяет закрыть для российских военных и транспортных кораблей пролив Босфор, тем самым отрезав армию и флот РФ от базы в Сирии.

Поэтому самый главный вопрос — это вопрос о таком возмездии, которое нанесёт минимальный ущерб России. То есть о таком наборе действий, который наносит удар по правящим элитам Турецкой Республики и лично гражданину Эрдогану. Потому что за действия авиации несет Верховный главнокомандующий — что в Турции, что в России. Смерть русских лётчиков — это личная ответственность Эрдогана, который вправе либо покарать виновных, либо выдать преступников России, либо признать что у тех, кто сбивал Су-24, был приказ. Его, Верховного главнокомандующего Эрдогана, приказ.

Медийная истерика — это худшее, что может сделать государство российское. Месть — это блюдо, которое подают холодным. А для того, чтобы месть стала возмездием, наказание должно быть неизбежным, а увечья — несовместимыми с жизнью. Так как ответственность за смерть русских пилотов несёт гражданин Эрдоган, то возмездие должно как минимум поставить крест на политической карьере этого человека.

Эрдоган решился на «удар в спину» России, потому что были затронуты его экономические и финансовые интересы, поэтому действия должны носить в первую очередь экономический характер. Караваны нефти, которые ИГИЛ контрабандой гнал в Турцию, были уничтожены российскими ВКС. И это является главным политэкономическим мотивом действий Эрдогана. Нефтегазовый бизнес — это президентский бизнес. Так было, есть и будет до тех пор, пока нефть и газ будут главными энергоресурсами планеты. Потом, когда сменится главный энергоноситель, как это было 100 лет назад с углем, нефтегазовый бизнес перестанет быть «делом королей».

Итак, подрыв экономической базы и вскрытие нелегальной схемы с многомилионными оборотами является причиной односторонней атаки Турции.

Следовательно, слабое место правящих элит Турции нащупано верно. Именно экономические удары являются наиболее ощутимыми для Эрдогана. Поэтому логика возмездия также должна также разворачиваться в экономической действительности.

Но для того, чтобы выработать верный набор решений для возмездия, надо очень чётко осознать несколько важных политэкономических аргументов, которые в условиях войны превращаются в аксиомы.

Во-первых, на всех стратегических проектах и контрактах вроде постройки АЭС или достройки «турецкого потока» надо ставить крест. Чтобы ни говорили лоббисты из «Газпрома» и «Росатома», надо чётко осознать: контракты с Турцией являются высокорисковыми.

Во-вторых, надо быть готовым к затруднению прохождения проливов российскими судами. До начала открытой войны закрыть Босфор Эрдоган не решится, однако затруднить судоплавание под разными предлогами в силах. Это значит, что затраты на логистику и обеспечение группировки в Сирии возрастут.

В-третьих, неизбежно снижение товарооборота РФ и Турции, потому что государственная торговля, скорее всего, прекратится, а частный капитал будет опасаться рисков. Турция не является ключевым торговым партнёром РФ, однако по ряду товарных позиций придётся менять поставщиков либо производить и выращивать у себя. В первую очередь, речь идёт о плодовощной продукции, мануфактуре, готовой одежде и бытовой химии.

Исходя из этой логики, наиболее весомым ударом будет удар по торгово-экономическому балансу турецкой экономики, интересам деловых элит и, соответственно, по устойчивости кабинета Эрдогана.

Бизнес-элиты, работающие с нашим рынком и оборачивающие свой капитал на рынках РФ и ЕАС, должны прочувствовать ошибку, допущенную Эрдоганом. Причём прочувствовать  должны самым ценным — банковскими счетами, личным капиталом и корпоративными инвестициями.

Так, самым эффективным ударом был бы арест капиталов и активов Турецкой Республики и турецких компаний в Российской Федерации. До выяснения обстоятельств, покаяния и выдачи убийц России. Если же покаяния и выдачи не последует, то капиталы и активы национализируются. В пользу государства.

В России турецкий капитал активно присутствует в гражданском и инфраструктурном строительстве, оптовой торговле, плодоовощной переработке, лёгкой промышленности и производстве бытовой химии. Национализация турецких активов, капиталов и инвестиций позволяет России нарастить государственный капитал и создать серьёзный прецедент.

Если же Эрдоган решится на аналогичные шаги, то основные потери понесёт российский частный капитал, а не государственный. Под арест и национализацию попадут в основном недвижимость и отели, которые покупали российская буржуазия и коррупционеры на южных берегах Анатолии. Частично пострадают представительства российских компаний, но учитывая что индустриальные инвестиции РФ в Турции ничтожны, то потери будут некритичны.

Конечно же, для турецкого бизнеса, который готов сменить юрисдикцию и стать бизнесом российским, должна быть предоставлена возможность избежать национализации. Но только при условии полной миграции капитала в РФ.

Последствия «удара в спину» Эрдоганом должен прочувствовать турецкий капитал, инвесторы и деловые элиты. Но сама национализация турецких капиталов должна сопровождаться чёткой разъяснительной кампанией. Которая должна донести одну простую мысль: «частный турецкий капитал оплачивает нефтяной бизнес Эрдогана с ИГИЛом».

Как можно меньше пафоса и истерики в телевизоре и как можно больше прагматических аргументов. Потому что от неизбежности возмездия будет зависеть поведение других малых стран НАТО. Если Турции сойдёт с рук, то российские самолёты будут сбивать и Эстония с Болгарией.

А нам надо помнить одну простую мысль: в мировых войнах выигрывают те, чья экономическая система будет переведена в мобилизационный режим и выстоит. И никакого другого способа, кроме как наращивать государственный капитал за счёт капитала противника, просто нет. Это логика экономики войны, которая мало похожа на экономику мирного времени.

Семён Уралов