Россия на распутье: что делать с зарубежными соотечественниками?

Советский Союз прекратил своё существование уже четверть века назад — и всё это время в России не утихая идут споры о наиболее эффективной политике, которую следует проводить в отношении миллионов соотечественников, оставшихся за рубежом. Предлагалось множество решений, вариантов и рекомендаций: однако воз, по большому счету, и ныне остаётся там же, где и был. Тем временем, «соотечественный ресурс» постепенно тает и исчезает на глазах. Особенно ярко это можно проследить на примере Прибалтики, где в скором времени бороться за права русскоязычных будет некому и незачем.

С началом этого года тема защиты русских школ Латвии вновь оккупировала заголовки — после того, как новое правительство под началом Мариса Кучинскиса выразило намерение постепенно подверстать всё образование в стране под единый языковой стандарт. Местные вожаки нацменьшинств сделали в связи с этим ряд жёстких заявлений: мол, выразим решительный протест, все, как один, встанем на защиту, не допустим… Однако, подспудно веет от этих слов грустью и усталостью — похоже, люди сами не слишком-то верят тому, что говорят.

Ведь впервые власти всерьёз попытались латышизировать русские школы Латвии в 2004-м — и вот тогда-то, действительно, значительная часть населения встала на борьбу. Были многотысячные митинги, марши протеста: и государственный каток удалось приостановить, принудив власти хоть и к половинчатому, но компромиссу. С тех пор прошли годы — и ситуация в корне изменилась. Свидетельствует историк, председатель Совета общественных организаций Латвии Виктор Гущин: .

Мало того, что русская община тает, так и на глазах исчезают независимые русскоязычные СМИ Латвии, ранее игравшие неоценимую роль в процессе мобилизации соотечественников. , — констатирует Гущин.

По сути, уже сейчас от тех русских школ, в защиту которых призывают подняться, мало что осталось. Ответственный редактор единственной русскоязычной ежедневной полноформатной общественно-политической газеты Латвии, Прибалтики и ЕС «Вести сегодня» Сергей Тыщенко свидетельствует: .

Тыщенко считает: .

Не менее плачевная ситуация с русским образованием в Эстонии, где власти всецело следуют примеру латышских коллег. Яркий пример — 17 сентября прошлого года правительство уже в третий раз отказало четырём русским школам Таллина в праве на обучение на родном языке на гимназическом уровне. Правозащитники из НКО «Русская школа Эстонии» бьются как рыба об лёд, собираются подавать иск в ЕСПЧ — но, откровенно, говоря, надежды на положительный эффект особой нет. В Брюсселе, как и в Вашингтоне, не дураки и не слепые сидят — и если уж они за все минувшие годы так ни разу толком не одернули своих прибалтийских сателлитов, значит их всё устраивает.

В Эстонии — «на бумаге»! — всё ещё насчитывается около 400 тысяч российских соотечественников. На парламентских выборах в Эстонии в 2015 году права голоса были лишены примерно 87,8 тысяч обладателей так называемых «серых паспортов» — 6,5% жителей страны, не имеющих гражданства. В основном это, представители русскоязычного населения. Русский язык считают родным 29% жителей Эстонии. Доля же людей в стране, владеющих русским, значительно выше: 72%. На этом языке, как на родном, разговаривают проживающие в Эстонии русские, евреи, белорусы, немцы, поляки, украинцы, татары.

В свою очередь, в Латвии, согласно текущим статистическим данным, этническими русскими являются 25,8% населения (512 тысяч человек). В целом же, на русском в семьях общаются около 37% жителей республики. Русскоязычных неграждан же нынче в стране насчитывается 260 тысяч. Эти данные, повторим, уже сейчас вряд ли полностью соответствуют действительности, а очень скоро изменятся очень сильно. Русские Прибалтики стремительно разъезжаются (в основном, в страны Западной Европы) и постепенно ассимилируются, тают среди других народов. Да и постепенное уничтожение русских школ дает свои плоды: многие молодые соотечественники являются таковыми лишь по крови. Ментально же это причудливые «гибриды» со сбитой идентичностью, всё сильнее отличающиеся от сверстников-россиян.

Винить в сложившемся положении дел сами русские общины совершенно не хочется — они сопротивлялись ассимиляции в меру отпущенных им ресурсов и возможностей. Но плетью обуха не перешибёшь. С начала 90-х русские соотечественники в Прибалтике оказались, фактически оставлены один на один с мощью государственного аппарата стран проживания — силы явно оказались неравными. Российской Федерации в те годы было совершенно не до них, но и потом, с началом относительной стабильности 2000-х, ситуация не слишком изменилась к лучшему. Свидетельствует глава латвийской партии «За родной язык!» Владимир Линдерман:

А какие в сложившейся ситуации есть варианты выбора у самой России? Представляется, что их три. Во-первых, можно сделать вид, что проблемы соотечественников не существует, а заботиться нужно лишь о тех, кто проживает на территории РФ. Самый легкий путь, позволяющий вмиг забыть об этой головной боли. Собственно, предпосылки такого выбора уже звучали в известных высказываниях высокоранговых чиновников о том, что мы, дескать «молодая страна, нам всего двадцать с небольшим лет». А если история СССР и предшествовавшей ей Российской Империи начисто отсекается от современной РФ, то всё становится легким и простым — мы начинаем с чистого листа, а «фантомные боли» предшествующих веков нас волновать не должны. Никаких «зарубежных соотечественников» нет, не надо забивать себе мозг их бедами. Однако, ситуация с Крымом, да и с Донбассом тоже, продемонстрировала, что от подобной концепции Москва всё-таки решила отказаться.

Второй вариант заключается в осознании того факта, что наличие крупных (и, по возможности, как можно более влиятельных) общин зарубежных соотечественников является не проблемой, а ресурсом, который можно и нужно использовать на пользу государства. Но чтобы этот ресурс не исчез, не разбазарился впустую, в него нужно вкладываться. Следует вложить немалые деньги в создание и поддержание сети частных русских школ в той же Прибалтике, в обширные культурные программы, затрагивающие, по возможности, как можно большее количество людей. Отличный пример для подражания — та же Франция. Понятно, что при нынешних политических реалиях Москве вряд ли удастся построить на постсоветском пространстве что-то подобное ныне существующей международной организации Франкофонии. Но вызывает уважение то рвение, с которым Париж вкладывается в поддержание исторического ареала французского языка, не жалея на это ни сил, ни средств. Честно говоря, это то, чем России следовало бы заняться ещё вчера. Но сейчас деятельность подобного плана окажется в Прибалтике (не говоря уж об Украине!) максимально затруднена. Создание школ, просветительских программ, даже экскурсии в Россию для детей соотечественников — моментально будет расценено, как «часть агрессии Москвы», «элементы гибридной войны». Соответственно, местные правительства постараются принять максимально жесткие меры для того, чтобы «обрубить пальцы руки Москвы» — это необходимо учитывать.

Третий вариант — воспользоваться примерами Израиля и Германии, в своё время осуществивших программы массового вывоза зарубежных соотечественников на историческую родину. Таким образом, удалось бы сохранить для России значительное количество идентичного по языку и менталитету населения — в большинстве своём, достаточно высококультурного, образованного и квалифицированного. Минус подобного выбора — сбылись бы мечты местечковых националистов, мечтающих о создании моноэтничности на доставшихся им территориях. К тому же, Москва до сих пор толком не может определиться с определением понятия «соотечественников», которым следует помогать. Например, ещё в 2008−09 году носились слухи о введении так называемой «карты русского» (по аналогии со знаменитой «картой поляка»), владелец которой имел бы право на облегченные условия въезда и трудоустройства в РФ. Нынче они в России для иностранцев весьма сложные и громоздкие — и многие люди, столкнувшиеся с бюрократической машинерией ФМС и других госорганов, опускают руки и разочаровываются. Именно поэтому сейчас большинство русских из Прибалтики едет в Западную Европу, а не в Россию — это куда легче и проще. Выдержать столкновение с бюрократическим монстром не каждый способен.

Так или иначе, разговоры о «карте русского» семь лет назад так и остались разговорами. Вместо конкретных действий было обнародовано обращение чиновника МИДа РФ А. Нестеренко, которое, словно ушатом холодной воды, окатило всех, кто уже успел воспылать радужными надеждами:

Так что, всколыхнувшиеся было мечты развеялись, как с белых яблонь дым. И уже не имеет большого значения, что своим заявлением Министерство иностранных дел дало пощёчину всем, кто отождествляет себя с Россией, засвидетельствовало, что в государстве отсутствует какая-либо диаспоральная политика. Миновали годы — а ситуация с зарубежными соотечественниками продолжает оставаться столь же запутанной и печальной…

Просмотров: 48

http://ruspravda.info/Rossiya-na-raspute-chto-delat-s-zarubezhnimi-sootechestvennikami-19170.html