Надежда Савченко осуждена. Экспертная оценка Ростислава Ищенко

Донецкий городской суд Ростовской области приговорил обвиняемую в убийстве российских журналистов в Донбассе украинскую летчицу Надежду Савченко к 22 годам колонии общего режима и штрафу в размере 30 тыс. руб.

Согласно версии следствия, подтверждённой судом, Савченко узнала координаты расположения группы российских журналистов ВГТРК и других гражданских лиц во время военных действий в районе Луганска в июне 2014 года, после чего передала их украинским войскам. В результате нанесенных артиллерийских ударов двое журналистов Игорь Корнелюк и Антон Волошин погибли. Кроме того, украинская военнослужащая обвинена в незаконном пересечение границы России и Украины.

 

Ростислав Ищенко:

Суд проявил себя безупречно. Приговор практически максимальный от того, что могли дать. Плюс-минус год, срезали несущественную статью. 22 года – это больше, чем она могла бы получить на Украине, и, конечно, меньше, чем в США, где могут дать и 200 лет, и 500, но суд руководствует законодательством собственной страны, а не благими пожеланиями. Доказательная база была железная, не только благодаря прокуратуре, но и в силу того, что сама Савченко неадекватна и постоянно подтверждала тезисы обвинения. Она говорила: «да, наводила», «но не в ту сторону наводила, но наводила», «да, уволилась из армии, поехала в «Айдар» воевать». Она просто не очень хорошо понимала, что находится в России, а не на Украине. И то, что там было почётно, здесь просто увеличивает доказательную базу её вины.
На «опасения», что Украина получила нового «героя», могу сказать следующее. У меня есть не опасение, а твёрдая уверенность, что благодаря Нюрнбергскому процессу, нацисты всего мира получили большое число героев. Вы бы видели, как мужественно вёл себя на процесс Геринг… Другое дело, что Савченко тяжело сопоставлять с гитлеровцами по уровню интеллектуального развития и по количеству преступлений, которые она успела совершить. Савченко – усреднённый тип украинского нациста. Даже если взять её биографию – абсолютно маргинальный человек, не состоявшийся профессионально. Один диплом, второй диплом, ни дня работы по специальностям. Вербовка в армию. Усиленная борьба с руководством военного училища, которое совершенно справедливо хотело оставить её за бортом по причине психической неадекватности. А потом армия и авиация, в которой она вроде так мечтала служить, летит в тартарары, и Савченко отправляется не куда-нибудь, а в добровольческий батальон. Это сейчас большая часть батальонов легализована, формально вошла в состав МВД или ВСУ. А два года назад даже с точки зрения украинского законодательства это были незаконные вооружённые формирования, банды. И Савченко бросает вооружённые силы, в которых мечтала служить, бросает авиацию, о которой мечтала, и отправляется воевать в банду. С тем же успехом Савченко могла отправиться в ИГИЛ. Неслучайно же в момент, когда российская группировка ВКС перебрасывалась в Сирию, на Украине среди нацистов очень популярной и обсуждаемой темой стал Ближний Восток – мол, теперь украинские патриоты завербуются в ряды ИГИЛ и будут там убивать русских. Казалось бы, от Украины всё это предельно далеко, да и не знали они толком, что такое ИГИЛ или где находится Сирия. Ключевая фраза здесь – «убивать русских». Это логика типичного украинского нациста, каковой является и Надежда Савченко.

Что касается политических демонстраций во время процесса. Такие истории бывают практически везде. И так часть персонажей не пустили, Геращенко до сих пор бьётся в истерике, что его отправили в обратном направлении. Но если бы не пустили всех поголовно, то стоял бы вой, что «российское судилище» закрыли для украинских журналистов, наступили на горло свободной прессе. Ну приехали, ну пошумели. Да, наверное, лучше было бы обойтись без них, но тогда некоторые патриоты, которые сейчас качают головой и говорят, что из Савченко сделали героя, могли бы сказать – мол, вместо того, чтобы спокойно пустить украинскую прессу на процесс, на пустом месте создали скандал. Есть люди, которым хоть чучелком, хоть тушкой, хоть в кепочке, хоть без кепочки, хоть белое, хоть чёрное, а всё равно плохо. С моей точки зрения, не произошло ничего экстраординарного. Вокруг сотен судов во всём мире, причём не только там, где замешана политика, но и в обычных, хозяйственных спорах, происходят митинги, манифестации, пикеты, приходят группы поддержки. И сюда пришли. Кому от этого холодно или жарко?

По поводу присутствия на суде пресс-секретаря Порошенко. Если государство считает, что для него это нормально – ради Бога. Безусловно, не дело пресс-секретаря главы государства оказывать поддержку своему гражданину в суде на чужой территории. Для этого существует посольство, консульства, дипломаты. Пресс-секретарь президента распространяет информацию от имени главы государства. Какую информацию от имени Порошенко мог распространять его пресс-секретарь в Донецком суде? Порошенко туда вызывали в качестве свидетеля или обвиняемого? Нет. Было сделано какое-то заявление от имени украинских властей? Нет, не было. Цеголко посидел, поторговал физиономией и фактически поработал даже не на пользу Савченко или Порошенко, а на свой личный пиар, используя должностное положение. За такие вещи нужно увольнять.