Наука побуждать

Противник становится марионеткой

Начало операции ВКС России в Сирии застало врасплох США и страны ЕС. Никто на Западе не предвидел такого поворота событий. Сирийская операция – несомненный успех Кремля и яркий пример рефлексивного управления.

наука побуждатьЭти приемы известны с древнейших времен под названием стратагема (древнегреч. στρατ аγημα – военная хитрость). «Великие полководцы достигают успеха, раскрывая тайную игру противника, разрушая его планы, поселяя разлад в его войске, постоянно держа его в возбужденном состоянии, отнимая возможность предпринять что-либо выгодное и получать подкрепления», – утверждает Сунь-цзы (VI век до нашей эры). «Те, которые знают искусство обманывать неприятеля, могут вдруг напасть на него, продержав в ложной опасности; иногда они могут расстроить его войско, притворившись бегущими от него; иногда притворным побегом заманят в места трудные, где ударят на него. Впрочем, не держись тех военных хитростей, которым тебя учили, иногда надобно выдумать и свои», – наставлял древнегреческий полководец и историк Ксенофонт.

Москва показала себя крупным геополитическим игроком, с которым не только необходимо считаться, но и можно договориться

Все выдающиеся победы, как показал опыт, были достигнуты благодаря применению разнообразных приемов скрытности и обмана. Новые способы вооруженной борьбы, принципы военного искусства имели своим истоком успешно примененную полководцами хитрость.

Современные стратагемы были сформулированы в конце 60-х годов. Создатель теории рефлексии Владимир Лефевр раскрывает процесс передачи оснований для принятия решения одним из противников другому так: «Любые обманные движения, провокации и интриги, маскировки, розыгрыши, создание ложных объектов представляют собой реализации рефлексивного управления».

В России одними из первых военных экспертов, разрабатывавших эту теорию, были полковник С. Леоненко и генерал-майор М. Ионов. В дальнейшем идеи были развиты капитаном 1-го ранга Ф. Чаусовым, полковником С. Комовым, генерал-майором Н. Турко, генерал-майором А. Владимировым и др. Все они ставили во главу угла обман противника. К примеру, Владимиров пишет: «Основным путем достижения успеха рефлексивного управления являются тщательно организованная и реализованная провокация, введение в заблуждение, прямой и непрямой обман, внесение необходимых помех и информационных агентов в механизмы принятия и исполнения решений противной стороны в необходимом нам направлении».

Знак четырех

Рефлексивное управление, утверждает Леоненко, эксплуатирует мораль, психологический и другие факторы, а также персональные характеристики командующих. В последнем случае в обманных действиях используются биографические данные, привычки и психологические особенности.

На качество рефлексивного управления влияет большое количество факторов. Важнейшие из них – аналитический потенциал, общая эрудиция и опыт, знания о противнике. Действенность во многом зависит от способности имитировать его мысли и прогнозировать поведение.

Ионов утверждает, что необходима информация о состоянии вооруженных сил противника, характере их операций и способностях управлять ими и одновременно остановка или задержка встречного воздействия. Цели нужно оценивать с учетом индивидуальной или групповой психологии, способа мышления и профессионального уровня подготовки личности, сообщества.

Ученый выдвигает ряд принципов, необходимых для управления противником. Во-первых, командующие должны отчетливо представлять возможную реакцию противника на условия, которые ему желают навязать. Во-вторых, надо предвидеть, что противник может обнаружить активность и предпринять свои собственные встречные меры управления. В-третьих, возрастающий уровень технического развития оружия, особенно разведывательного делает все более вероятным разоблачение действия, направленного на дезинформацию противника.

Используются различные методы рефлексивного управления: маскировка, дезинформация, провокация, шантаж, компрометация должностных лиц…

Генерал-майор Ионов сформулировал четыре основных способа передачи информации противнику, способствующих организации контроля над ним:

  • давление власти, включая использование превосходящей силы, ее демонстрацию, психологические атаки, ультиматумы, угрозы санкций и риска (проявляющиеся через фокусировку внимания на иррациональном поведении руководства или делегировании полномочий безответственному лицу), военная разведка, провокационные маневры, испытания оружия, ограничение доступа противника или изоляция определенных областей, увеличение боевой готовности вооруженных сил, формирование коалиций, официальное объявление войны, поддержка дестабилизирующих ситуацию внутренних сил во вражеском тылу;
  • представление ложной информации о ситуации, в том числе маскировку (показ слабости в сильном месте), создание ложных сооружений (показ силы в слабом месте), оставление одной позиции для укрепления другой, сокрытие истинных взаимосвязей подразделений или создание ложных, поддержание секретности новых видов оружия, изменение методов проведения операции или преднамеренная потеря важных документов, провоцирование, подрывная деятельность;
  • воздействие на алгоритм принятия решения противником, включая систематическое проведение игр, через которые воспринимаются типовые планы, публикацию преднамеренно искаженной доктрины, воздействие на элементы системы управления и ключевые фигуры путем передачи ложных данных об обстановке, нейтрализация оперативного мышления на противостоящей стороне;
  • изменение времени принятия решения, чего можно добиться через неожиданное начало военных действий, передачу информации об обстановке аналогичного конфликта для подталкивания противника к необдуманным шагам.

Герострат из Рейкьявика

Генерал-майор Турко считает, что рефлексивное управление является информационным оружием, которое более важно в достижении военных целей, чем традиционная «огневая сила». Эта точка зрения сформировалась в значительной степени на основании того, что в течение холодной войны американское информационное оружие сделало намного больше для поражения Советского Союза, чем любое другое, а также послужило причиной его развала.

Рефлексивное управление в случае его успешного проведения позволяет навязывать противнику свои желания и заставлять его принимать неверные, не соответствующие ситуации решения.

Классический пример рефлексивного управления со стороны США – переговоры с СССР по ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). На советскую делегацию и ее руководителя Михаила Горбачева оказывалось мощное психологическое воздействие. Были пущены в ход различные методы – от введения в заблуждение относительно возможности реализации Соединенными Штатами стратегической оборонной инициативы до внушения Горбачеву мысли о «нетленности его личного вклада в историю» как миротворца, добившегося прекращения мировой холодной войны. На переговорах в Рейкьявике президент США Рональд Рейган, не желая идти на уступки по СОИ, просто вышел из зала заседаний. Как утверждал один из ведущих советников генсека, «мы предусмотрели все, но нам и в голову не пришло, что Рейган сможет покинуть переговоры». В результате Горбачев, желая заслужить одобрение Запада и увековечить себя в мировой истории, подписал договор, в соответствии с которым СССР ликвидировал в полтора раза больше ракетных комплексов меньшей и средней дальности, вдвое превосходивших американские по боевым характеристикам. Кроме того, ради «общечеловеческих ценностей» в договор был включен пункт, предусматривавший уничтожение лучшего в мире оперативно-тактического комплекса «Ока», который не подпадал под определение РСМД, но запрещения которого очень хотела американская сторона.

Точно так же президент Борис Ельцин давил на специалистов в процессе подготовки Договора СНВ-2, без какой-либо экспертизы заявлял о снятии боезарядов со стратегических ракет или об их ненацеливании на объекты США. И все ради официальных почестей и международного признания, будучи убежден американскими «советниками» в том, что на его уровне национальные интересы России не главное, так как его предназначение – участвовать в управлении миром.

В настоящее время наиболее сложным и опасным приложением рефлексивного управления является его использование для воздействия на процессы принятия государственных решений при помощи тщательно подготовленной информации или дезинформации. Современные технологии значительно расширяют возможности для манипуляции. Информационные диверсии, нарушение линий связи, хищение и копирование данных, их сокрытие и искажение – все это позволяет влиять на принимаемые властные решения. Диалектическое взаимодействие рефлексивного управления против государства и информационной безопасности как контрмеры с его стороны неизбежно оказывает существенное геополитическое воздействие на все стороны жизни.

Сирийский разворот

Примером рефлексивного управления стала операция ВКС РФ в Сирии. Ни в США, ни в ЕС никто не предвидел военного вмешательства в ситуацию России. Более того, западное руководство, исходя из развития событий, ожидало скорого падения режима Башара Асада и прихода к власти оппозиционных сил, лояльных Вашингтону и Брюсселю.

Сирийская операция стала несомненным успехом Кремля. Она позволила продемонстрировать мощь российских ВС, достоинства отечественного вооружения и его преимущества перед западными образцами, умение нашего командования грамотно разрабатывать и реализовывать планы ударов по противнику.

А когда в Сирии было заключено перемирие, кампания завершилась, что также стало полной неожиданностью для западных стран. Они-то рассчитывали, что Россия «завязнет» там. Как утверждал Барак Обама, Путин вошел в трясину гражданской войны в Сирии и еще будет сожалеть об этом. Однако наш президент не стал повторять ошибок США в Ираке и, заявив, что поставленная задача выполнена, 14 марта отдал приказ на вывод войск.

Это не означает, что борьба с запрещенным у нас в стране «Исламским государством» прекращена. В Сирии остаются две наши военные базы и часть авиации. Правильно принятое российским руководством решение о выводе группировки ВКС позволило выбить почву из-под ног тех политиков и аналитиков, которые уже готовились обвинить Россию в нарушении соглашения о перемирии и ждали, что наши ВКС будут наращивать интенсивность ударов. Это позволяло им списать все неудачи западной коалиции на Россию.

Но Москва показала себя крупным геополитическим игроком, с которым не только необходимо считаться, но и можно договориться. Все это кардинальным образом изменило ситуацию на Ближнем Востоке в пользу России.

Теория рефлексивного управления останется важнейшей областью исследований в течение ближайшего и отдаленного будущего как для российских, так и для зарубежных аналитиков.

Василий Микрюков
 доктор педагогических наук, действительный член АВН