Ольга Капитонова: Х.Клинтон или коррупция по-американски

История Соединенных Штатов Америки ХХ – начала ХХIвека демонстрирует нам то, как постепенно и последовательно государство может терять свою “страновую” субъектность, превращаясь, по меткому выражению А.И. Фурсова, в кластер транснациональных корпораций. Основание ФРС, выгодные сделки по результатам Первой Мировой и постепенное обретение мирового влияния, великая депрессия и конфискация золота 1933 года, Бреттон-Вудс и превращение доллара в мировую валюту, Вторая Мировая и Холодная, отвязка Ричардом Никсоном доллара от золота в 1971, распад СССР и падение башен-близнецов 9/11- 2001года – вот некоторые этапы большого пути, который привел к тому, что США превратились в головной офис и апартаменты класса люкс для крупнейших экономических и финансовых монстров, где деньги и ресурсы налогоплательщиков, проживающих на данной территории, используются для продвижения транснациональных корпоративных интересов по всему миру. Собственно, ресурсы, собранные и “отжатые” по всему миру, также идут на поддержание и укрепление сложившегося положения вещей. Естественно, прикладываются немалые усилия для того, чтобы сама страна была социально стабильной и благополучной по принципу “свой уголок я убрала цветами”. Реальность такова, что транснациональные корпорации для управления и продвижения собственных интересов нуждаются в политической системе США, которую за годы им удалось достаточно удачно приватизировать, и американской военной машине. Деньги поддерживают нужную власть, а власть обслуживает деньги. Талантливые политики покидают свои посты, чтобы проявить себя в большом бизнесе и вернуться, работая не покладая рук на общее дело. Администраторы администрируют, лоббисты лоббируют, кураторы курируют, генералы куют военные бюджеты, пресса создает творческую атмосферу. Сменная двухпартийная система каждые четыре года являет собой пример торжества демократии и обеспечивает зрелище, волнующее народ всей Ойкумены: человечество, затаив дыхание, следит за выборами лидера мирового гегемона, результаты которых могут сказаться на каждом.

Естественно, любой разумный хозяин не будет складывать все яйца в одну корзину, поэтому одни и те же корпорации, группы, финансисты и лоббисты зачастую спонсируют кандидатов в обеих партиях, которые в благодарность за поддержку продвигают повестку своих благодетелей. Например, если интересы требуют затеять где-нибудь в мире смену какого-нибудь ригидного режима, то лучше заранее, на случай непредвиденных и не просчитанных ситуаций, обеспечить лояльность и правильное отношение к проблеме как перспективных кандидатов среди республиканцев, так и демократов. Поскольку политическая машина практически полностью подчинена задачам продвижения и легализации определенных клановых интересов, то сегодня кандидат от демократов в своих политических и экономических устремлениях может стоять куда ближе к определенному консерватору, чем к своему собственному однопартийцу, имеющему обязательства перед другими группами “поддержки”. Естественно, крупнейшие игроки с их мощнейшими ресурсами (по-хорошему ли или по-плохому) всегда могут сделать политику такое предложение, от которого тот не сможет отказаться, если не хочет оказаться не у дел. Взаимовыгодное сотрудничество приветствуется: рука руку моет. Преуспевающему политику же подойдут качества Труфальдино из Бергамо, персонажа пьесы Карло Гальдони “Слуга двух господ”.

Что нам следует ожидать в случае возвращения в Белый Дом четы Клинтонов, на сей раз с Хиллари в качестве Президента? Какие силы и группы используют свои ресурсы, способствуя ее продвижению в сторону Овального кабинета? Что будут ожидать от нее взамен за поддержку? Стоит ли причислять ее, например, к группе “анти- Vanguard”, считать, что она станет противовесом хищническим интересам других инвестиционных фондов, финансовых компаний и крупнейших корпораций WallStreet, в которых эти фонды размещают свои деньги и на которые имеют ключевое влияние? Будет ли она играть на стороне финансистов, заинтересованных в сохранении гегемонии доллара и США в качестве мирового жандарма? Будет ли Клинтон противиться разжиганию военных конфликтов в мире, которые опосредованно обогащают определенные спонсирующие ее круги? Судя по материалам, находящимся в свободном доступе и проливающим свет на последние пару десятков лет биографии четы известных американских политиков, надеяться на улучшение не приходится, несмотря на популистскую риторику кандидата и обещания “всем сестрам по серьгам”.

Клинтон сделала свой план по регулированию деятельности WallStreetодной из центральных тем своей предвыборной кампании: “Wall Street Should Work for Main Street” https://www.hillaryclinton.com/briefing/factsheets/2015/10/08/wall-stree…. Ее тезисы, несмотря на пафос, при ближайшем рассмотрении не предлагают решения краеугольных проблем в сфере регулирования деятельности финансовых институтов (http://time.com/4067444/hillary-clinton-wall-street-reform-reaction/). Продолжение финансирования избирательной кампании Клинтон со стороны ключевых финансовых институтов и крупнейших корпораций, несмотря на ее левацкую риторику, показывает, что на Уолл-стрит не слишком беспокоятся о том, что Хилари на самом деле будет воплощать озвученные тезисы в жизнь, если выиграет выборы. Они – давние друзья, и эти связи демократического кандидата с наиболее хищными корпорациями и коммерческими фондами хорошо известны.

План Клинтон, например, даже если отнестись к нему со всей серьезностью, не затрагивает ключевой сектор финансов: компании по управлению активами, такие как BlackRock, Vanguard или Fidelity, которые контролируют ошеломляющие $ 30 триллионов мирового богатства. Интересно, что целый ряд идей Клинтон как раз отражают предпочтения подобных ведущих управляющих компаний, которые получили бы прибыль от активизации борьбы на государственном уровне с их ситуативными конкурентами – крупными банками, в то время как они останутся вне фокуса общественного внимания. Это, похоже, не случайно.

Начнем с того, что 20-страничный документ, раскрывающий финансовую информацию Хиллари Клинтон, свидетельствует о том, что она пользуется только одним инвестиционным фондом. Это – Vanguard 500 Index Fund VFINX, в котором она имеет от $ 5 млн. до $ 25 млн.Поскольку это – стандартный портфельный инвестиционный набор акций, то он призван не вызывать у любопытствующих подозрений в том, что может повлиять на политические решения и предпочтения его владельца. Это – нейтральный “портфель” политика, так как там нет ничего особенного, к чему можно было бы придраться. Кстати, сбережения семьи Барака Обамы также находятся в фонде Vanguard: в финансовых бумагах за 2011 год указано, что он и его супруга вложили $200,000 и $450,000 собственных денег в фонды VanguardGroup VanguardSи P500. Vanguard принимает вложения от населения с демократичным обслуживанием стандартного инвестиционного портфеля всего за $5 в год с каждых размещенных $10 000. Многие американцы и американские пенсионные фонды несут деньги именно в Vanguard: что называется, ничего личного. Но и предполагать, что политики будут активно действовать против инвестиционных фондов, куда сами же складывают свои капиталы, было бы опрометчиво. Различные подразделения Vanguardимеют вложения практически во все крупнейшие корпорации (в том числе те, что тем или иным образом спонсируют семью Клинтон) и мудро диверсифицируют свои инвестиции таким образом, чтобы иметь возможность влиять на их (корпораций и финансовых институтов) политику, при этом особо не отсвечивая. То есть большинство компаний, лоббирующих Клинтонов, опосредованно лоббируют и интересы фонда. Это же справедливо и в отношении других инвестиционных фондов, таких, например, как BlackRock и Fidelity. Для сравнения здесь инвестиционные предпочтения кандидата от республиканцев Трампа: http://www.marketwatch.com/story/trump-fails-the-fiscal-responsibility-t… .

Одним из уязвимых мест для четы Клинтон в плане приумножения собственного благосостояния являются не акции и способы размещения личных финансов, а их гонорары за публичные выступления, оплачиваемые различными группами и организациями. Сама идея не нова: Ронадьд Рейган как-то разбогател на $2 млн, произнося речи во время турне по Японии, и это было в долларах 1989 года. Но тандем Клинтонов оказался необыкновенно эффективным.

Билл Клинтон признавался, что пришел в Белый Дом самым бедным президентом. По окончанию президентского срока, согласно откровениям Хиллари, семья почувствовала себя в конец разоренной (“deadbroke”), после чего начала работать, не покладая рук, чтобы свести концы с концами и иметь возможность дать образование дочери. Правда, в момент окончания президентского срока Билла, Хиллари получила гонорар в размере 8 млн долларов за свою книгу, но для кого-то жемчуг всегда мелкий, и личное ощущение бедности и богатства весьма субъективно.

Основным способом пополнения семейного бюджета стали публичные выступления: Била Клинтона стали приглашать банки и инвестиционные фонды и платить ему огромные суммы, причем американская общественность теряется в догадках, что же он там такое особенное рассказывает, так как журналистов обычно на такие встречи не допускают, а присутствующие не особо делятся впечатлениями. Мне лично показалось интересным, что несколько лет назад с трибуны Билл рассказал, что его супруга Хиллари часто общается и советуется с духом покойной Элеоноры Рузвельт, но мало вероятно, ему столько платят только лишь за подобные откровения (https://www.youtube.com/watch?v=LVzW9X9DMkg).

Большинство из желающих послушать членов знаменитой семьи – это представители WallStreet, крупнейшие банки и компании. Стоимость выступления начинается примерно со $ 175 000 и доходит до $500 000 и более за один выход перед публикой. За период с 2001 по 2012 год Бил Клинтон наговорил как минимум на 105 миллионов американских долларов. Только на речах в финансовых институтах WallStreetКлинтон заработал по крайней мере около 20 млн. Почему он стал пользоваться такой популярностью? Что помогло будущим спонсорам известной пары политиков забыть даже грозивший Президенту импичментом адюльтер-скандал с Моникой Левински, после которого в истории остался разве что анекдот: “Что Билл говорит Хилари после секса? – Буду дома через 20 минут”. Злые языки предполагают, что он попал в милость к финансистам, когда в 1999 году, на закате своего президентского срока, протолкнул в конгрессе отмену закона Гласса-Стигала (Glass-SteagallAct).

После депрессии 1920-21 National City Bank (предшественник современного Citibank) и Chase Bank открыли офисы по продаже ценных бумаг бок о бок с традиционными банковскими продуктами, такими как депозиты и кредиты. В 1929 году разразился биржевой кризис и началась Великая Депрессия, причину которых усмотрели в том числе в подобных банковских злоупотреблениях.

В 1933 году Конгресс принял закон Гласса-Стигала. Банкам было разрешено принимать депозиты и выдавать кредиты. Брокеры могли подписывать и продавать ценные бумаги. Но ни одна компания не имела права делать это одновременно как из-за конфликта интересов, так и из-за рисков для депозитов.

В 1999 году демократы во главе с президентом Биллом Клинтоном и республиканцем сенатором Филом Граммом (Phil Gramm) объединили свои усилия, чтобы отменить акт Гласса-Стигала по велению крупных банков, транслировавшемуся через лоббистов Уолл-стрит. Что и было сделано. То, что произошло в течение следующих восьми лет с экономикой, было почти точным повторением истории 20-х: кризис 2007-08 годов.

Бенефициары отмены закона и любители послушать Клинтона оказались одними и теми же людьми: Citigroup, Morgan Stanley, Credit Suisse First Boston. Бывшего президента также стали приглашать выступать по всему миру, где он встречался с инвестиционным гигантом CLSA(Credit Lyonnais Securities Asia), American Israel Chamber of Commerce так далее. Российский RenaissanceCapitalзаплатил ему за визит аж полмиллиона, и это связывают с проталкиванием Хиллари так называемой урановой сделки, вызвавшей “урановый скандал” (http://www.businessinsider.com/everything-we-know-about-the-hillary-clin…).

Еще одним заметным прорывом в экономической политике администрации президента Клинтона стало подписание Северо-Американского договора о свободной торговле (NAFTA). Хилари Клинтон в дальнейшем стала одним из ключевых сторонников НАФТА и голосовала за различные пакты о свободной торговле во время своего пребывания в Сенате. НАФТА – это шаг на пути формирования Нового Мирового Порядка, столь активно продвигавшегося неоконами, Джорджем Бушем и их единомышленниками. Также Хилари в должности сенатора поддерживала Буша в его идее реформировать закон о банкротстве, законодательно делающий попытки банкрота сократить долговое бремя более сложными. Закон все-таки был принят в 2005 году и усугубил ипотечный кризис 2008, так как, в том числе, предусматривал первостепенное погашение долгов по кредитным картам, а потом уже по ипотеке. Закон лоббировался банками и компаниями, выпускающими кредитные карты. Помимо этого, также, как и республиканцы-неоконы, сенатор Клинтон поддержала войну в Ираке, начатую Бушем, и приложила все возможные усилия для того, чтобы осуществился тайный план по переформатированию Ближнего Востока, озвученный и открытый для широкой публики генералом Кларком: http://yandex.ru/video/search?text=general%20clarke%20confession&path=wizard&parent-reqid=1460238534288362-1206834688302576631333471-

sas1-5500&filmId=6-IWDM0zUXI
.

Если в 2002 году Клинтон мотивировала свое выступление за войну в Иракезащитой национальной безопасности Америки, то менее чем десять лет спустя в статусе Госсекретаря она уже промоутировала разрушенную войной страну в качестве места, где американские корпорации могли бы сделать большие деньги. “Пришло время для Соединенных Штатов начать думать об Ираке, как о возможности для бизнеса,” сказала она в своей речи в 2011 году. Иракская экономка начала приватизироваться американскими компаниями при Буше и республиканцах, процесс успешно продолжился при демократах. Вот несколько высказываний официальных лиц, характеризующих направление американской мысли по поводу истинных целей войны в Ираке. В 2007 году на тот момент Сенатор Чак Хейгл (Chuck Hagel) поделился: “Люди говорят, что мы не боремся за нефть. Конечно, боремся. Они говорят о национальных интересах Америки. О чем, черт возьми, вы думаете, они говорят? Мы там [в Ираке] не ради инжира”. В том же году бывший председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен (Alan Greenspan) писал: ” Я опечален, что политически неудобно признать, что все и так знают: война в Ираке в основном о нефти”. Бывший генерал Джон Эбизейд (John Abizaid), говоря об этой войне, признался: ”Конечно, она о нефти, в основном о нефти – и мы не можем отрицать это”.

В электронном письме, которое отсылает к мнению Госсекретаря Хиллари, позиционирующей Ирак как возможность для бизнеса, возглавляемый ею Госдепартамент называет Ирак “рынком, где ваши компании могут делать деньги”. Там сказано, что в ходе встреч с руководителями корпораций “правительственные чиновники США вернулись к теме, согласно которой правительство США готово помочь фирмам США, работающим в Ираке “. (http://www.ibtimes.com/campaign-2016-hillary-clinton-pitched-iraq-busine…). Некоторые достижения Хиллари на посту Госсекретаря, прежде всего в сфере внешней политики, были катастрофическими. Шесть стран особенно пострадали: Гондурас, Гаити, Афганистан, Ливия, Сирия и Украина. Пока, например, украинский олигарх Виктор Пинчук переводил средства в фонд Клинтонов и в 2013 году спонсировал проведение ялтинской конференции по Европейской стратегии, на которой чета знаменитых политиков промоутировала украинскую интеграцию в ЕС, ставленник Хиллари Виктория Нуланд (работавшая в 2003-05 годах на неоконсерватора вице-президента Дика Чейни, а в 2000-03гг. – представителем в НАТО) готовила “революцию гидности”. Кстати, Роберт Каган, супруг Нуланд, идеолог и один из самых влиятельных персон неоконсерватизма, пропагандист администрации Рейгана и со-организатор проекта “Новый Американский Век” (“NewAmericanCentury”), поддержанного Хиллари, собирается “изменить” собственной Консервативной партии и голосовать именно за нее на грядущих президентских выборах (https://consortiumnews.com/2016/02/25/neocon-kagan-endorses-hillary-clin…).

Клинтон была на стороне “ястребов” во время внутренних дебатов администрации Обамы в отношении Сирии по вопросу о вооружении сирийских “повстанцев”. Совместно с Директором ЦРУ Дэвидом Петреусом (David Petraeus) ею был составлен план, на котором они оба жестко настаивали, но который все же был отклонен Президентом Обамой и Белым Домом. Возможно, если бы не отстранение Петреуса в связи с адюльтером и не проблемы со здоровьем Хиллари, то этой паре все же удалось бы этот план “продавить”, так как, по свидетельству некоторых официальных лиц, на тот момент министр обороны США, бывший глава ЦРУ и глава администрации президента Клинтона Леон Панетта (Leon Panetta) симпатизировал самой идее. (http://www.reuters.com/article/us-usa-syria-clinton-idUSBRE91201220130203).

Клинтон также старалась изо всех сил, чтобы не допустить возвращения к власти левых во главе с Мануэлем Селайей (Manuel Zelaya)на пост президента Гондураса после военного переворота 2009 года, предложив приставить к новому режиму своего давнего помощника по спецзаданиям Лэнни Дэвиса (Lanny Davis) в качестве резервного канала влияния. В то время Дэвис работал в качестве лоббиста США для провластной гондурасской бизнес-группы.

Хиллари продолжает всячески превозносить так называемый “План Колумбия”, состоявший в американских военных усилиях по борьбе с наркотрафиком в Латинской Америке. План при этом оказался совершенно катастрофическим. Он был разработан администрацией Клинтона и начал активно применяться в бытность Джорджа Буша-младшего президентом; за время операции по реализации “плана” за все про все было потрачено около $8 млрд. Немалая сумма из этих денег ушла в частную военную компанию DynCorp International (https://en.wikipedia.org/wiki/DynCorp) ивLockheed Martin Corp..

LockheedMartin- именитая компания (вот акционеры, влияющие на ее решения – https://finance.yahoo.com/q/mh?s=LMT+Major+Holders), и ее специально представлять не надо, а DynCorp менее известна российской публике, но по подходам к решению поставленных задач, по количеству скандалов и по денежным оборотам мало чем отличается, например, от знаменитой ЧВК “Greystone Limited”. DynCorp любит осуществлять свою деятельность в районах, где производятся и транспортируются наркотики (в том числе, Афганистан и Косово), попадает в секс-скандалы, тренирует и вооружает правильных пацанов из местных, охраняет, кого надо, иногда случайно стреляя в мирных жителей, и, в принципе, заслуживает отдельного журналистского расследования. В Колумбии сотрудники компании тренировали “бойцов с наркотиками”, которые для того, чтобы отчитаться о проделанной работе и о “поголовье” ликвидированных нарко-партизан, убивали гражданских лиц, переодевали их в военную униформу и сдавали трупы, что в один прекрасный момент выплыло наружу (http://www.latintimes.com/colombia-military-scandal-generals-knew-about-…). Несмотря на титанические усилия по ликвидации наркотиков (большая их часть предпринималась подрядчиками) , в США выяснили, что, несмотря на спецоперацию, в 2006 году площади посадки коки в Колумбии росли третий год подряд (http://usatoday30.usatoday.com/news/washington/2007-06-15-colombia_N.htm ; http://www.washingtonmonthly.com/magazine/january_february_2012/features…).

Клинтон также ярая противница потепления отношений с Ираном, так как это не входит в намерения многих из ее “доноров”.

Тот вред, который Госсекретарь Клинтон нанесла жителям вышеупомянутых государств, по сути не отвечал интересам американского народа, но вполне удовлетворял определенные круги американской элиты и до сих пор служит осуществлению их планов. (http://www.globalresearch.ca/hillary-clintons-six-foreign-policy-catastr…) Во многих источникахдовольно подробно описано, в чьих интересах проводится дестабилизация этого региона и кто является ее бенефициаром, так что не будем повторяться. Преемственность политики в данном вопросе от республиканцев к демократам (и наоборот) подчинена интересам одних и тех же корпораций и финансовых групп.

Как очевидно, не только заслуги Билла Клинтона на посту президента способствовали популярности его выступлений: значительную роль в этом играли и те официальные посты, которые занимала его супруга. В период между 2009 и 2011 годами бывший президент Клинтон произносил речи в более чем двух десятках ведущих международных инвестиционных компаний и банковских учреждений, во многих из них более, чем один раз. В течение 11 лет, пока Хиллари Клинтон служила сенатором и госсекретарем США, ее муж заработал $ 105 млн за 540 выступлений. Сборы Билла Клинтона постоянно возрастали с течением времени. В 2012 году, последнем, когда Хилари была в Государственном департаменте, он заработал более $ 16,3 млн за 72 выступления – настоящий “корпоративный чес”. Хиллари Клинтон выступила с 51-ой речью в 2014-ом и в первые три месяца 2015 года, получив более $ 11 млн. Звезды Голливуда, как говорится, нервно курят в сторонке, обдумывая свои жалкие гонорары.

Согласно закону о Правительственной этике 1987 года Клинтон должна была представлять финансовые отчеты, раскрывающие источники ее доходов, вот один из них за 2005 год – http://pfds.opensecrets.org/N00000019_2005.pdf. Здесь можно увидеть, как и какими суммами, различные финансовые институты приветствовали появление Клинтонов в своих стенах с речами и просто так.

Еще примеры. В марте 2010 года в бытность Хилари госсекретарем после принятия Закона о защите пациентов и доступной медицинской помощи ThePatientProtectionandAffordableCareAct(АСА), так называемого Obamacare(вступившего в силу 1 января 2014 года),бывший президент получил $ 175000 от основной лоббистской организации американского медицинского страхования – America’s Health Insurance Plans.

Клинтоны лояльно относятся и к пополнению своего бюджета со стороны нерезидентов США. Через год после того, как Хиллари Клинтон назвала президента Египта Хосни Мубарака другом семьи, Биллу Клинтону заплатили $ 250 000 за беседу с Американской торговой палатой в Египте, которая была тесно связана с режимом Мубарака. Когда Хиллари погрузилась в решение вопросов внешней политики США в Пакистане, Турции и других странах региона, Билл Клинтон получил $ 175,000 от Института Ближнего Востока, – “мозгового центра”, работающего в этих странах. В 2011 году Хиллари сняла видео с поздравлением Кувейта с Днем независимости; несколько месяцев спустя Билл получил гонорар в $ 175000 от Американского фонда Кувейта.

Когда Хиллари Клинтон стала государственным секретарем в 2009 году, она согласилась на то, чтобы выступления Билла Клинтона подвергались рассмотрению специалистами по так называемым “конфликтам интересов”. Это происходило при помощи адвоката по вопросам этики Государственного департамента, который она же и возглавляла. Документы из Judicial Watch показывают, что офис адвоката утверждал и разрешал основную часть выступлений, даже если по времени он совпадали с тем периодом, когда компании, приглашавшие и платившие Биллу Клинтону, оповещали регулирующие органы правительства, что лоббируют Государственный департамент.

В отчете IBTimes содержатся откровения о том, что семья Клинтон получила деньги от 13 компаний, пытавшихся активно влиять на Государственный департамент, возглавляемый Хиллари. Например, Goldman Sachs заплатил Биллу Клинтону $ 200 000 как раз перед тем, как банковский гигант начал лоббировать Госдеп. Из более ранних отчетов IBTimes следует, что от Pacific Rubiales и Cisco Systems в Фонд Клинтонов направлялись деньги как раз перед тем, как Хилари Клинтон предприняла в рамках Государственного департамента шаги, выгодные для этих компаний.

Удивительная синхронистичность: 10 из 13 фирм, лоббировавших Госдеп, возглавляемый Клинтон, за три месяца отчетного периода, одновременно приглашали Билла Клинтона выступить. Эта группа включает в себя пять технологических компаний – Oracle, Dell, Microsoft, Salesforce и VeriSign – которые заплатили Клинтону в общей сложности $ 1,05 млн.

Федеральные данные показывают, что, среди других вопросов, Microsoft и Oracle лоббировали Госдепартамент на тему рабочих виз для иммигрантов. Oracle также имела интересы в области законодательства, касающегося наказаний за пособничество шпионажу. Dell волновалась о тарифах, налагаемых европейскими странами на их компьютерные продукты. VeriSign лоббировал по вопросам кибербезопасности и налогообложения Интернет. SalesForce лоббировал по облачным технологиям, контролю безопасности и вопросам электронной конфиденциальности.

Три технологических компании, которые платили Биллу Клинтону одновременно с лоббированием офиса его жены, также получили бонус: выгодные контракты от Госдепартамента. Microsoft – на сумму почти $ 4 млн., в то время как за год до присоединения Хиллари к Кабинету Президента Обамы, корпорация не получила ни одного. Oracle обрела $ 6,5 млн на контрактах Госдепартамента, что стало значительным увеличением по сравнению с предыдущими годами. Dell заключила с Госдепом обеспеченные контракты на сумму более $ 28 млн, по сравнению с жалкими $ 2,5 млн в год, которые получала до того, как Клинтон стала Государственным секретарем. (http://www.ibtimes.com/firms-paid-bill-clinton-millions-they-lobbied-hil…).

Еще у Клинтонов есть собственный фонд – “TheBill, Hillary& ChelseaClintonFoundation” и его подразделение “TheClintonGlobalInitiative”, собирающий форумы для разных международных лидеров и занимающийся благотворительной деятельностью “за все хорошее против всего плохого” – https://www.clintonfoundation.org/. Издание The Washington Post подсчитало, что с момента своего образование в 2001 году фонду удалось привлечь около 2 млрд. долларов. Сбор пожертвований в фонд наиболее удачно происходит опять же среди финансовых институтов. Barclays Capital, Фонд Citi и благотворительный фонд Fidelity (Fidelity Charitable Gift Fund) – все дали Клинтонам суммы между $ 1 млн и $ 5 млн. Фонд Банка America, BarclaysPLC, CitigroupInc., McKinsey& Companyи UBSWealthManagementСША выделили от $ 500,000 до $ 1 миллиона. Deutsche Bank AG, Deutsche Bank Americas, ФилантропическийФондGoldman Sachs ифондMorgan Stanley Smith Barney (Morgan Stanley Smith Barney Global Impact Funding Trust Inc ) далиот$ 251000 до$ 500000.

The Washington Post сообщила, что треть тех из тех, кто пожертвовал фонду Клинтонов более $ 1 миллиона, – это иностранные источники, включая разные правительства. Иностранным правительствам и отдельным лицам запрещено давать деньги кандидатам от политических партий США, чтобы предотвратить возможное внешнее влияние на национальных лидеров. Но форма организации фонда дала возможность его иностранным донорам найти путь к сердцам четы Клинтонов за пределами традиционных политических границ. (https://www.washingtonpost.com/politics/foreign-governments-gave-million…). Тот факт, что Госсекретарь может принимать пожертвования от иностранных правительств, в то время как он является главным дипломатом страны, поистине ошеломляет. Особенно если учесть, что в их числе есть державы, которые поддерживают и спонсируют терроризм (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Оман и др.).

В начале 2009 года, вскоре после того, как Хилари стала Госсекретарем, разразился юридический скандал между швейцарским банком Неприятности UBS начались в 2007 году, когда американский банкир, работавший в Швейцарии, сообщил в департамент юстиции США, что банком UBS были набраны тысячи клиентов из США, стремящихся избежать налогового обложения в своей собственной стране.предварительное правовое урегулирование”, позволившее UBS частично сохранить лицо: банку пришлось раскрыть информацию по UBS

С постоянной критикой своего соперника по партии выступает Берни Сандерс, прозрачно намекая на коррупцию. В том числе, он ссылается на следующую историю (http://thebernreport.com/hillary-clinton-dared-us-to-find-her-support-fo… ): перед тем как госпожа Клинтон стала госсекретарем, Саудовская Аравия передала $ 10 млн в Фонд Клинтона. После того, как она стала госсекретарем, саудовцы попросили у нее военных самолетов. За два месяца до завершения сделки, Boeing, который производит F-15, перевел $ 900 000 в Фонд Клинтонов, согласно пресс-релизу компании. Это завершило сделку. Подробности: (http://www.ibtimes.com/clinton-foundation-donors-got-weapons-deals-hilla…)

Сделка с Саудитами была одной из десятков случаев продаж оружия, утвержденных государственным секретарем Клинтон. Она передавала его в руки правительств, которые своевременно сделали благотворительные взносы в Фонд Клинтонов. Под руководством Хиллари Государственный департамент утвердил продажи коммерческих вооружений на сумму $ 165 млрд для 20 стран, чьи правительства отправляли пожертвования Фонду. В бытность Госсекретарем, она также одобрила другие сделки на $ 151 млрд с 16-ю странами, переведшими деньги ее семейному фонду. (http://thebernreport.com/bribes-donations-flow-into-the-clinton-campaign/)

В октябре 2009 года Хиллари Клинтон отправилась в Москву, чтобы позаботиться об интересах все той же компании Boeing, после чего Россия в июле 2010 согласилась закупить 50 Boeing737 за $3.7 миллиарда.Через месяц в фонд Клинтонов поступил “откат” от компании в размере $900,000 в помощь в восстановлении народного образования Гаити. (Тут стоит оговориться: была ли подобная сумма проплачена дважды за сделки с саудитами и русскими или же единожды и включает оплату пакета услуг, мне лично не известно, но общей картины это не меняет).

На этом фоне достаточно забавно выглядит свежий скандал, в котором фигурирует американское отделение Сбербанка, нанявшее в лоббисты вашингтонскую фирму, основанную Джоном Подеста и его братом (John and Tony Podesta). Джон одновременно является председателем избирательной кампании Хиллари Клинтон, в связи с чем к кандидату в президенты появились вопросы о ее кремлевских связях. Сбербанк позиционируется, как карманный банк Путина и вероятный спонсор про-русских “террористов” на Украине. (http://www.washingtonexaminer.com/former-nsa-analyst-wants-clinton-to-ex…). У американских исследователей темы, видно, очень линейное представление о действительности: они не подозревают, что осторожное руководство Сбербанка в лице Грефа не суется даже на территорию Крыма, не то, чтобы спонсировать каких-либо повстанцев, и что главный акционер Сбера – Центробанк, который всегда прислушивается к советам МВФ, где американцы доминируют. Допустимо предположить, что связь Сбербанка с Подеста в настоящий момент скорее призвана предотвратить “рэкетирский наезд” и обеспечить место под солнцем для его руководства в случае изменения обстоятельств и прочих форс-мажоров. Пока сведений о переводе денег Сбербанком в фонд Клинтонов и о выступлениях Билла Клинтона на мероприятиях банка не поступает, американское общество может быть спокойно.

Хиллари Клинтон имеет теснейшие связи с произраильским лобби США, ключевой фигурой которого является гражданин США и Израиля, магнат шоубизнеса Хайм Сабан (HaimSaban) “Я – парень одного вопроса, и мой вопрос – Израиль”, сказал он в интервью изданию NewYorkerв 2010 году. Сабан был главным спонсором Клинтон в президентской гонке 2008 года и готов сейчас дать ей столько денег, сколько понадобится для ее победы. Он недолюбливает Обаму, его политику в отношениях с Израилем, пересмотр им отношений с Ираном и все то, что делается его администрацией не в русле интересов его любимой страны (по крайней мере, в русле того, что он понимает под ее интересами). Соответственно, он рассчитывает, что приход Хиллари к власти изменит политику США по этим вопросам, и есть очень большой шанс, что его надежды оправдаются.

(http://forward.com/opinion/national/325490/does-hillary-clinton-have-a-haim-saban-problem/#ixzz45h6kKYzK, http://en.academic.ru/dic.nsf/enwiki/2858347 )

Марк Мезвински и Челсия Клинтон

Марк Мезвински (Marc Mezvinsky), вскорости после женитьбы на дочери четы Клинтон Челсии (Chelsea Clinton), в 2011 вместе со своими партнерами начал сбор денег для нового хедж-фонда Eaglevale Partners. Ряд инвесторов в фирме были давними сторонниками Клинтонов, согласно интервью и финансовым документам, рассмотренным The New York Times. Десятки миллионов долларов, привлеченных Eaglevale, исходили от инвесторов, которых можно связать с Клинтонами. Так что, по едкому замечанию газеты, существует хедж-фонд специально для семьи Клинтонов. (http://www.nytimes.com/2015/03/23/business/dealbook/for-clintons-a-hedge…).

Джон Богл (John C. Bogle) , основатель Vanguard, в интервью 2012 года рассказывал, что голосовал за Билла Клинтона (http://www.nytimes.com/2012/08/12/business/john-bogle-vanguards-founder-…). И не просчитался: например, благодаря экономической программе Президента-Билла в области муниципальных бондов, в 1992 году паевые инвестиционные фонды (mutualfunds), включая, прежде всего, Vanguard, неплохо заработали (http://articles.latimes.com/1992-11-28/business/fi-1053_1_municipal-bond…). Встреча Билла с компанией Vanguardобошлась последней в скромные 200 тысяч.

Шерил Миллс (Cheryl Mills), один из ближайших советников Клинтон, является членом совета директоров BlackRock, одной из крупнейших фирм в мире по управлению активами ($ 4,5 трлн). Миллс курирует районы вокруг Сахары – инвестиционные программы для “горячих точек”: Алжира, Египта, Западной Сахары, Ливии, Мавритании, Мали, Марокко, Нигера, Судана, Туниса и Чада. Миллс была избрана в совет директоров BlackRock в октябре 2013 года, вскоре после окончания срока ее полномочий в Государственном департаменте, где она работала вместе с Хиллари. В объявлении BlackRock об этом назначении в первом предложении особое внимание как раз обращается на связи Миллс с Клинтон.

Хотя Миллс не имеет в настоящий момент формальной роли в предвыборной кампании своей приятельницы (http://www.nytimes.com/politics/first-draft/2015/03/24/trusted-aide-decl…), отчет о поступлении пожертвований на праймериз Клинтон второго квартала 2015 года включал выплату в размере $ 28,500 от CDmillsGroup LLC. Шерил Миллс является зарегистрированным агентом этой компании.

Генеральный директор и один из основателей компании BlackRock Ларри Финк (Larry Fink), созданной под патронажем частного фонда The Blackstone Group L.P., не делает секрета из своего желания войти в политику. Он был в коротком списке на замену Тимоти Гайтнера (Timothy Geithner) на пост министра финансов в 2013 году, и многие расценили его решение взять подругу Хилари Шерил Миллс в BlackRock как признак его стремления снискать симпатии Клинтон и обеспечить свое назначение в казначейство в следующей администрации.

Среди других должностных лиц BlackRock, имеющих связи с Клинтон, старший управляющий директор Мэтью Мальва, который помог собрать на ее кампанию пожертвований на сумму более $100000. Клинтон провела сбор средств в начале марта 2016 года в Маллоуз, Нью-Йорк. Никаких прямых признаков финансового участия в них Ларри Финка не было. Тем не менее, степень синхронности между некоторыми целями Клинтон, заявленными в “Wall Street Should Work for Main Street”и тем, что выгодно BlackRock и ее генеральному директору, вызывает много вопросов (https://theintercept.com/2015/10/21/clinton-takes-her-advisers-side-atta… ; http://www.nakedcapitalism.com/2016/03/social-security-privatizer-larry-…).

Все эти факты и “совпадения”, касающиеся взаимосвязей Клинтонов и финансово-корпоративной верхушки США, описанные в разной американской прессе, судя по всему, лишь вершина айсберга. Но и этого достаточно, чтобы сделать определенные выводы и предположения.

Когда Хилари Клинтон обвинит очередного человека или страну в коррумпированности, надо иметь в виду, что она знает, о чем говорит.

На определенном этапе своей политической карьеры Билл и Хилари поняли, по каким правилам следует играть и с какими людьми поддерживать отношения для того, чтобы прожить успешную, благополучную жизнь и поддерживать элитарный статус. Начало наиболее продуктивного периода в их жизни и “момента славы” пришлось на период распада Советского Союза и становление однополярного мира, когда базирующиеся в США корпорации, финансовые институты, паевые и прочие финансовые фонды были на фантастическом подъеме, деля наследие соцлагеря и стран, находившихся в зоне его влияния, форматируя локальные режимы под свои потребности, внедряя новую идеологию и насаждая свои правила для местных элит и народов, и … по дороге совершенно “теряя берега”.

Идеология американских неоконсерваторов зародилась в 60-е годы, и в основе ее лежали идеи роста влияния США и расширения американской власти, под которой, прежде всего, имелась в виду власть американских международных корпораций. Неоконсерватизм (как бы он сейчас не назывался и какие формы не принимал) по сей день поддерживает идею доминирования американской элиты . Образование однополярного мира в 90-е годы с центром в США способствовало “головокружению от успехов” адептов неоконсерватизма, они упивались властью, считали, что перехватили мировое управление и предпринимали решительные шаги для его закрепления, провозгласив, в том числе концепцию Нового Мирового Порядка. Америка, особенно в своей внешней политике, продолжает жить в этой же парадигме. Хиллари и Билл Клинтоны – это неоконсерваторы от демократов. Какие бы популистские идеи миссис Клинтон не провозглашала, поскольку она, однажды вписавшись в принятую ей логику обстоятельств, ассоциировала свою жизнь, карьеру и благополучие с кругом лиц, поставивших своей целью быть властелинами мира, и ее устремления и действия не выйдут за рамки интересов этой группы, с которой она уже много лет тесно связана. Что называется, noblesse oblige.

Ко всему прочему, Клинтоны – на коротком поводке, хотя бы потому, что они неоднократно давали к этому повод. Если даже не трогать скандалы и скандальчики с Бенгази, имейлами, подозрениями в коррупции и проблемами с “вопросами этики”, что и так обсуждается (но в перспективе может подставить слишком широкий круг лиц), есть возможность снова достать какую-нибудь “клубничку” из биографии Билла. Например, вспомнить то, что он неоднократно летал на частном реактивном пассажирском самолете, прозванном “Лолита-Джет”, который принадлежит миллиардеру педофилу Джеффри Эпштейну (Jeffrey Epstein), и пустить по следу специально обученных и тренированных журналистов. (http://libertyblitzkrieg.com/2015/01/22/oligarch-justice-powerful-pedoph…). Да и сами Клинтоны знают, как это бывает: возможно, на адвокатах они и подорвали свой семейных бюджет, когда стажерка Моника Левински уволилась из Белого Дома и стала разговорчивей. Всегда возможно что-нибудь организовать: Доминик Гастон Андре Стросс-Кан не даст соврать, что такое иногда происходит, и что это, ко всему прочему, закрывает перспективы баллотироваться на пост президента.

За Хиллари Клинтон стоят круги, чье благополучие покоится на однополярном мире и гегемонии доллара как мировой резервной валюты, на сборе дани со всей территории Земного шара, на властолюбии и беспринципности. Они будут решать свои проблемы за счет всего остального мира, и поэтому от Клинтон в качестве президента стоит ожидать крайне агрессивной внешней политики и нарастания различных военных угроз и конфликтов.

Глен Гринвальд (GlennGreenwald) сказал о Хиллари Клинтон: “”Бездушная, свободная от принципов, жадная до власти… Она окружена этими скользкими денежными мешками, которые просто коррумпируют всех и вся…” (http://libertyblitzkrieg.com/2014/11/14/glenn-greenwald-on-hilary-clinto…)

Чарльз Фергюссен (CharlesFurguson), директор и продюсер документального фильма о финансовом кризисе ” Сделано внутри” ( Премию Академии за лучший документальный фильм в 2010 году, после того, как ему не дали снять документальный фильм, заказанный CNNо Хиллари Клинтон, сказал: “Пока двухпартийные социопаты с не очень большим успехом буйно трудятся в этой клоаке, которую мы знаем, как Вашингтон, в чем они действительно преуспели, так это в защите своих сфер влияния, привилегий и власти от тех, кто может представлять для них угрозу. Город, по существу, – это один гигантский двухпартийный мафиози, который тратит все свое время и энергию на то, чтобы паразитически сосать богатство граждан США с помощью инсайдерских сделок, взяток, шантажа и угроз. Они не создают ничего, но забирают все…Собственный капитал Клинтонов в настоящее время, вероятно, превышает $ 200 млн, и поскольку он заработан на законных основаниях, [можно сделать вывод, что], как источниках денег, так и и публичные заявления Клинтонов указывают на то, что у них сильное отвращение к “раскачиванию лодки” или созданию мощных врагов. ” Имеется в виду, конечно, прежде всего, поддержание пиететных отношений с представителями американской элиты и работа на ее интересы, для остальных – другие правила. (http://libertyblitzkrieg.com/2013/09/30/how-the-washington-d-c-money-mac…).

Let’s block ads!(Why?)

http://pravosudija.net/article/olga-kapitonova-hklinton-ili-korrupciya-po-amerikanski