Дальневосточный Босфор

Япония готова обнажить меч

Размещение новых противокорабельных систем на Южных Курилах – естественный шаг к укреплению дальневосточных рубежей России. А с учетом военной активности Японии, в том числе на примыкающем к ним острове Хоккайдо, это еще и вынужденная мера.

Дальневосточный БосфорПринадлежность к России как правопреемнице СССР Курильских островов, включая Итуруп, Кунашир и Малую Курильскую гряду, определена международно-правовыми актами, принятыми антигитлеровской коалицией в период Второй мировой и по ее окончании. Основные из них – Каирская и Потсдамская декларации, Ялтинское соглашение, Сан-Францисский мирный договор. Япония, вступив в созданную державами-победительницами Организацию Объединенных Наций, признала ее устав и согласилась со всеми вышеперечисленными документами. Поэтому реакция Токио на предпринимаемые Россией преобразования на Курилах, будь то гражданские или военные меры, вызывает недоумение. Так и на этот раз, когда в Японию просочились данные о наших планах разместить на островах береговые ракетные комплексы «Бал» и «Бастион».

Ничего экстраординарного в этом намерении России нет. Для нашей страны регион играет особую роль.

Охотское море – зона патрулирования наших стратегических атомных подводных лодок с баллистическими ракетами на борту. Там же начинается южная часть Северного морского пути, безопасность которого – жизненная потребность для Дальнего Востока.

106933Кроме того, Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи – естественный рубеж со стороны Тихого океана на подходах к Охотскому морю и Дальнему Востоку.

Расширяя материковую сферу военной безопасности России, эти острова вместе с тем обеспечивают коммуникации между Приморьем и Камчаткой. Здесь единственные незамерзающие проливы (между Северными Курилами замерзают), которые обеспечивают выход в Тихий океан по российским территориальным водам. Такие крупные порты, как Владивосток и Находка, имеют свое нынешнее значение для страны только благодаря российской принадлежности Курильских островов.

В стратегическом отношении утрата части из них образует брешь в единой системе обороны Приморья. Нарушается естественная преграда, которую представляет собой Курильская гряда. Теряется кратчайший выход в Тихий океан. В случае изменения геополитической обстановки в мире Курилы приобретают значение, аналогичное Босфору и Дарданеллам, которые Турция использует для политического давления на другие страны. Российским судам, направляющимся через пролив Лаперуза в порты материковой части Дальнего Востока, придется платить по международным правилам. Проливы на севере Курильской гряды не обеспечивают необходимой скрытности, так как находятся под контролем стационарной гидроакустической системы США, и, кроме того, проход через них сложен в навигационном отношении.

В настоящее время на южных островах гряды, несмотря на сильное сокращение группировки войск, существуют системы ПВО и созданы условия для наращивания военного присутствия, однако мощной и эффективной системы противодесантной обороны по большому счету не существует. Сил и средств дислоцированных там подразделений явно недостаточно, а их эффективность к отражению десантов при подходе последних к берегу ничтожно мала. Да и как можно эффективно поражать высокоманевренные морские цели, к тому же постоянно меняющие галсы, с помощью намертво установленных в капонирах орудий ручной наводки на базе тяжелых танков ИС времен Второй мировой. А если учесть такой вид морских десантных операций, как загоризонтная высадка, можно сказать, что полноценной обороны на Южных и средних Курилах в ее современном понимании просто не существует.

Американское военное командование, безусловно, заинтересовано в установлении военного контроля над Южными Курилами через союзную Японию и, таким образом, в расширении своих возможностей в стратегически важном Охотском море.

Другие акторы в Азиатско-Тихоокеанском регионе, такие как Китай, Южная Корея, не хотели бы передачи Южных Курил Японии, опасаясь прежде всего создания опасного прецедента ввиду собственных территориальных споров с Токио.

02-01Военно-политическое руководство России, укрепляя дальневосточные рубежи, учитывает тот факт, что в случае даже малейшего военно-стратегического ослабления нельзя исключать того, что Япония рискнет пойти на силовые методы решения «территориальной проблемы». История дает яркое тому подтверждение.

Один только факт о значении Курил для японских военных: скрытное сосредоточение авианосной армады в заливе Касатка на острове Итуруп и затем ее внезапное появление в гавани Перл-Харбор с последующим разгромом американского Тихоокеанского флота доказывает, что не гражданское освоение региона заботит Токио, а плацдарм для нанесения молниеносного удара по нашим дальневосточным рубежам. Этакий «удар кобры», как говорят каратисты.

На фоне разговоров о «мирном» освоении Курил неуклонно повышается военная активность ВС Японии. Разведывательная авиация, которая обычно совершала полеты, не приближаясь к нашему побережью на дистанцию менее 120 миль, стала периодически появляться на удалении всего 50–70 миль. Для вскрытия системы обороны южной части Курильских островов японцы активизировали использование самолетов базовой патрульной авиации, ДРЛОиУ, кораблей ВМС и ДМО, промысловых судов. Число нарушений нашей границы имеет тенденцию к увеличению.

В последние несколько лет на Хоккайдо размещены новые ПКР японского производства SSM-I. Северной армии было поставлено 16 пусковых установок этих ракет (боекомплект каждой ПУ – шесть единиц). На базе 125-го дивизиона 1-й артбригады сформирован ракетный полк (около 400 человек личного состава). Одним из важнейших направлений наращивания боевых возможностей японских ВМС является оснащение кораблей и самолетов БПА современным ракетным оружием. Основным ударным оружием является ПКРК «Гарпун», которым оснащены 35 процентов боевых кораблей. Кроме того, более 75 самолетов БПА имеют технические возможности подвески на каждом из них по четыре – шесть ПКР.

Создание в составе ВМС Японии бригады морской пехоты, основное предназначение которой именно участие в десантных операциях, доказывает тот факт, что японцы готовятся к реваншу. А его целью, без всякого сомнения, станут Курилы.

Условие для решительных действий – получение одобрения со стороны США. И это вполне возможно. С захватом островов Японией американцам будет обеспечено беспрепятственное развертывание сил в Охотском море, а сам агрессор расширит возможности по блокаде пролива Лаперуза и действий своих сил в южной части данной акватории вплоть до размещения самолетов истребительной и противолодочной авиации на аэродроме острова Итуруп. Для согласованности в действиях (в соответствии с Договором о взаимном сотрудничестве и обеспечении безопасности от 19 января 1960 года) Япония может заранее уведомить США о подготовке к захвату Южных Курил.

Представляются возможными следующие варианты участия ВС США в военном конфликте Россия – Япония из-за Курил:

1. До захвата островов – скрытное приведение сил в боевую готовность и развертывание ударных группировок в акваториях, близких к районам оперативного предназначения, установление непрерывного непосредственного слежения за нашими РПКСН.

2. С началом вооруженной фазы не исключено заявление США о нейтралитете с одновременной демонстрацией силы (развертывание ударных и противолодочных группировок в районах боевого предназначения).

3. В случае ответных боевых действий России с нанесением ударов по объектам на японской территории включение США в полномасштабную войну на стороне Японии.

Мероприятия по подготовке к захвату островов могут проводиться под видом ежегодных учений. Агрессии будут предшествовать усиленная обработка международного общественного мнения, в том числе в ООН, мощная патриотическая кампания и активизация движения за возвращение «северных территорий». Здесь нельзя не учитывать степень влияния экстремистски настроенных элементов, готовых на неожиданные вылазки и провокации любого масштаба.

Анализируя нынешнее состояние сил самообороны Японии, некоторые эксперты делают вывод: эпоха, когда Страна восходящего солнца мирилась со своим демилитаризированным положением, уходит в прошлое. В потомках самураев начинает просыпаться воинственный дух предков.

Необходимо иметь в виду и то, что Япония – страна, испытавшая ядерную бомбежку. И только у японцев есть психологическая уверенность в том, что даже атомный апокалипсис можно пережить. Иными словами, в отличие от всех остальных держав в данном случае он вовсе не является сдерживающим фактором. Поэтому однозначно ответить на вопрос, как долго готовый к бою японский меч будет оставаться в ножнах, сегодня не берется никто.

Анатолий Иванько,
 директор Центра анализа геополитики, войн и военной истории