Биохимия предательства за 72 часа.

Фильм “72 часа”: у предателя нет ни оправдания, ни матери.

Единственным фильмом в Год кино ко дню Победы в Великой Отечественной войне стала картина продюсерской компании Николая Расторгуева “72 часа”.

В конце апреля в Москве презентовали военную драму “72 часа” режиссера Киры Ангелиной, фильм показали журналистам, а уже с 5 мая картина демонстрируется в кинотеатрах страны.

Фильм снят на очень актуальную сегодня тему – вопрос предательства в России впервые встает так остро за 20-25 лет, когда приходит время переосмысливать “слом” совестной системы, публицисты и писатели начинают задумываться над тем – что же такое предательство?

В представленном фильме показана конфронтация двух жизненных позиций – комсомольца Алексея и предателя Дмитрия.

photostudio_1463214063852

В самом начале Великой Отечественной войны крохотный городок Ставрово оказывается в эпицентре большой истории. Его расположение, близость линии фронта, железная дорога, перекресток нескольких дорог привели в город крупный гарнизон немцев. Но в городе действует подполье, состоящее, в основном, из вчерашних школьников. Это история противостояния двух молодых людей, двух жизненных позиций — комсомольца Алексея и предателя Дмитрия. Оба молоды, оба читали одни и те же книжки в детстве, учились в одной школе, любили одну девушку. Но первый, не задумываясь, отдал жизнь за то, что считал священным — за Родину, а второй самозабвенно мучил и убивал своих же соотечественников, соседей, знакомых, бывших одноклассников.

Интересно, что продюсером фильма выступил Николай Расторгуев, сам он недавно потерял близкого друга и коллегу по группе именно из-за таких разногласий в понимании того, что является предательством (страны, идеалов), а что – нет.

Место действия фильма, где произошла эта история в реальности, – Калужская область, город с говорящим названием Людиново. Когда фашисты оккупировали область, многие подростки не побоялись вступить в неравную схватку со взрослыми оккупантами и организовали подпольную организацию.

Но, как это часто происходит в жизни и сегодня, не все решили бороться с врагом, кому-то оказалось проще сотрудничать и не только предавать родину, но и воевать против своих вчерашних одноклассников. Создатели фильма сказали, что намеренно отказались от жанра экшена, чтобы глубже разобраться в психологии предательства. Печально, но в Год кино эта драма стала единственным фильмом, вышедшим ко Дню Победы.

Отечественный кинематограф после слепых белых мышат и других диковинных зверей с горбом и кривыми зубами, кажется, разродился львом. Фильм сняли всего за один месяц – и, может быть, поэтому сложная драма с элементами детектива смотрится на одном дыхании, но больше всего времени создатели потратили на подготовку материалов, фильм основан на документах, реальном расследовании и поднимает сложные вопросы, сценарий переписывали несколько раз, и от этого фильм, видимо, только выиграл.

“72 часа” – это успех, но в чем секрет успеха?

image_big_96848

Сценаристка Ануш Варданян, автор не слишком известных мелодрам, засветилась в соавторстве другого патриотического пирожка отечественного киноискусства, фильма “Василиса” – совершенно невнятного и откровенно слабенького фильма (его даже в кино не стали показывать – сразу на ТВ). Режиссер Кира Ангелина, конечно, профессионал, а не начинающий творец, все же практиковалась в последнее время только на отечественных мыльницах, исполнитель главной роли вообще отпраздновал дебют в большом кино. Но все вместе они создали прецедент – очень честное (хотя и с традиционной “фигурой умолчания”, о чем еще поговорим), приближенное к реальности, насколько это возможно в сложившейся ситуации, хорошо скроенное историческое полотно психологического детектива.

image_big_96789

“Хорошо, что такие фильмы снимают, надеюсь, к осени еще “28 панфиловцев” подоспеют, тоже тему героев поднимут, потому что за последние 20 лет было сделано столько разрушительных шагов и снято фильмов, что в массовом сознании образовалось много дыр, которые надо чем-то закрывать. Всяких “Солнечных ударов”, “Утомленных солнцем”, “Сталинградов” – фильмов, где женщина идет ложиться под немцев, фильмов, где чествуют исключительно хрустобулочных героев, где Дима Билан у нас шашкой орудует и пьяную матросню рубит – и этот конвейер продолжает работу, – говорит журналист, автор и ведущий программы “Агитация и пропаганда” Константин Семин в беседе с Накануне.RU. – “72 часа”, возможно, это прецедент, но другой-то конвейер не останавливался”.

image_big_96814

Говорить о войне надо, но за 70 лет было сказано много и сложно не повторяться: избежать штампов, но при этом не вляпаться в вульгарность. Балансировать удается немногим. Наверное, в какой-то момент в позднем предперестроечном Советском Союзе подвиги комсомольцев-героев, пионеров и даже солдат превратились в некий сплав клише, которые выкидывались блоками из ртов чиновников к памятным датам. Это был официоз, лишенный жизни. А вот с 90-х жизни прибавилось, только совсем не такой жизни, которую отдавали люди нашей страны – жонглирование фактами превратилось в вид искусств, переписывание истории – в прибыльный бизнес, передергивание стало считаться оригинальностью. Знаменем отечественного кинематографа стал лозунг “чем хуже – тем лучше” – советские солдаты либо звери и разбойники, либо святые, которых кидают в лагеря; каждая история на войне – история про “кровавость режима”, а не подвиг, предатели – люди “с интересной судьбой, которых нужно понять”.

Мы привыкли, что в новой, созданной кинематографистами Великой Отечественной войне героями становятся ради куска мыла, воюют “за Машу” (очень буржуазное представление о войне, но буржуазный мир Франции, например, за “мыло” и условную Мари сдался, а не стал воевать). В этом мракобесии нужно найти в себе смелость, чтобы рассказать еще раз о подвиге наших солдат, партизан и теперь – школьников-подпольщиков совсем не так, как это стало принято 30 лет назад. Герои фильма “72 часа” – по-настоящему другие, и борются не за мыло, комфорт или любовь, но при этом создатели фильма открещиваются от какой-либо идеологизации.

image_big_96805

“Мы загоняем власть в угол и говорим: скажи уже это слово на букву “С”, – иронизирует Константин Семин. – А она боится, потому что как только ты это делаешь, поднимается вселенский шум, и оказывается, что “возрождается проклятый Советский Союз”, то есть призрак сталинизма моментально материализуется и безвозвратно портятся отношения с международными партнерами, которые уже без всяких ограничений занимаются военными приготовлениями и достают топор войны в надежде доделать то, что не сделал Гитлер. Но вот поскольку мы такое шизофренически устроенное общество, поскольку мы так разделены, поскольку мы по-прежнему движемся в фарватере перестроечных решений, элита пойти на это не может, потому что это означает полный разрыв с ельцинским прошлым”.

image_big_96803

Но возможно, фильм “72 часа” станет историческим водоразделом в кинематографе – хотя бы закончится тренд показывать “чернуху” про Великую Отечественную войну. Авторы работы доказали, что можно снять интересный, динамичный фильм без элементов боевика, разврата, и все же четко заявить впервые за 30 лет – у предателя нет и не может быть своей правды. И нет матери. Продюсер Игорь Николенко на пресс-конференции рассказал: “Первоначально сценарий был про него (про предателя). Но у предательства нет “правды”. Да, у него не было возможности отомстить тем, кто донес на его отца или изменить то, что отец попал под арест, но он начал мстить тем, с кем он учился. И поэтому за ним нет никакой правды. Дмитрий Лабуш – талантливый актер, хорошо его сыграл. Но предательство не имеет никаких оправданий. Просто никаких. Тем более в этой истории – он сотрудничал с врагом”.

Так проявляется разница между нашим поколением, – заявил продюсер, – и молодым. Молодежь уже ищет оправдания для предательства – не все так однозначно и, может быть, и у предателя есть своя правда? Но фильм отвечает однозначно – нет у предателя ни правды, ни матери (она откажется от сына). И вот ответ на вопрос – в чем же успех фильма, сам Николай Расторгуев объяснил: “Этот фильм очень важен сегодня, когда идет идеологическое противостояние, фальсификация истории”.

image_big_96798

Про героев

Компонент успеха, наверное, главный, который превращает ртуть в золото – сама история людиновского подполья. Вот тот случай, когда жизнь даже киношней фильма. В картине это не отражено – но подростки не только переписывали и распространяли листовки, они устраивали поджоги, взрывы, диверсии (настоящий боевик), информировали партизан и РККА о расстановке сил противника, по их наводке в Людиново разбомбили большую немецкую часть с техникой и живой силой. А ведь дело было в 300 км от Москвы, которую так и не удалось взять. Героизм реального 16-летнего Алексея Шумавцова и его друзей описал в свое время Игорь Голосовский (Советская Россия, 17/III-57) “Это было в Людиново”.

image_big_96832
image_big_96831

На Западе очень популярны такие драмы про оккупацию (не только драмы, но и французские комедии, кстати) – Оскар “Списку Шиндлера” – только венец на жанре холокостдрамы. Поскольку ни евреи, ни французы особенно в боях с немцами не отличались, они довели до совершенства и приватизировали тему подполья в кино. Что ж, это несправедливо. Наша Великая Отечественная война – не только рукопашные бои, разведчики, танки и взрывы. Самый массовый геноцид Второй мировой войны – это не геноцид еврейского народа, это геноцид русских, и подпольная война мирных жителей у нас носила массовый характер, про это стоит говорить. И хорошо, что про это сказали.

image_big_96835Исполнитель главной роли – новосибирский актер Александр Зельский

image_big_96816

“Нам сейчас пытаются сказать, что нашей идеологией является патриотизм, то есть любовь к Родине вообще, – говорит в беседе с Накануне.RU автор документального фильма “Биохимия предательства” Константин Семин. – Следовательно, предателем является тот, кто предает землю, почву, но этого, боюсь, для того, чтобы мобилизовать людей на героизм и на непримиримую борьбу с предательством, недостаточно”.

В фильме расстреливали коммунистов, семьи красноармейцев, всех несогласных, выслеживали подпольщиков. И как по одной капле ученые могут представить себе море, так и мы должны понимать – такое подполье было в каждом оккупированном городе, в каждом городе были свои герои и свой предатель.

image_big_96834

Этого нет в фильме, а стоило бы упомянуть, что сестры Хотеевы помогли нескольким советским солдатам, попавшим в плен к немцам, в побеге из плена к партизанам. В появлявшихся листовках советским людям сообщалось действительное положение дел на фронте, Алеша Шумавцов устраивал взрывы и поджоги, в общем, немцы очень страдали от подполья и не могли понять – почему не работает их стратегия “пряника и кнута”, дикий народ не хочет пряников и не боится кнута – одним словом, варвары.

Действительно, а почему же эти дети не ушли вместе со взрослыми во время эвакуации (семья Шумавцова эвакуировалась и он в последний момент сам решил остаться, попрощался с родителями и ушел обратно в Людиново)? Почему не согласились ради лучшей жизни сотрудничать с немцами? Здесь “концепция березки” не работает, ведь никто их не гнал с родной земли и не ломал березку, просто – “новые порядки”. Или, оказывается, это не так?

image_big_96811

“Концепция березки – что мы все защищаем березку, мы все защищаем эту почву – она не работает, березка березке рознь. И непонятно, почему тувинцы должны были идти на Западный фронт и гибнуть где-нибудь в Чехословакии. А они шли и отдавали жизни и совершали подвиги – почему? Либеральная пресса как это объясняет – их всех пулеметами собрали, заградотряды заставили, – рассуждает эксперт Накануне.RU Константин Семин. – Но люди, которые так рассуждают, никогда не были на войне, они не понимают, что никакими заградотрядами, никакими деньгами, ничем людей на массовое самопожертвование, на героизм невозможно мобилизовать. Это нереально”.

image_big_96795

Имена и названия в фильме были изменены. Людиново превратилось в Ставрово, предатель Дмитрий Иванов стал Дмитрием Прониным, создатель подполья сержант госбезопасности Василий Золотухин – капитаном Борисом Коленовым. Бекендорф остался Бекендорфом.

image_big_96813Исполнитель роли Дмитрия Пронина Дмитрий Лабуш

А “школьный товарищ ребят Митя Иванов” и станет местным полицаем Дмитрием Прониным. Бекендорф поручит ему вскрыть подполье – и Митя собственными руками убьет и замучает и Алешу Шумавцова, и сестер Хотеевых. А после войны скроется в недрах советской страны-победительницы под ложными документами, будет вести жизнь добропорядочного господина-товарища. Такая история. Если бы не бывший сотрудник НКВД, в реальности Золотухин, в фильме – капитан Борис Коленов. Этот человек – тоже герой, потому что все десять и более лет после войны он охотился на Митю Иванова (Дмитрий Пронин – в фильме) и, наконец, настиг его в привокзальной рюмочной, опознал его в интеллигентном господине с чемоданчиком и задержал. Борис Коленов давно вышел в отставку, найти предателя – не служебное задание, а дело жизни – ради тех детей, студентов и школьников, среди которых был и Шумавцов, и сестры Хотеевы, которых Коленов организовал в “подпольную организацию”. Роль Коленова исполнил Алексей Шевченков, которого будто бы на машине времени доставили из 40-ых, так гармонично он смотрится в роли.

image_big_96807

В фильме две временные линии – в первой 1956 г., когда привычная “советская Россия” рушится, к власти пришел Хрущев (чем-то напоминает атмосферу лихих 90-х), остро и удачно несколькими штрихами авторы фильма создали картину времени – в трамвае несколько молодых людей с портвейном громко смеются и рассказывают анекдоты про Сталина (но не слишком похабные, конечно), кондукторша возмущается, кто вам разрешил пить в моем вагоне? А нам товарищ Хрущев все разрешил. В этом векторе Коленов, по понятным причинам, переживает, что предателя не посадят, отпустят, время такое – разгул по сравнению с порядком, который царил еще три года назад. Вторая линия раскрывается по ходу следствия – это война и оккупация городка Ставрово.

image_big_96833 image_big_96830

Хороши, конечно, молодые актеры с “лицами из прошлого”, они трогательные, милые, самоотверженные. Для художественности фильму добавили любовную линию – Шумавцова и одной из сестер Хотеевых. “Ромео и Джультта” комсомольского подполья оставляют самое приятное впечатление – здесь нет вульгарности или подмены понятий, что сражаться они будут ради любви. С первых кадров формируется любовный треугольник – Шура Хотеева (Лиза Арзамасова), будущий герой и будущий предатель.

“Может, если бы ты меня полюбила, – говорит Пронин, уже будучи полицаем, – все было бы по-другому”, – но и безответная любовь, конечно, не оправдание для предательства. “Не было бы,” – отвечает девушка. Любовь Пронина – эгоистичная, и в конце концов, он же и убьет Шурочку – совсем не по любви.

image_big_96810Предатель и герой ходили в одну школу и даже любили одну девушку

Была ли симпатия или любовь в рядах комсомольцев-подпольщиков, неизвестно, но жизнь порой интересней кино, и кто знает, какие страсти кипели в Людиново. Отметим, что в фильме дети и подростки несли на своих плечах главную, сложную недетскую ношу и, надо сказать, справились прекрасно. После многих отечественных фильмов остается осадочек, что роли распределяли не по талантам детей, а по заслугам родителей, здесь детям удалось передать атмосферу общности, товарищества и чистоты. И все же “72 часа”- это фильм, прежде всего, просто гениальных вторых ролей. Это россыпь эпизодов, достойных мирового кинематографа и даже, может быть, советского кино.

image_big_96793

Про систему

Первый шедевр – следователь Коваль, которая в 1956 г. должна за 72 часа решить, поймал ли бывший НКВД-шник предателя или просто “словил белочку”. Это сюжетообразующий персонаж. Из таких Коваль “я бы гвозди коваль”. Умопомрачительный образ, потрясающая игра, аутентичность – браво художникам. Сюжет основан на документах и без художественного вымысла эпизод вскрывает больные вопросы еще сталинской реальности, которую сегодня малюют как бесчеловечную, кровавую и несправедливую (это 1956 г. – Хрущев в поту уже раскручивает гайки, но вода еще не хлынула, и атомоход шел по заданному курсу). И вот, получается, спившийся после войны бывший сотрудник НКВД посвятил десятилетие поиску паганца и, наконец, его задержал. Он точно знает, что это Дима Пронин, найти и наказать его – цель жизни, почему бы не устроить самосуд? Современный совет “сделай сам” напрашивается потому, что сейчас никто не верит в честную работу правосудия? И насколько же была сильна вера в него тогда, если Коленов отдает дело всей свой жизни на рассмотрение следствию, а не решает судьбу предателя сам (а ему ведь очень хочется!). Строгость, дисциплина и беспристрастность – что еще отличало ту жесткую, порицаемую сейчас систему, мы поинтересовались у главного научного сотрудника Института российской истории РАН.

image_big_96815Следователь Коваль

“При Сталине преследовали воров, шпионов, убийц, и никто из них не избегал суда и наказания. Тогда – украл, и ты сядешь, помните, как в романе братьев Вайнеров: “Вор должен сидеть”. Вора не только сажали, но и конфисковали ворованное имущество. Сегодня – если вор случайно и окажется за решеткой ненадолго – на две недели, как Васильева, – то наворованное оставляют ему в подарок и награду. Вот этого никогда не было при Сталине”.

image_big_96806

Следователь Коваль (исполняет Ирина Розанова) – как раз образчик чекиста “чистые руки, холодный разум”, ни грамма краски на лице – для любой актрисы несомненный подвиг, вряд ли кто-то из женщин согласился показать свою “истинную красоту” в угоду реализму. Этот персонаж изначально пугает, отталкивает, вызывает ужас, затем – сочувствие и, в конце концов, невероятную симпатию. Коваль – это краеугольный камень сюжета, потому что она – это сама система. Причем – еще сталинская система. Никаких – застенки, расстрелять без суда и следствия, про которые нам постоянно рассказывают – даже у предателя есть права, для выяснения обстоятельств по закону задержать его можно только на 72 часа, и это держит зрителя в напряжении до конца фильма – вдруг отпустят? Вдруг не он? Следователь насторожено относится к бывшему коллеге из НКВД. Здесь реалистический метод актерской игры, ставший главным эстетическим принципом всей советской исполнительской школы, игра на полутонах, паузы и недосказанность в образе Коваль – все прекрасно.

image_big_96804

Но ни эмоции НКВД-шника, ни сюжетообразующие показания свидетелей, которые построили структуру сценария, в реальной жизни роли не сыграли: сличили фотографии – личность опознали, за 72 часа узнали, что документы поддельные – и на одних этих фактах можно строить обвинение. И опять – не лагеря, застенки, расстрел, а общественный суд, который пройдет в 1957 г. в родном городе полицая. Художественная, эмоциональная часть необходима фильму, а система – будничная, спокойна, четкая и бесстрастная – осталась фактом из реальной истории. Только благодаря стараниям старого НКВД-шника и системе, которая быстро и четко сработала, не только предатель получил наказание, но и герои обрели бессмертие – вскрылась вся история людиновского подполья (которое работало в оккупации даже дольше фадеевской “Молодой Гвардии”), и о подвигах Алеши Шумавцова узнал весь Советский Союз, посмертно его наградили званием Героя.

Про предателей.

image_big_96792

“За время фашисткой оккупации на территориях, подконтрольных немцам, оказалось более 70-ти и даже больше миллионов человек, – рассказывает автор документального фильма-исследования “Биохимия предательства” Константин Семин в беседе с Накануне.RU, – из них сотрудничать соглашались далеко не все, и даже те, кто был задействован в немецком бюрократическом аппарате, не всегда был коллаборационистом (речь идет о вынужденном сотрудничестве) – и все равно таких людей насчитывалось от 600 до 900 тыс. Если сопоставить это с 70 млн, то, в общем, пропорция понятна. Из этих нескольких сотен тысяч действительно было какое-то количество отъявленных головорезов”.

Еще раз – из трех взрослых сыновей, которые могли бы точить зуб на советскую власть, только один в этой семье Пронина стал предателем. Как пояснял продюсер фильма Игорь Николенко – они росли в одном доме, им читали перед сном одни и те же сказки, у них одна мать и трагедия в семье вряд ли могла стать причиной для предательства. Поступок не оправдывается “местью за отца”. Константин Семин подтверждает – да, все предатели пытались найти себе какое-то разумное оправдание, самые известные из предателей – власовцы – прикрывались идеологией, но на деле все оказалось гораздо прозаичней.

image_big_96791Анатолий Гущин в роли “взрослого” предателя Дмитрия Пронина

В фильме “72 часа” впервые за много лет четко расставлены акценты, что у предателя нет оправдания. В Советском Союзе было контрастное, понятное разделение – кто предатель, а кто герой, современные дети лишены твердых ориентиров, но неужели тогда (в угоду идеологии) всех детей готовили с колыбели к подвигу?

“Никого не готовили с детства к подвигу, – говорит историк Юрий Жуков. – Воспитывали нормальных, добрых, отзывчивых людей, которые считали, что главное – это труд, а воровать – это плохо. Быть богатым – это плохо, потому что богатство – это воровство. И вот они выросли чистыми, светлыми, настоящими людьми. И они не могли видеть то, что принес германский нацизм на нашу территорию. У человека всегда есть выбор – либо согласиться с сильным и предать самого себя, предать всех, либо противостоять лжи и бороться за светлое счастье для всего народа. Одно из двух”.

image_big_96799

С 1990-х появились и появляются вновь и вновь не один и не два фильма, которые пытаются оправдать безусловных предателей – вышли документальные фильмы о Краснове, о Власове, намекающие на то, что предателей самих предали, и они предателями не являются.

Почему так происходило?

Журналист-документалист Константин Семин считает, что эти побеги предательства произрастали на большом дереве глобального предательства, совершенного в 1990-х по отношению ко всем гражданам страны, ко всему советскому проекту.

“Насколько сейчас меняется ситуация, я сказать не могу. Хорошо, если действительно появляются такие фильмы, и проблема получает такое же звучание, какое она имела в советскую эпоху. Но в целом, мне кажется, без идеологии, без восстановления моральных координат наивно рассчитывать на то, что люди примут такой посыл и такой сигнал поймут”.