Фукусима четыре года спустя: фотоотчет о последствиях трагедии

Польский фотограф Аркадиуш Подньесински (Arkadiusz Podniesiński) в 2015 году провел две недели на территории зоны отчуждения возле атомной электростанции Фукусима-1. Напомним, что на этой АЭС 14 марта 2011 года произошел взрыв в третьем реакторном блоке. Аркадиуш не в первый раз совершает столь необычную экскурсию — ранее он изучал окрестности АЭС в Чернобыле.

Сегодня мы приводим вам краткий пересказ его отчета об этой поездке, который он опубликовал на своем личном сайте.

Польский фотограф Аркадиуш Подньесински

Радиация и эвакуация

Сразу после катастрофы на станции Фукусима-1 началась эвакуция населения. Сначала в трехкилометровой зоне, затем ее расширили до 20 км. Свои дома покинули около 160 тысяч жителей. Спустя четыре года более 120 тысяч человек все еще не могут вернуться в свои дома, и многие живут во временных жилищах, специально построенных правительством Японии.

Изменения в зоне отчуждения с 2011 по 2015 год

На карте сверху показано изменение границ зоны отчуждения за последние четыре года. В красный сегмент доступ закрыт, так как уровень радиации там превышает 50 микрозивертов в год. На этих землях не ведутся восстановительные работы.

В оранжевой зоне радиации меньше, но уровень все еще слишком высок для постоянного проживания (20-30 мкЗв в год). Здесь ведутся восстановительные работы, жители могут посещать свои дома.

В зеленой зоне уровень радиации составляет менее 20 мкЗв/год. Все восстановительные работы здесь закончены или близятся к завершению.

Обеззараживание

В зоне отчуждения только над очисткой почвы постоянно работает около 20 тысяч человек. Они снимают верхний слой земли и упаковывают его в специальные мешки. Черные свалки из таких мешков стали главным элементом ландшафта.

Мешки с радиоактивной землей часто складируют на полях

Миллионы мешков. Вид с воздуха

Работы по очистке территории не ограничиваются сбором земли. Города и поселки зачищаются тоже, улица за улицей, дом за домом. Стены и крыши домов обеззараживают специальной жидкостью.

Одна из свалок

Крыши домов очищаются вручную. Дом за домом

При этом местные жители все чаще задают себе вопрос: куда правительство уберет эти завалы из черных мешков? Ответа на вопрос пока нет, но есть обещания властей избавить регион от радиоактивного мусора не позднее чем через 30 лет. Впрочем, жители региона справедливо опасаются, что даже через это время радиация не позволит им вернуться домой.

Многоквартирный дом с видом на свалку

Зачистки полей и территорий, где проживают люди, может не хватить. Ведь есть леса, горы и ненаселенные районы, радиоактивые изотопы с которых могут разлетаться по округе.

Согласно опросам, только 10% жителей пострадавшего региона хотят вернуться в свой дом.

Запретная зона

Решение посетить зону отчуждения спустя четыре года после трагедии, а не сразу, Аркадиуш сделал осмысленно. Его задачей, помимо прочего, является сравнение последствий японской трагедии и чернобыльской. Польский исследователь с помощью знакомых и друзей получил разрешение попасть на те территории, куда японцы не пускают практически никого. Даже журналистов.

Сначала Аркадиуш посетил оранжевую зону, где встретился с местным фермером Наото Мацумурой. Наото вернулся в свой родной дом практически сразу после трагедии, несмотря на запреты правительства, — он просто не мог оставить своих животных погибать.

Автор отчета и Наото Мацумура

Мацумура также присматривает за страусами

Наото Мацумура в собственном доме

До сих пор постоянное проживание в оранжевой зоне является незаконным. Жители могут проводить время на этой территории только днем, но редко делают это. С каждым годом оставленные дома все больше разрушаются, и скоро возвращаться будет просто некуда. Молодые семьи давно оставили мысли вернуться в район Фукусимы, но многие старики все еще верят, что смогут еще пожить в своем доме, где провели всю жизнь.

Кто не уехал в поисках лучшей жизни в другие регионы Японии, живет во временных жилищах. Им построили небольшие домики с двумя комнатами и кухней в коридоре.

Йоуко Нодзава идет среди временных построек, в которых расположились бывшие жители зараженного региона

Коути Нодзава, муж Йоуко, в одной из комнат временного жилища

Нехитрая еда готовится в ограниченном пространстве

Намиэ

Намиэ — один из трех городов, расположенных в красной зоне. Несмотря на то что город абсолюто безлюден, здесь работают светофоры и уличное освещение.

КПП

Винный магазин

Брошенный велосипед

В поездке по Намиэ Аркадиуша сопровождали местные жители. Они показали ему свой дом, до которого не добралась волна цунами.

Юкико Тайдзири показывает дом, в котором она жила до эвакуации

Внутри здания

На побережье из-за цунами была разрушена большая часть домов. Уцелели лишь прочные здания. К примеру, школа, построенная на деньги TEPCO — компании, являющейся владельцем АЭС Фукусима-1. Школьники этого учереждения спаслись от волны, забравшись на холм, расположенный неподалеку.

Здание школы, расположенное всего в 300 метрах от океана. Одна из немногих построек, выдержавших удар волны цунами. Слева на башне часы, остановившиеся в момент трагедии

Вид из башни школы на побережье, пострадавшее от цунами

Брошенные машины. Их нельзя убрать до тех пор, пока их владельцы не дадут разрешение. На заднем плане гора, где спаслись учащиеся школы

Спортзал

В пригороде Намиэ живет еще один фермер, Масами Ёсидзава. Он также вернулся к своему хозяйству практически сразу после трагедии. Некоторые коровы из стада фермера после взрыва АЭС покрылись загадочными белыми пятнами. Масами изо всех сил старается обратить на эту проблему внимание властей, но особого успеха не добился — его поддерживают материально и проводят постоянные тесты крови коров. В более глубокие исследования вдаваться желания нет ни у кого, кроме фермера.

В настоящее время на ферме Масами Йосидзава около 360 единиц крупного рогатого скота. Разлом на земле — последствие землетрясения

Корова с загадочными белыми пятнами на теле, появившимися еще до катастрофы

Еще одна корова в пятнах

Город Намиэ ночью. Несмотря на то, что район полностью заброшен, уличное освещение исправно функционирует. Работают и светофоры

Футаба

Еще один город из запретной зоны. Он граничит с территорией АЭС, так что здесь самый высокий уровень заражения.

КПП неподалеку от АЭС Фукусима-2. На заднем плане видно здание одного из реакторов

Улица города Футаба

Надпись гласит: атомная энергия — это энергия светлого будущего

Мицури и Кикуйо Тани (возраст 74 и 71 лет) регулярно посещают свой дом. Правительство разрешает им делать это один раз в месяц. За несколько разрешенных часов они проводят мелкий ремонт жилища, чтобы оно не пришло в упадок.

Мицури Тани на входе в свой дом

Школа в Футабе. На дозиметре уровень радиации: 2,3 микрозиверта в час (безопасным считается показатель в 0,5)

Станция Фукусима-1

На выезде из Футабы контроль с дозиметрами.

Все в норме

Неподалеку от границы красной зоны Аркадиуш обнаружил множество брошенных автомобилей. Издалека их заметить сложно — они поросли травой и кустарником. Скорее всего, владельцы просто отказались от этих машин из-за их высокого уровня радиации.

Текущий уровень радиации высок: 6,7 мкЗв/час

Квадрокоптер позволяет делать интересные кадры

Интерьеры

В качестве заключения автор приводит несколько фотографий интерьеров различных зданий. Эти снимки иллюстрируют масштабы случившейся трагедии.

Ресторан

Игровые автоматы Патинко

Касса в зале игровых автоматов

Алкогольный магазин

Алкогольный магазин

Супермаркет

Супермаркет

Супермаркет

Покидая зону отчуждения

Источник

http://cont.ws/post/307435