Экономика: Олимпиада грозит добить экономику Бразилии

Открытие Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро происходит на фоне острейшего экономического и политического кризиса. И большой спорт внес в развитие этого кризиса значительный вклад. Как «дырявый бюджет» Бразилии отразится на Олимпиаде и каково в целом экономическое будущее этого члена БРИКС и одного из важнейших партнеров России в Латинской Америке? Проблемы в бразильской экономике начались еще в период подготовки к Чемпионату мира по футболу 2014 года, которая потребовала немалого напряжения государственных финансов. А масштабные расходы на Олимпиаду способствовали дальнейшему наращиванию дефицита бразильского бюджета и госдолга. Пожалуй, это первый случай за много лет, когда страна – хозяйка Олимпиады подходит к ее старту в таком плачевном состоянии.
Футбольное предупреждение
О грядущих проблемах эксперты предупреждали правительство Бразилии еще два года назад, когда в этой стране проходил Чемпионат мира по футболу. Вообще в истории мирового спорта последних десятилетий это почти уникальный случай – когда два крупнейших спортивных события проходят в одной стране с интервалом всего в два года. Единственная аналогия – США, где в 1994 году проходило мировое футбольное первенство, а в 1996 году – летняя Олимпиада в Атланте. Но масштабы и уровень развития экономики Штатов, разумеется, несопоставимы с Бразилией.
Первые признаки экономического спада появились уже в 2013 году, когда ВВП Бразилии, по данным портала Tradingeconomics, снизился до 2,46 трлн долларов с уровня предыдущего года – 2,615 трлн, самого высокого за всю историю страны. И хотя тогда же ВВП Бразилии даже показал символический рост на 5 млрд долларов, предкризисные симптомы в экономике продолжали нарастать. Уже в июне начались массовые протестные акции, непосредственным поводом для которых стало повышение цен на проезд в общественном транспорте, но среди главных пунктов недовольства значились громадные расходы на строительство объектов Чемпионата мира по футболу. Если в 2008-м, согласно данным опросов, проведение чемпионата в Бразилии приветствовали 79% граждан страны, то спустя шесть лет их доля сократилась до 48%.
Предыдущий ЧМ-2010 проходил в традиционно нефутбольной стране – ЮАР. И обошелся ей всего в 4 млрд долларов, тогда как чемпионат на родине «кудесников мяча» потянул на 11,63 млрд долларов. При этом обычные заявления властей о том, что спортивный праздник – это возможность для развития инфраструктуры, в конечном итоге не сошлись с действительностью, поскольку ряд заявленных проектов в сфере того же транспорта не были доведены до конца либо вовсе не начаты, а основной бюджет ушел в новые стадионы. Единственное, что могло оправдать неэффективность расходов, – это победа бразильской сборной на домашнем первенстве, но вместо этого вышел скандал: в полуфинале ЧМ-2014 Бразилия уступила Германии с неприличным счетом 1:7, а затем еще и проиграла голландцам матч за третье место.
Уже в 2015 году экономика Бразилии вошла в полноценный кризис – ВВП снизился на 3,8%, показав худшую динамику за последние четверть века. На текущий год МВФ предсказывал такое же падение, хотя недавно и улучшил свой прогноз до минус 3,3% ВВП. «Замедление темпов инвестиций, рост долга домохозяйств, ускорение инфляции и высокий уровень безработицы» – так характеризует состояние экономики Бразилии рейтинговое агентство Moody’s, прогнозируя, что рейтинг кредитоспособности страны будет оставаться слабым еще в течение длительного периода времени (в данный момент он находится на уровне Ва2 с негативным прогнозом).
Престиж любой ценой
Общая сумма расходов на подготовку к Олимпиаде в Рио оказалась сопоставимой с бюджетом футбольного чемпионата. По оценке Reuters, речь идет о 12–14 млрд долларов. Однако если в преддверии ЧМ-2014 бразильский бюджет еще худо-бедно выдерживал спортивную нагрузку, то за несколько месяцев до Олимпиады финансовое положение страны резко пошатнулось.
По итогам 2015-го дефицит бюджета Бразилии составил 28,8 млрд долларов, увеличившись за год почти в семь раз (показатель 2014 года – 17,2 млрд реалов, или 4,3 млрд долларов). Затыкать дыру пришлось путем внешних заимствований – в прошлом году госдолг Бразилии достиг рекордного для этой страны уровня в 66,2% ВВП, увеличившись за год на 9%.
Еще прошлой осенью международные рейтинговые агентства стали снижать суверенные рейтинги страны до спекулятивного уровня. «Понижение рейтинга Бразилии отражает более глубокий спад экономики, чем ожидалось ранее, продолжение неблагоприятных финансовых тенденций и возросшую политическую неопределенность», – отмечалось, например, в отчете агентства Fitch
Теоретически Бразилия могла отказаться от проведения Олимпиады – аналогичный случай в сравнительно недавней истории крупных мировых спортивных событий уже был, причем тоже в Латинской Америке. Чемпионат мира по футболу 1986 года первоначально планировалось проводить в Колумбии, но правительство этой страны признало, что не готово принять первенство, и в итоге оно состоялось в Мексике.
Такой вариант развития событий замаячил перед Бразилией два года назад, когда комиссия Международного олимпийского комитета установила, что уровень готовности объектов к предстоящим играм составляет лишь 10%. Однако соображения престижа оказались для правительства превыше всего, к тому же нынешняя Олимпиада – первая, которая проходит в Латинской Америке. Строительный «навал» предсказуемо обернулся повышенной неэффективностью расходов: если первоначально они планировались в размере 4,5 млрд долларов (включая 2,3 млрд на спортивные объекты), то уже в начале этого года смета перевалила за 10 млрд и продолжала расти.
Обратная сторона кейнсианства
Логичным продолжением экономического кризиса стала политическая нестабильность, о которой международные эксперты предупреждали еще в середине прошлого года. К его концу оппозиционные депутаты парламента инициировали процедуру импичмента против президента Дилмы Русеф, которая в мае была отстранена от должности на 180 дней голосованием Федерального сената. 4 августа, всего за несколько часов до открытия Олимпиады, специальная комиссия сената по импичменту 14 голосами против пяти поддержала полное отстранение Русеф, а окончательное решение по этому вопросу должен принять на следующей неделе пленум верхней палаты парламента.
Русеф была впервые избрана президентом в конце 2010 года, когда экономика страны демонстрировала уверенный рост. Мировой финансовый кризис 2008–2009 годов обошел Бразилию стороной, и многие эксперты тогда говорили о состоявшемся бразильском экономическом чуде. Утверждалось даже, что Бразилии осталось лишь 30 лет, чтобы догнать по уровню жизни США, учитывая то, что с 1994 по 2010 годы уровень бедности в стране упал более чем на две трети.
Главным творцом бразильского «чуда» считался Луис Инасиу Лула да Силва, лидер Партии трудящихся, занимавший пост президента в 2003–2010 годах. Его приход к власти в свое время стал еще одним свидетельством левого поворота в Латинской Америке, который в бразильской версии предполагал активное использование кейнсианских механизмов в экономической политике. Спортивные мегапроекты полностью соответствовали подобному подходу к стимулированию внутреннего рынка. Именно в период президентства Лулы Бразилия получила право сначала на футбольный чемпионат мира (2007 год), а затем и на Олимпиаду (2009 год).
Обратной стороной повышения роли государства в экономике стали не только неэффективные расходы, но и коррупционные скандалы. Один из них оказался связан с распределением строительных подрядов контролируемой государством нефтяной компании Petrobras и стал поводом для импичмента Русеф, которая в 2003–2010 годах возглавляла совет директоров компании. Как оказалось, в этой схеме мог быть замешан и Лула да Силва, якобы откаты за строительные контракты шли на финансирование избирательных кампаний Партии трудящихся.
Однако парламентское расследование коррупции на вершине исполнительной власти могло бы не иметь успеха, если бы действующий президент могла похвастаться высокой поддержкой народа. Но, как показал опрос бразильского Института изучения общественного мнения и статистики, проведенный в конце прошлого года по заказу Национальной конфедерации промышленности (НКП), 82% бразильцев считали работу Дилмы Русеф неудовлетворительной. А еще одно недавнее исследование НКП продемонстрировало тяжелейшую ситуацию в такой хронически проблемной сфере страны, как высокий уровень преступности. Оказалось, что около 80% опрошенных за последний год сталкивались с проявлениями насилия или были свидетелями преступлений, причем каждый девятый утверждал, что главной причиной разгула криминала является безнаказанность преступников или слишком мягкие наказания для них.
Последним свидетельством системных проблем в этой сфере стало принятое несколько дней назад врио президента Бразилии Мишелем Темером решение ввести войска в штат Риу-Гранди-ду-Норти в связи с резким ростом уровня преступности перед началом Олимпиады. На эту меру пришлось пойти после того, как бандиты всего за несколько дней совершили больше полусотни нападений на общественный транспорт и госучреждения, что заставило губернатора штата экстренно обратиться к федеральным властям.
В связи со сложной криминальной обстановкой в Бразилии правительства ряда стран уже обратились с предупреждениями к своим гражданам, собирающимся посетить Олимпиаду. «Рио-де-Жанейро имеет высокий уровень преступности, в том числе по количеству карманных краж и разбойных нападений, которые могут произойти в любом месте и в любое время. Кроме того, широко распространено мошенничество с кредитными картами и банкоматами», – говорится, в частности, в сообщении Госдепартамента США.
Это, конечно, не означает того, что Олимпиада в Рио обязательно окажется провальной. Но Олимпиада пройдет, а проблемы в экономике и возросший госдолг останутся. Причем, несмотря на фактический приход к власти правой оппозиции, четкого плана по выходу из кризиса не предложено до сих пор.

Теги: 
Бразилия, Латинская Америка, спорт, чемпионат мира 2014, экономический кризис, Олимпиада в Рио

Закладки:
Google Bookmarksdel.icio.usMa.gnoliaNews2.ruБобрДобр.ruMemori.ru

http://www.vz.ru/economy/2016/8/5/825408.html