В Сирии мы бьёмся за Россию

     С полковником мы знакомы давно. Ещё с тех пор, как он совсем молодым старлеем водил в начале 90-х по Кавказу группу спецназа. С тех пор он вырос в звании, закончил две академии и теперь служит в одном из управлений Генерального штаба. По долгу службы много времени проводит в Сирии. Причём не только в больших штабах, а, что называется, на самом “передке”, где его подчинённые занимаются многотрудной и опасной работой военной разведки. Его рассказ о Сирии я привожу в режиме монолога. И он хорошо отражает реальность этой далёкой от нас и такой близкой нам войны…

      …Главная причина столь долгого кровавого противостояния в Сирии — это фактически интервенция в Сирию международного террористического интернационала, поддерживаемого целой группой стран, которые, собственно, стоят за этой гражданской войной. Если говорить точнее, то группой стран Персидского залива, которую возглавляет Саудовская Аравия, главный заказчик всей так называемой “арабской весны” — геополитического проекта саудовской династии, ваххабитско-салафитского передела Большого Ближнего Востока, который больше сорока лет осуществлялся саудовской династией, её союзниками из Катара и присоединившейся к ним в последние годы исламистской эрдогановской Турции.

       После неудачных попыток шестидесятых годов прошлого века объединить арабский Восток и Северную Африку в единое геополитическое образование под знамёнами панарабской социалистической партии БААС, против которых решительно выступала саудовская династия, видя в этом угрозу своему существованию, Эр-Рияд сам занялся объединением Ближнего Востока, но уже под своим протекторатом. Здесь необходимо отметить, что гегемонистские планы Эр-Рияда имеют довольно давнюю историю. Ещё в 1744 году амир Эд-Диръия Мухаммад ибн Сауд взял под защиту богослова Мухаммада ибн Абд-аль-Ваххаба и принял его религиозное учение, впоследствии получившее название ваххабизм. В течение нескольких десятилетий ибн-Сауд и его потомки, опираясь на религиозный энтузиазм ваххабитов, сумели подчинить себе весь Неджд, запад и восток Аравийского полуострова, но в 1811 году по приказу османского султана против них выступил хедив Египта Мухаммед Али. За следующие семь лет Саудиты потеряли всё, и в 1818 году после пятимесячной осады египтяне взяли их столицу Эд-Диръия и сравняли её с землёй, а амир Абдаллах I ибн Сауд был отправлен в Стамбул, где его обезглавили.

       С тех пор Саудиты ещё дважды пытались создать обширное аравийско-арабское государство под своим управлением, но все эти попытки жёстко пресекались и подавлялись, пока в 1927 году Британия не признала независимость микроскопического Эр-Рияда. Новая история Саудовской монархии началась с открытия под землёй аравийского полуострова колоссальных запасов нефти, обеспечившей фантастическое обогащение Саудитов и короля Фейсала, свергнувшего в 1964 году своего родного брата Сауда. Именно при Фейсале началось осуществление геополитического плана экспансии ваххабизма в исламское пространство Ближнего Востока.

      В рамках этого плана с начала семидесятых годов Саудиты установили самые тесные отношения с США, играя до поры до времени роль расточительно богатых и щедрых союзников американцев на Ближнем Востоке, готовых во всём следовать за ними. На многомиллиардных саудовских финансовых вливаниях и взятках выросло два поколения американских политиков и дипломатов. С их помощью и их руками в девяностые-двухтысячные годы в ходе американских военных интервенций и спецопераций Саудиты сначала ослабили и изолировали, а затем и окончательно “зачистили” самые мощные светские режимы Ближнего Востока — Ирак и Ливию, уничтожив БААС как геополитического соперника.

       Новый этап саудовской экспансии начался с так называемой “арабской весны”, в ходе которой окрепшие на деньгах Эр-Рияда отряды и армии экстремистов начали победное шествие по Ближнему Востоку, занимая одну страну за другой. Именно КСА и Катар являются главными со-спонсорами и кураторами и ИГИЛа, и Джабхад-ан-Нусры, пресловутой Аль-Каиды, и ещё целого клубка различных экстремистских группировок.

      Самым активным образом этот план был подержан США, которые поверили обещаниям саудовцев “выстроить” этот ключевой регион под американские интересы, что очень хорошо вписывалось в геополитический проект США, стремящихся взять под полный свой контроль главный “нефтяной кран” планеты.

      Но уже очень скоро план Саудитов дал осечку. Продвижению Саудитов к всемирному халифату очень жёстко воспротивился другой полюс исламского мира — шиитский Иран, увидевший в этой экспансии прямую угрозу своему существованию. Во всех захваченных Саудитами странах начались выступления шиитов, которые очень скоро перешли в вооружённое противостояние. Затем произошёл сбой плана в Египте, где кураторы из США, напуганные резким реваншем исламистов, руками египетских военных “зачистили” просаудовскую группировку Мурси. А затем эр-риядский “дранг-нах-остен” окончательно забуксовал в Сирии, после того как правительство Асада было поддержано сначала Ираном, а затем и Россией.

      Ещё больше осложнила положение Эр-Рияда поддержка Ираном шиитов в Ираке, которые, взяв здесь власть в свои руки, постепенно выдавливают ИГИЛ всё дальше в пустыню.

       После отмены санкций Иран активно выходит из политической изоляции и всё более явно демонстрирует готовность жёстко включиться в процесс глобального передела Ближнего Востока и отстаивать здесь свои национальные интересы.

       Налицо системный кризис, в котором Саудовская Аравия, явно не рассчитав свои силы, больше не способна эффективно осуществлять свой геополитический план захвата Большого Ближнего Востока.

        Чтобы вырваться из этого тупика, саудовские принцы пытаются перевести ставшую бесперспективной антиасадовскую войну в Сирии в войну всех суннитов против “кяфиров” — неверных, которыми КСА пытается выставить сегодня Иран и Россию, где себе они отведут роль защитников веры и новых саладинов…

       Не будь этой “матки” терроризма, война с исламистами в регионе давно бы стала локальным делом местных правительств. Но финансовая, военная и организационная поддержка Саудитами и катарцами исламистских радикалов делает это кровотечение хроническим…

       Сегодня Сирия стала, фактически, глобальным полем битвы нескольких геополитических проектов. Саудитско-салафитского, иранского и американского. Странным образом Россия едва ли не единственная страна, которая, являясь активной участницей конфликта, не осуществляет здесь собственный геополитический проект, а лишь защищает свои национальные интересы. Ещё более неявно обозначены здесь интересы Китая, который также очень внимательно наблюдает за идущей битвой по древнему китайскому принципу обезьяны, следящей с горы за схваткой тигров…

       Отдельная тема — Турция. Несколько лет назад интересы Эрдогана, Саудитов и катарцев совпали в сирийском вопросе. К этому моменту на Востоке уже вовсю бушевала “арабская весна”. Вчерашние всесильные режимы падали один за другим. Тунис, Египет, Йемен, Ливия… К власти в этих странах приходили исламистские партии и группы. Настала очередь Сирии. Для её раздела была собрана концессия из Саудовской Аравии, Катара и Турции. Каждый из концессионеров имел свои претензии к правительству Башара Асада и жаждал оторвать от Сирии лакомый кусок, усилив себя этим разделом.

       Для Катара и Саудовской Аравии территория Сирии — это транспортный коридор для новых нефте- и газопроводов, а также контроль над одним из главных мистических центров исламского Востока — Дамаском, взятие которого для ИГИЛ означало бы выход на квазигосударственный уровень и окончательное закрепление как лидера исламского возрождения. Для турок же взятие под контроль северных провинций Сирии и Алеппо означало бы стратегическую победу в полувековой войне с курдами — главной головной болью Анкары, — которые оказывались в полной изоляции, зажатые между турками и ИГИЛ. Так возникла “антиасадовская” непримиримая коалиция.

      Но очень скоро стало очевидным расхождение целей саудовцев и турок. Саудитские принцы строят всемирный ваххабитский халифат, который должен объединить под его чёрным знаменем всех мусульман-суннитов. Турция же стремится к укреплению своего влияния до статуса региональной державы. Эрдоган исламист, но он не религиозный фанатик и совершенно не желает делать Турцию частью саудитского халифата. Его цель — модернизация Турции в независимую Османскую империю 21 века.

       И если для Саудитов пути назад уже нет — ИГИЛ втянут в беспощадную войну со всем миром, в него вложены сотни миллиардов саудовских и катарских денег — то для Эрдогана всё далеко не так однозначно. Два года Турция пыталась маневрировать между мировыми центрами силы, пытаясь опереться то на США, то на Германию, то на Россию. При этом ни американцы, ни европейцы не проявили большого интереса “приблизить” к себе Турцию, оставляя её в прихожей Евросоюза, в который она так стремилась. А вчерашние партнёры по антиасадовской коалиции, недовольные её непоследовательностью, нанесли демонстративный удар по стамбульскому аэропорту, что явилось “чёрной меткой”, отправленной Эрдогану. Ясный намёк на то, что вслед за Хусейном, Каддафи и Асадом Эрдоган тоже может оказаться объявленным вне закона, если продолжит свою двойственную политику. Демонстрация готовности перенести “джихад” и на турецкую территорию. Одновременно с этим в столице Турции Анкаре и крупнейшем городе страны Стамбуле был поднят военный мятеж, целью которого было свержение Эрдогана и восстановление “традиционного” управления Турцией — светского режима под протекторатом армии. Очевидно, что американцы, обладающие огромными разведывательными возможностями в этом ключевом регионе, не могли не знать о готовящемся мятеже, а возможно, и сами стояли за его организаторами, учитывая прочность связей высшего турецкого военного руководства и американских штабов. Тем не менее американцы не предупредили Эрдогана о мятеже и тем самым полностью солидаризовались в его глазах с мятежниками.

      В этой ситуации Эрдоган демонстративно пошёл на восстановление отношений с Россией, хотя ещё год назад почти полностью разорвал их, сбив российский бомбардировщик. Этот разворот Турции не может не вызывать крайнего беспокойства американцев, которые отлично понимают, что дальнейшее сближение Турции и России станет самой серьёзной угрозой их геополитическим планам в этом регионе. Очевидно, что американцы лихорадочно ищут возможность воспрепятствовать этому. Но реальных возможностей у них нет. По крайней мере, у администрации Обамы. Остаются крайние меры — физическое устранение Эрдогана. Но это после недавнего мятежа будет осуществить очень трудно…

       Безусловно, сейчас Сирия стала настоящей занозой, которая стягивает к себе весь гной исламского радикализма. Кого тут только нет! Арабы, афганцы, малазийцы, узбеки, киргизы, уйгуры, российские кавказцы, африканцы, турки, пакистанцы, европейцы, американцы. Каких только паспортов мы тут с убитых не забирали! Можно целую коллекцию собрать по всем континентам, кроме, разве что, Антарктиды. Вся мировая шваль съезжается сюда, как в некую “варзону”, где можно всё. Убивать, грабить, насиловать, пытать, истязать, казнить самыми мучительными способами. И боевики буквально извращаются в кровавой фантазии. Коллективные обезглавливания, сожжения, утопления, расчленения. Устраиваются целые спектакли смерти — с тщательно продуманными ритуалами и режиссурой. Эта беспощадность, по их мнению, должна лишить противников воли к сопротивлению, деморализовать и парализовать.

       Надо сказать, что вожди радикалов цену своему человеческому материалу знают, не церемонятся и со своими подчинёнными. Единственное наказание здесь — смерть. Убивают за всё. Степень наказания отличается только видом убийства. За трусость, за шпионаж (это главный “комплекс” воинов ислама — непрерывное подозрение всех и вся в шпионаже и измене), за невыполнение приказов, за ошибки и неудачи. И боевика с момента пересечения им сирийской границы буквально гонит вперёд страх смерти, который он топит в звериной жестокости ко всем, кто не сторонник исламистов. Это настоящие зомби! И невозможно понять, что больше движет ими — фанатичная вера или ужас перед смертью от руки своих же собратьев.

       Поэтому так легко здесь набирают смертников. Мы не раз брали их живьём и хорошо представляем механизм вербовки. Его, собственно, нет! Просто берутся обычные боевики, в основном необученные молодые рекруты, и им объявляется высшая воля — принять судьбу шахида. Если ты против, тебя ждёт мучительная смерть в очередном кровавом спектакле как труса или изменника. Как это выглядит, они отлично знают — публичные казни проходят регулярно в каждом более-менее крупном населённом пункте, занятом боевиками, для устрашения своих и удержания в рабской покорности местного населения. И рекрут может выбирать — мгновенное распыление в клочки при взрыве или пытка и долгое умерщвление. Обычно выбирают первое. Дальше смертника готовят — специальные проповедники несколько недель накачивают его рассказами о подвиге смерти за веру, его хорошо кормят, приводят женщин — в основном пленных рабынь — и обещают кучу девственниц на небесах, многих сажают на наркотики — это не считается “харам”, запретом для истинного шахида. В итоге перед очередным наступлением таких собирается целый отряд, который до самого “применения” содержится отдельно от всех остальных боевиков фактически на положении заключённых под охраной опытных боевиков. Перед боем всем смертникам объявляют, что их родные получат щедрую помощь, если они выполнят свой долг, или их уничтожат, если они струсят. А потом их сажают за баранки начинённых взрывчаткой грузовиков, рычаги забитых до отказа снарядами БМП или вешают им на грудь пояс шахида — и вперёд! Аллаху акбар! Эти атаки отрядов камикадзе — главное военное ноу-хау исламистов.

       Самая большая иллюзия далёких от темы обывателей, что вся Сирия разделена по религиозному принципу. Типа, все сунниты за исламистов, а христиане, алавиты, курды и шииты за официальный Дамаск. И якобы мы поддерживаем тех, кого меньшинство. Это неграмотный бред! 90% населения Сирии просто в диком животном страхе за свою жизнь и всей душой ненавидит тех, кто пустил их мирную спокойную жизнь под откос. Надо просто раз побывать в освобождённой от боевиков суннитской деревне, чтобы увидеть слёзы на глазах людей, которых, буквально, вытащили из ада. Надо видеть, с каким счастьем они бреют ненавистные им бороды, как переодеваются в обычную цивильную одежду, как буквально распрямляются и приходят в себя от ужаса.

       Можно ли победить в Сирии? Очень сложный вопрос.

      Если бы такая задача стояла перед российской армией, я думаю, она была бы решена за пару месяцев. Если на тактическом уровне боевики упорны и стойки, насмерть сражаются за каждый метр, то на оперативно-стратегическом уровне их действия — просто набор локальных ударов при огромном дефиците современной техники и вооружения. У боевиков есть опытные командиры, способные спланировать и нанести неожиданные удары, есть хорошая разведка, особенно агентурная, но для серьёзного сопротивления у них просто нет сил.

       Но в том-то и дело, что российская армия не ведёт здесь войну. Мы осуществляем воздушную поддержку сирийской армии и ополченцев. А это качественно иной уровень военного участия.

       Сирийская армия сегодня — это пожарная команда, которая мечется из одного края страны в другой, отражая наступления исламистов. Сил действовать сразу и везде у неё просто нет. Три года войны страшно истощили её человеческие ресурсы. Поэтому всё больше они компенсируются помощью иранских и ливанских шиитов…

      Кроме того, как я уже сказал выше, без решения проблемы главного спонсора террористов — Саудовской Аравии — остановить войну будет крайне тяжело. Если бы за каждое наступление боевиков мы уничтожали ракетно-бомбовыми ударами по одному дворцу саудитских принцев, война бы закончилась очень быстро. Но они вполне уверенно себя чувствуют под многолетним американским протекторатом. И никто не решается впрямую обвинить их в разжигании большой ближневосточной войны.

       Сегодня нами сделана ставка на то, чтобы расколоть антиасадовскую коалицию на неких “умеренных” исламистов, готовых на диалог с властью, и “непримиримых”, которые одинаково неприемлемы всем — и нам, и американцам, и иранцам. Процесс этот идёт, но чрезвычайно медленно и с большой пробуксовкой. Прежде всего потому, что американцы, которые якобы ведут свою войну с ИГИЛ, на самом деле скорее изображают её, сосредоточившись на совершенно другой задаче — укреплении и поддержке всякого рода “умеренных” исламистов, которые ведут войну с Асадом. На самом деле американцы озабочены тем, как выдавить отсюда Россию, а не тем, как победить ИГИЛ. Достаточно посмотреть статистику их авиационных ударов по боевикам и сравнить её, например, со статистикой авиаударов по Ираку во время войны в Заливе или ударами по войскам, верным Муаммару Каддафи в Ливии.

       При этом как-то само собой из внимания мировой общественности выпало, что американцы сегодня наравне с ИГИЛ участвуют в оккупации Сирии, обосновавшись своими подразделениями в её северо-западных районах, населённых курдами, без всякого на то разрешения официального Дамаска.

       Возможно, что-то изменится после выборов в США, если победят республиканцы с их достаточно резким неприятием исламского радикализма. Но и это вопрос отдалённого будущего.

      Поэтому сегодня мы ведём здесь боевые действия, не ставя себе задачу победить. Сегодня мы методично перемалываем и утилизируем международное радикальное исламистское отребье, чтобы не дать ему рвануться к нашим границам, на нашу землю, чего лидеры исламистов совершенно не скрывают. И те, кто говорит сегодня, что нам нечего делать в Сирии, и что ИГИЛ никак не угрожает России, просто лукавят или пребывают в блаженной неграмотности. Ещё четыре года назад лидеры радикалов чётко заявили, что следующая цель после Сирии — Средняя Азия, Кавказ, исламские регионы России. И у нас нет причин считать эти угрозы пустыми заявлениями.

      В Сирии мы сражаемся за Россию!

Записал Владислав Шурыгин

http://cont.ws/post/354727