Ольга Капитонова: Фиолетовая революция

Honey I know, I know, I know times are changing.  Дорогая, я знаю, времена меняются,

It’s time we all reach out for something new,      Все мы должны достичь чего-то  нового, 

That means you too.                                        А значит, и ты тоже.

You say you want a leader,                            Ты сказала, тебе нужен лидер,

But you can’t seem to make up your mind.      Но, похоже, ты не можешь решиться.

Ithinkyoubettercloseit,                                    Я думаю, тебе нужно закрыть эту тему

And let me guide you to the purple rain.         И позволить мне указать тебе дорогу к                                                                                                                  фиолетовому дождю.

Purple rain, purple rain.

Purple rain, purple rain.

 Prince Rogers Nelson (7 июня1958 — 21 апреля2016) и его группа The Revolution, “Purple Rain

Итак, если цветной революции и предстоит состояться с Соединенных Штатах, то заявка на ее цвет уже сделана: она будет фиолетовой – PurpleRevolution. С акцентом именно на этот цвет был подобран наряд Вильяма и Хилари Клинтон, когда они на следующий день после, казалось бы немыслимого и неожиданного проигрыша на выборах вышли к прессе и своим сторонникам в гостинице New Yorker в центре Манхеттена. Знаменитая демократическая чета дала по этому поводу объяснения: фиолетовый получается из смешения красного (цвет Республиканской партии) и синего (Демократической) и становится символом примирения позиций сторон, участвовавших в предвыборной борьбе. 

То, что это доходчивое и внятное объяснение соответствует истинным намерениям четы Клинтон и стоящим за ними элитным группировкам, вызывает некоторое сомнение. Появляется подозрение, не является ли это с их стороны шантажом Трампа и указанием своим воинственным сторонникам на какие цветовые сигналы надо ориентироваться, если потребуется добиваться победы демократии не совсем демократическим путем.  Предполагается, что в этой борьбе на стороне “всего хорошего против всего плохого” в деле отстаивания ценностей партийная принадлежность должна отойти на второй план.

Фиолетовый будет актуален в этом сезоне и, возможно, станет лидирующим трендом и в следующем, если/пока стоявшей за Клинтон элитной группировке не удастся принудить/убедить Трампа взять в правительство и оставить на ряде ключевых постов в государстве нужных им людей и отказаться от заявленной им антиглобалистской политики. Пока модницы и модники выбирают оттенки фиолетового, в истеблишменте и деловых кругах США, судя по всему, начинается нешуточная торговля за рычаги влияния.

Американские глобалисты и поборники духа войны  начали продвигать идею, что Трамп должен привлечь к работе в своей администрации близких их сердцам, но выступавших против его кандидатуры экспертов в области  национальной безопасности и опытных военных,  потому что таких специалистов явно не хватает среди внутреннего круга советников новоизбранного президента. Настойчиво предлагаются персонажи из круга необыкновенно оживившихся неоконсерваторов времен бейби-Буша, ведь они с Трампом однопартийцы. В этом  ряду, например, Стивен Хедли (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A5%D1%8D%D0%B4%D0%BB%D0%B8,_%D0%A1%D1%…) , входивший в White House Iraq Groupи успевший в свое время поработать с Вулфовицем, Чейни и Джеймсом Бейкером. Его промоутируют на пост министра обороны. Бывший госсекретарь Джорджа Х. У. Буша вышеупомянутый Джеймс Бейкер также может внести свой посильный вклад в то, чтобы сделать Америку снова великой на какой-нибудь руководящей должности. Трампу наверняка понадобится опыт таких готовых отряхнуться от нафталиновой пыли персонажей, как бывшие госсекретари Райс и Пауэлл и бывший посол США в ООН Джон Болтон. В принципе, часть старой гвардии республиканского истеблишмента готова помочь Трампу и, как это диктует им связь с теми же элитарными кругами, которые спонсировали и поддерживали в тонусе демократов Клинтон и Барака Обаму, готовы всячески способствовать делу преемственности в вопросах политики и экономики в новой администрации, для того, чтобы дела Байдена и Нуланд и дальше жили и побеждали.

Сама Хилари, проиграв на выборах и тем самым потеряв возможность влиять на процесс на посту президента, в настоящий момент должна быть, прежде всего озабочена недопущением раскручивания многочисленных скандалов вокруг ее деятельности как на государственных постах, так и функционирования Фонда Клинтонов, которые могут привести ее и членов ее ближнего круга на скамью подсудимых. Она по-прежнему обладает огромными, в том числе нематериальными, ресурсами, для того, чтобы влиять на ситуацию в стране и интриговать во властных и элитарных кругах. В конце концов, судя по оценкам профессионалов и специалистов ее психотипа, и учитывая ее амбициозность, беспринципность, неразборчивость и демонизм, легко себе представить, что она уже примеряет на себя роль вдохновенного символа революции, Жанны д’Арк в фиолетовом плаще. В этом ее, безусловно поддержит мастер-колорист международного масштаба Джордж Сорос, которому не откажешь в настойчивости в достижении целей. Если он уже вложился и стал крупнейшим спонсором предвыборной кампании Клинтон, но не добился желаемого результата, то можно быть уверенным, что он будет стимулировать свою кандидатку действовать в нужном ему направлении, активизирует социальные закладки в обществе и заставит политтехнологов лучше работать, не жалея живота своего. По мере того как Клинтоны примеряли на себя фиолетовый цвет в Нью-Йорке, по Америке прокатилась волна уличных демонстраций, некоторые из которых сопровождались насилием. С координацией повстанцам помогает финансируемые Соросом moveon.org и «Black Lives Matter». Беспорядки прокатились в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Чикаго, Окленде, Нэшвилле, Кливленде, Вашингтоне, Остине, Сиэтле, Филадельфии, Ричмонде, в Сент-Пол, Канзас-Сити, Омахе, Сан-Франциско и еще в примерно 200 других городах по всей территории Соединенных Штатов.

В 2017 году исполнится ровно 100 лет цветным революциям, ибо Великая Октябрьская Социалистическая Революция, как она называлась в советской историографии, или “Октябрьский переворот 17-го года”, как ее называли ее противники, была первой “цветной” сменой режима и государственного устройства. Она окрасила себя в красный – первый цвет спектра (до этого революции были бесцветными).

Огромную роль в развитии Русской революции и в постреволюционном форматировании российского общества сыграл Лев Троцкий, вернувшийся в страну из иммиграции на пароходе из США через Швецию и Финляндию с приветом от Якова Шиффа, представителя немецко-американского банкирского альянса. Керенского, тем временем, почитали ставленником Ротшильдов. Финансовый интернационал, которому в деле распространения своего влияния и стяжания мировых ресурсов мешали протекционизм и барьеры национальных государств и национальные элиты, вкладывался в социалистические и коммунистические организации, которые были призваны подтачивать страны изнутри и готовить там смену управления. Описывая  свое пребывание в Америке, Троцкий говорил: «Моей работой была только работа революционного социалиста». В принципе, Льва Давыдовича можно считать талантливым представителем НКО образца начала XXвека; Джордж Сорос был бы от него в восторге. На личном уровне инициатор “красного террора” Троцкий стремился к собственной неограниченной власти. В его задачи входило превратить Россию с ее ресурсами в центр координации работы по смене режимов, что он с успехом делал до своей высылки из страны. Идеи коммунистического интернационала были капитализированы интернационалом финансовым, а сама организация стала хорошо отлаженной и грозной системой по дестабилизации ситуации и смене правительств в разных странах до тех пор, пока Сталину не удалось ее распустить 15 мая 1943 года.  Финансовая элита в преемственности поколений продолжает курировать многие левые течения в разных странах и использовать их в своих целях. Через группы американских левых прошла Хилари Клинтон. Ее гуру был Саул Алински (http://freedomoutpost.com/exposing-hillary-clintons-ties-to-saul-alinsky…) и важной книгой – “RulesForRadicals“. Неоконы зародились в рядах левых демократов. Если сравнить идеи, которые пропагандировались в России в начале 20-х годов, особенно в области семейных и половых отношений, воспитания, религии, то они чудесным образом окажутся близки к тому, к чему стремится неолиберальное общество – конечно, со своей спецификой и поправкой на 100 лет.

Итак, за это время мы прошли через целую гамму оттенков революций:  красные, зеленые, белые, оранжевые, желтые. На революции роз (rose- розовый и роза одновременно) случился креативный прорыв, и в чреду переворотов затесалась тюльпановая революция. Сейчас, возможно, на американском пороге стоит фиолетовая революция. Пока Фиолетовый наполняется содержанием, вспомним – “каждый охотник желает знать, где сидит фазан”, и что этот цвет в спектре последний. Начинаются революции с красного и заканчивается фиолетовым, возможно, вместе со столетним циклом, вместившим в себя эти события. В 1917-м была совершена серьезная попытка глобалистов перекроить мир под свои нужды на ресурсах России, а в конце 2016-го в США, ставшими кластером ТНК и финансистов, осуществилась попытка изменить вектор развития и вернуться к традиционным для Америки ценностям и свободе от диктата транснациональной элиты (в исторической параллели – победа над колонизаторами в войне за независимость). Глобалисты, возможно, снова прибегнут к “революции”. Цикл начался с красного и подошел к фиолетовому, и остается надеяться, что на последнем цвете спектра он закончится. Вспомним и о том, что старина Конфуций несколько тысяч лет назад сказал, что миром правят знаки и символы, а не слова и законы.

Термин “глобализация” сам по себе амбивалентен: она может происходить по разным сценариям и в различных интересах. Если глобализация – это объективный процесс при поступательном развитии человечества, то будем надеяться и стараться, чтобы она получалась с “человеческим лицом”.

И на последок (к вопросам о знаках и символах) немного лирики: “Песня о буревестнике” (“Stormbringer”)от революционного писателя Максима Горького и не менее революционной британской группы  DEEPPURPLE.

Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный. То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и — тучи слышат радость в смелом крике птицы. В этом крике — жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике. Чайки стонут перед бурей, — стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей. И гагары тоже стонут, — им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает. Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах… Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем! Всё мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому. Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады. Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает. Вот он носится, как демон, — гордый, черный демон бури, — и смеется, и рыдает… Он над тучами смеется, он от радости рыдает! В гневе грома, — чуткий демон, — он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, — нет, не скроют! Ветер воет… Гром грохочет… Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний.— Буря! Скоро грянет буря! Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:— Пусть сильнее грянет буря!..

“Stormbringer”

Comin’ out of nowhere

Drivin’ like rain

Stormbringer dance

On the thunder again

Dark cloud gathering

Breaking the day

No point running

‘Cause it’s coming your way

Ride the rainbow

Crack the sky

Stormbringer coming

Time to die

Got to keep running

Stormbringer coming

He’s got nothing you need

He’s gonna make you bleed

Rainbow shaker

On a stallion twister

Bareback rider

On the eye of the sky

Stormbringer coming down

Meaning to stay

Thunder and lightning

Heading your way

Ride the rainbow

Crack the sky

Stormbringer coming

Time to die

Got to keep running

Stormbringer coming

He’s got nothing you need

He’s gonna make you bleed

Coming out of nowhere

Drivin’ like a-rain

Stormbringer dance

On the thunder again

Dark cloud gathering

Breaking the day

No point running

‘Cause it’s coming your way

 

PS. Сочетание двух слов purple+ revolutionизвестно сотням миллионов людей по творчеству группы DeepPurpleи группы Revolutionи ее солиста Prince, умершего в этом году.

Для того, чтобы воссоздать атмосферу, в которой формировалась молодая Хилари Клинтон, можно посмотреть короткий фильм Deep Purple – The Revolution 1971 http://www.yourepeat.com/watch/?v=-qxhHuMOLjI

Источник