Владимир Бортко: Любовь до сих пор управляет миром

Нарушение психики?

Алина Клименко, «АиФ»: Владимир Владимирович, тематика фильма действительно вам несколько несвойственна. Что подвигло взяться за неё?

Владимир Бортко: Встречаются два человека — он и она. Банальнейшая, казалось бы, вещь. И вдруг их жизнь резко меняется. Просто потому что они посмотрели друг на друга. И — бабах! Будто бомба взорвалась. И дальнейшая их жизнь будет совершенно другой. Иногда ВСЯ жизнь!

Книг и фильмов об этом создано немало. И я в 2004 г. написал сценарий. По разным причинам долго фильм по нему не снимал, но вот лента готова.

— То есть любовь — это скорее катастрофа, нежели счастье?

— «Все страсти являются болезнями, и их жертвы страдают умственными недугами» — это сказал Цицерон 2 тыс. лет тому назад. Современная медицина определяет состояние влюблённости как «…резкое нарушение психики, тормозящее работу мозга». Но сколько мудрые люди ни стремились к «уничтожению страстей», любовь до сих пор управляет миром. Героиня фильма Нина отдалась своему чувству всей душой. В какой-то степени эта история напоминает сюжет романа Толстого«Анна Каренина». И там и там речь идёт о сильном чувстве, о страсти, нарушающей и разрушающей все запреты и условности, существующие в обществе. Ломающей даже жизни. И всё же любовь — это величайший дар, данный человеку.

— В фильме героиня изменяет своему супругу. Сейчас много говорят о кризисе института семьи. Как вы считаете, брак действительно потерял свой изначальный смысл?

— Немалую роль в том, что брак стал более свободным, сыграло экономическое раскрепощение женщины. Очевидно же — когда она получает финансовую независимость, ей ни к чему терпеть непристойные выходки мужа или его несносный характер. Семья теперь должна держаться не на страхе остаться без средств к существованию, а на взаимных любви и уважении. И это гораздо сложнее. Мне сложно рассуждать на эту тему, поскольку я сам женат уже 45-й год. И большинство моих друзей тоже имеют долгие крепкие семейные отношения.

— На своём недавнем выступлении в Госдуме вы предложили пересмотреть Конституцию страны. Одним из доводов стало, что слово «семья» в ней упоминается значительно реже, чем в подобных документах других стран.

— Потому что семья — это важнейшая составляющая жизни общества, основа государства! Она даже структурно устроена как государство: есть президент и премьер-министр, которые после некоторых дебатов принимают решения. И есть где-то там внизу народ — детишки, на который эти решения спускают сверху (смеётся).

Поэтому семья во всех странах является одним из основополагающих институтов. Увы, в нашей Конституции это слово употребляется значительно реже по сравнению с конституциями других стран! И это плохо, это необходимо менять. Государство обязано поддерживать базовую ячейку общества.

Из-за чего сыр-бор?

— В обществе не утихают споры по поводу передачи Исаакия Церкви. Вы эту идею одобрили…

— Да. Отдайте Богу божье! Я вообще не понимаю, из-за чего весь сыр-бор. «Спасём Исаакий»! От чего? Его что, сносить собрались? Хочу спросить противников передачи этого храма РПЦ: Исаакиевский собор — музей чего? Самого собора! Церкви! Там иконы висят. Так отдайте его священнослужителям. Он же изначально строился как храм. Что же в этом плохого?

Единственное, что сегодня скрепляет наш несчастный русский народ, который государство никак не опекает и о котором даже в его собственной Конституции нет ни слова, — это православие. И неважно, веришь ты в Бога или нет. Практически каждая русская семья, родив ребёночка, вскоре несёт его в церковь — крестить. У нас что, все верующие? Да нет же, просто через этот обряд маленький человек приобщается к лону своего народа.

— Вернёмся к вашей картине. На какого зрителя рассчитана лента?

— Я постарался приложить максимум усилий, чтобы смотреть мой новый фильм было интересно всем. Конечно, хотелось бы, чтобы в кинотеатры пришла и молодёжь. Хотя молодёжь любит спецэффекты, экшен. Но и это в фильме тоже будет. Как и драки, и пистолеты. Однако всё-таки в основе сюжета — отношения. Потому что, как говорил Станиславский, «единственное, что стоит смотреть, — это жизнь человеческого духа».

Источник