В России провели первые публичные испытания летающего мотоцикла

Пилот на HoverBike S3, который поднялся над землей на метр, пролетел около километра.

Первый публичный тестовый полет российского летающего мотоцикла HoverBike S3 состоялся в субботу 2 сентября 2017 года в рамках международных соревнований по шоссейно-кольцевым мотогонкам, которые прошли в Волоколамском районе Подмосковья на автодроме Moscow Raceway.

Пилот на HoverBike S3, который поднялся над землей на метр, пролетел около километра.

“Полет дрона с пилотом – это достаточно значимое событие, которое позволяет судить об уровне развития техники”, – прокомментировал первый тестовый запуск летающего мотоцикла его создатель Александр Атаманов, гендиректор компании HoverSurf.

По мнению инженера, за личным воздушным транспортом – будущее.

“Город не резиновый, дома невозможно разделить, машины не могут ездить друг на друге, поэтому единственный шанс решить транспортную проблему – это открыть воздух именно для таких компактных и экологичных летальных аппаратов, как ховербайк или аэротакси”, – сказал он.

Мечта детства

Атаманов рассказал ТАСС, что идея превратить воздушное судно в личное средство передвижения у него возникла еще в детстве, благодаря отцу. Уже тогда Атаманов-младший лично тестировал мотодельтапланы, сконструированные его отцом и коллегами. В студенческие годы Атаманов связал свою жизнь с инженерной сферой, а затем начал работать с инновационными стартапами.

Проект по созданию летающего транспорта у специалиста уже третий по счету. Первые два стартапа: разработка нового вида очистки турбинного оборудования и компания, занимающаяся патентованием онлайн, – позволили Атаманову осуществить детскую мечту.

“Дроны покорили весь мир: на них снимают видео, ведут мониторинг. И совершенно естественный шаг – это начать их использовать для перевозки людей”, – сказал он. По словам Атаманова, пассажирский дрон – это летающий компьютер, управляемый машиной, а не пилотом. Он удобен, компактен и прост по своей конструкции. “Поэтому эти машины, я считаю, завоюют мир. Мы сейчас находимся на пороге эволюции”, – подчеркнул он.

Характеристика HoverBike S3

Как рассказал ТАСС сам инженер, летающий мотоцикл является разработкой российских инженеров. Он представляет из себя гибрид квадрокоптера и мотоцикла, работающий на электрических двигателях. Сиденье и изгиб машины напоминает обычный мотоцикл, однако вместо колес – четыре мощных вентиля. На приборной панели – выключатели (мотор, фары, гудок) и два джойстика управления.

Кроме того, перед полетом пилот должен надеть на руку чеку, как на водном мотоцикле, чтобы в случае аварийной ситуации автоматически отключить систему питания. Традиционной подушки безопасности нет, поскольку в случае аварии весь летающий мотоцикл, включая батарею, проминается вниз.Максимальная нагрузка на HoverBike S3 составляет 150 кг. Сам же летающий мотоцикл весит 100 кг, 50 из которых – батарея, что делает его довольно мобильным и компактным. Высота полета пока ограничена пятью метрами. Одной зарядки будет достаточно для 30-минутного полета. Время зарядки аккумулятора – четыре часа.

“Даже в этой комплектации дрон хорошо работает при минус 20 градусах Цельсия, поэтому отдельно для севера мы вряд ли будем делать новый дрон, если, конечно, не будет заказов”, – добавил специалист.
Максимальная скорость аппарата – до 70 км/ч. У HoverBike S3 есть три вида управления: по радиоканалу с пульта, ручное управление посредством джойстиков, либо путем введения координатов по GPS.
“Наш мотоцикл проходит в любую дверь без разборки. Его можно хранить дома, даже в квартире. Его можно использовать на стандартном парковочном месте для взлета и посадки, не нужны никакие подготовленные площадки, поэтому массовое внедрение не за горами”, – полагает Атаманов.

Линейка летающего транспорта

Компания HoverSurf занимается разработкой трех видов летающего транспорта: грузовой дрон, летающий мотоцикл и дрон-такси. Грузовой дрон – беспилотное летающее средство, – задача которого заключается в доставке различных грузов весом до 100 кг. “К грузовому дрону интерес проявляет в основном Министерство обороны для доставки боеприпасов и медикаментов, а из гражданских – Сбербанк для инкассации в труднодоступных местах, Роснефть для мониторинга трасс”, – сказал Атаманов.

Прямое назначение для летающего матоцикла, по мнению инженера, – спорт, соревнования, экстрим, развлечение, а у летающего такси – персональный транспорт, перевозка людей. “Доставка пиццы – слишком дальняя перспектива, если говорить об использовании грузового дрона в гражданском рынке, он скорее предусмотрен для служебной отрасли”, – считает эксперт.

Разработчик летающих автодронов считает, что 2 сентября, с первой минуты полета HoverBike S3, на свет появился новый вид спорта. “Правда, сегодня мы соревновались сами с собой”, – оговаривается он.

Законность полетов в городе

Для того, что начать полеты по Москве или других закрытых зонах уже сейчас, пилоту необходимо пройти государственную регистрацию воздушного судна и получить лицензию пилота. Однако в городе есть определенные зоны, в число которых входят администрация президента и Кремль, где летать никому и ничему нельзя.

“В будущем законодательство, наверное, будет идти навстречу, потому что гораздо проще внести поправки в Воздушных кодекс и разрешить использовать дроны для перевозки людей, чем строить новые путепроводы, мосты через реки, рыть тоннели”, – считает Атаманов.

Технологией неожиданно заинтересовались госкомпании

В 2015 г. инженер-связист Александр Атаманов приступил к реализации главной мечты – создать летающий мотоцикл-геликоптер, более компактный и доступный, чем вертолет, на котором легко преодолевать городские пробки.

Этого удалось добиться в начале 2016 г. Атаманов создал две компании – ОКБ «Грузовые дроны» в России и Hoversurf в США. Разработаны две модели: грузовая беспилотная и пилотируемая (мотоцикл). Летающие мотоциклы предлагаются по цене $53 000 (Ми-8 стоит около 200 млн руб.). Компания набрала портфель предварительных заказов на 45 млн руб. из России, Бразилии, Таиланда и Афганистана.

Но сначала пришлось накопить 10 млн руб. стартового капитала. Первую идею для бизнеса Атаманову подсказал его отец – инженер-изобретатель Виктор Атаманов. Он обратил внимание на проблему очистки турбинных лопаток в авиации и энергетике и посоветовал доработать для этих целей струйный метод, разработанный во времена СССР. Александр нашел нескольких молодых разработчиков и основал компанию «Спэнс» в 2008 г. «Заказчики сами нас нашли, мы продавали установки и для удаления граффити, и для очистки архитектурных сооружений, яхт, катеров», – вспоминает Атаманов. Сейчас выручка «Спэнса» составляет 2 млн руб. в месяц.

В 2012 г. из этого бизнеса выросла следующая идея. «Когда мы делали «Спэнс», пришлось оформлять пакет патентов, патентовать форсунку, установку и метод. Приходилось ходить к патентным поверенным, стоять в очереди в Сбербанк, чтобы оплатить квитанции. «Я нанял программиста, и он быстро написал программу, которая обрабатывала заявки, готовила документы и отправляла их в Роспатент», – рассказывает Атаманов. Идея оказалась востребованной у других стартапов. В 2012 г. Атаманов основал компанию «Онлайн патент», которая занялась автоматизацией подачи заявок на регистрацию товарных знаков и торговых марок. Сначала инвестфонд SoftLine вложил в проект 3 млн руб., потом два бизнес-ангела и нью-йоркский фонд Starta Capital вложили около $1 млн, инвесторы получили 60% долей в компании. Клиенты – 400 предприятий. Чистая выручка составляет 1,5 млн руб. в месяц. Через платформу подается больше заявок, чем через другие агентства патентования России, по словам управляющего партнера фонда Starta Capital Людмилы Голубковой.

Сами пришли

Атаманов собрал единомышленников: любителей коптеров, авиации, программирования. На базе этой группы и было создано ОКБ «Грузовые дроны». В ней 12 человек из России, двое из США, один из Израиля, двое из Китая, один из Латвии, один с Украины. Некоторые работают удаленно. В штате восемь инженеров, программистов и конструкторов.

В 2015 г. Александр приехал в Techshop – сеть центров прототипирования в Кремниевой долине, которая поддерживается правительством. Там он познакомился с двумя инженерами, Дугласом Смитом и Джозефом Конном, которых увлекла идея воздушных мотоциклов. Они тоже вошли в команду. Технолог сам обратился к Атаманову – спросил, можно ли присоединиться к проекту. По аэродинамической части помогает ЦАГИ (по продувке, аэродинамике) и МАИ (по расчетам). Представители институтов догнали Атаманова в коридоре «Сколково», предложили испытать летающий мотоцикл в своей лаборатории.

Дрон состоит из десятков узлов, начиная от пропеллеров, двигателей, контроллеров моторов, генератора, системы посадки, датчиков и кончая летным компьютером. Основная проблема разработчиков дронов – повысить грузоподъемность, пришлось разработать мощные двигатели и контроллеры для них. Запчасти делаются на фабриках в Китае. Проектирование заняло больше года, поиск поставщиков – полгода, с выбором помогли Смит и Конн. Так как в команде были люди, которые живут в Китае, найти фабрики оказалось несложно. У Soar, например, компания заказывает пропеллеры, у Vodno – аккумуляторы. Всего поставщиков семь.

Но изделие оказалось убыточным. Детали дорогие, минимальный заказ начинается от $1500. Себестоимость получается больше, чем заявленная цена в $53 000. Нужно было набрать 50 заказов, чтобы получить прибыль, говорит Атаманов.

Не хватило бензина

«У нас нет отдела маркетинга, холодных звонков, даже директора нет. Так долго продолжаться не может, но пока клиент сам бежит», – говорит Атаманов.

Когда Атаманов продемонстрировал прототип в «Сколково», он привлек внимание корпоративных заказчиков. Им нужны были беспилотные грузовые дроны. Грузовой дрон решает много проблем и гораздо дешевле вертолета. Не нужен ни экипаж, ни ангар для хранения. Грузовые беспилотные аппараты компании способны поднимать от 100 кг до 2,5 т и работают как по радиоканалу, так и автономно: по GPS-координатам могут пройти по заданному маршруту, забрать груз, сбросить груз автоматически.

Первым в начале лета пришел «Росатом». У него конкретная задача – ледовая разведка для атомных ледоколов «Атомфлот» в радиусе 150 км. Выпускать вертолет накладно и опасно в сложных погодных условиях. «Росатом» хочет поставить на дрон буи, камеры и сенсоры. Чтобы сделать модель, нужно восемь месяцев с учетом месяца испытаний в условиях Крайнего Севера на ледоколах «Росатома». Риск не мороз, а ветер 15 м/с, придется менять аэродинамическую форму, чтобы минимизировать влияние ветра на аппарат. Под требования «Росатома» «Грузовые дроны» сейчас делают гибридную версию, летающую и на электричестве, и на бензине, чтобы повысить продолжительность полета с 20 мин до часа и более. Для серьезного применения 20 мин недостаточно, к тому же электроаккумуляторы не выдержат минусовых температур, говорит вице-президент ГК «Росатом» по перспективной продукции Станислав Бырда. Он подтвердил интерес «Росатома» к разработке. Час хода атомного ледокола стоит дорого и дроны помогут сэкономить сотни миллионов рублей, говорит Бырда. Однако корпорация не приняла окончательного решения – сейчас обсуждаются варианты сотрудничества. По оценкам Бырды, после всех доработок и замены топливных элементов аппарат будет стоить уже не 3 млн руб., как обещает ОКБ «Грузовые дроны», а в разы дороже.

Тем временем применением беспилотных дронов для обработки полей инсектицидами заинтересовался ДОСААФ, говорит Атаманов. В малой авиации не хватает летчиков, пилоты стремятся работать в «Аэрофлоте», а летать на вертолете и поливать поля химией – изнурительная и вредная работа. По словам Атаманова, для ДОСААФ компания собирает беспилотную платформу грузоподъемностью 900 кг, которая бы обрабатывала 20 га за 10 мин. Представители ДОСААФ от комментариев отказались.

Заработать на любителях

Одной частной компании проект тяжелого дрона не потянуть, убежден Бырда. И в середине июня Атаманов обратился в Агентство стратегических инициатив (АСИ), в группу «Аэронет», занимающуюся беспилотными летательными аппаратами, за господдержкой. Рабочая группа рассмотрела множество проектов и конструкция «Грузовых дронов» понравилась, рассказал руководитель «Аэронета» Сергей Жуков. Но он говорит, что проект должен пройти еще несколько этапов обсуждения, экспертизу «Сколково» и РАН, а также оценку проектного офиса АСИ. По словам Жукова, на это понадобится 3–4 месяца.

Компания пока живет на средства Атаманова, который вложил в общей сложности $1 млн. Но сейчас в компанию вкладываются Starta Capital и два частных инвестора,. Денег дадут немного, но их хватит, чтобы доработать прототипы и показать модель в России и за рубежом. Голубкова подтвердила, что инвесторы закрывают сделку. Для Starta Capital это предпосевная инвестиция, которая составила около $100 000. По словам Голубковой, инвесторы рассчитывают на удвоение стоимости компании каждые 6–9 месяцев.Сейчас «Грузовым дронам» по 1,5 млн руб. в месяц приносит продажа маленьких дронов и комплектующих. Энтузиасты приобретают моторы с пропеллерами и аккумуляторы, чтобы поставить их на планер, мотодельтаплан или мотопараплан вместо тяжелых двигателей внутреннего сгорания. Набор для параплана стоит около $2500, цена комплекта может доходить до $13 000.

Атаманов надеется, что к 2021 г. в широкую продажу поступят летающие мотоциклы для частного покупателя. И что аппарат заинтересует байкеров, среди которых много обеспеченных людей.

Полиция Дубая пересядет на российские ховербайки/

Недавно разработанным прототипом летающего мотоцикла Scorpion-3 питербургского изобретателя и бизнесмена Александра Атаманова теперь всерьёз заинтересовалась полиция Дубая (ОАЭ).

Первая версия ховербайка Scorpion была представлена компанией Hover Surf, основателем которой является наш соотечественник Александр Атаманов, летом прошлого года. Тогда разработчики прототипа продемонстрировали вполне жизнеспособную концепцию пилотируемого летающего мотоцикла. Вместо колёс у ховербайка были установлены четыре приводных винта, что делало его похожим на гигантский квадрокоптер.

Позже была показана вторая версия летающего мотоцикла, которая получила название Scorpion-3. Модернизированный ховербайк оборудован двумя джойстиками ручного управления, а за высотой и скоростью полёта следит специальное программное обеспечение. Второй прототип стал более устойчивым и стабильным в управлении, хотя его пропеллеры по‑прежнему ничем не защищены и опасны для пилота.