Сергей Шойгу: 5 лет на главном военном посту.

Он поднял МЧС России с нуля до вершин. При нём российская армия стала самой могущественной в мире.

6 ноября 2017-го исполнилось 5 лет как Сергей Кужугетович Шойгу вступил на пост Министра обороны России.

Шестого ноября исполнилось 5 лет, а это уже Юбилей своего рода, как после громкой отставки Анатолия Сердюкова министром обороны России был назначен Сергей Шойгу. А потому, хочет того сам Шойгу или нет (скорее — нет), в народном сознании он обречен на постоянное сравнение со своим предшественником. И сколько бы нас ни убеждал глава правительства или кто-либо ещё в «эффективности» «менеджера Сердюкова», всем изначально было ясно: на место самого нелюбимого министра всех времен и народов пришел человек, которого всегда бросали туда, где нужно спасать, разгребать последствия катастрофы. И именно тогда 5 лет назад это требовалось армии, во всяком случае всем так было видно.

И вот 6 ноября 2012-го, Президент России Владимир Путин назначил Сергея Шойгу министром обороны.

НАЧАЛО

Назначение Шойгу министром обороны и в самом деле стало неожиданным не только для него… После того как армией несколько лет командовал сугубо штатский человек, назначение настоящего генерала стало для многих сюрпризом. А вот отставку Сердюкова неожиданностью никто не назовет – после возбуждения уголовного дела в отношение подконтрольного его Министерству «Оборонсервиса» другого выхода у Президента не было. О чем он и сказал прямым текстом.

Шойгу заступил на главный военный пост под громкий шум коррупционного скандала в «Оборонсервисе» и ропот войсковых командиров на некоторые авантюрные решения прежних реформаторов: дивизии без глубоких научных обоснований перекраивали в бригады, должности офицеров, солдат и сержантов-контрактников утром сокращали, а вечером наращивали. Прапорщиков и мичманов изжили вообще. Систему подготовки обученного мобрезерва тихо похоронили. Суворовцев и нахимовцев не допустили на Парад Победы – пацаны еле сдерживали слезы. Иные приказы и директивы были похожи на издевательский маразм: чтобы купить гуашь для оформления наглядной агитации или отправить сержанта в отпуск по семейным обстоятельствам командир части должен был запрашивать разрешения у министра обороны! Почти 20 тысяч военпредов (а это «государевы очи» в оборонке!) были сокращены, из-за чего резко упало качество военной продукции. В гигантской очереди бесквартирных служивых топтались более 30 тысяч человек. И тогда же социологи объявили печальный диагноз: престиж военной службы и уровень доверия народа Вооруженным силам опустились до неприлично низких величин…

КОМАНДА

То была лишь малая часть серьезнейших проблем, которые навалились на Шойгу 5 лет назад. И все же было бы несправедливо не сказать о том, что при Сердюкове некоторые направления реформы были избраны верно: это и аутсорсинг (военный человек должен заниматься боевой подготовкой, а не чистить плац и картошку), и большие деньги, которые министр пробил в правительстве на перевооружение армии (Госпрограмма вооружения-2020, на которую Кабмин выделил аж 22 трлн рублей!).

При Сердюкове была запущена система финансовых стимулов – тот получал большее денежное довольствие, кто лучше служил. Но такой справедливый (казалось бы!) подход сразу же породил всплекс коррупции среди командиров и подчиненных, а заодно – и разговоры о том, что люди «служат деньгам, а не Отечеству». В войсках стали процветать взятки. Валом пошли жалобы во все возможные инстанции. И все же на фоне общего положения дел в армии то были лишь «цветочки».

У Шойгу уже был богатый опыт решения не менее сложных задач: приняв МЧС в состоянии убогой артели «40 лет без урожая», он через 12 лет передал сменщику великолепно работающее федеральное ведомство. Возглавив Минобороны, Шойгу и здесь начал с того, что создал команду надежных исполнителей, которые хорошо понимают – как и какую современную армию надо строить. Эта команда за два минувших года уже сумела устранить многие «косяки», допущенные на предыдущем этапе реформы, – от возвращения суворовцев и нахимовцев на Парад Победы, а также имен и статуса прославленным дивизиям, до создания новой системы стратегической дислокации войск и их боевой подготовки. По сути, был заложен фундамент качественно новой армии.

СОЗИДАТЕЛИ

И если попытаться подобрать то единственное слово, которое точнее всего отражает работу министра обороны России и его команды, то этим словом будет «созидание». Обладающий колоссальной «ядерной» энергией Шойгу упорно давит на подчиненных, добиваясь, чтобы начертания бумажных планов превращались в дела, в реальные результаты, в боевое оружие, в новые системы управления, морские причалы или хранилища боевой техники. Потому в каждой повестке дня Коллегии Минобороны или селекторного совещания обязательно есть пункт об исполнительской дисциплине – это уже стало железным принципом.

Шойгу – министр-новатор и неугомонный креативщик.

Он упорно «тащит» в армию новые технологии, новые структуры, новые подходы к решению проблем. С его подачи стали проводиться внезапные проверки боеготовности войск, Дни инноваций и военной приемки, соревнования по танковому биатлону, созданы центры управления обороной, робототехники и беспилотных летательных аппаратов, научные роты. Он протолкнул революционные, по сути, идеи – получение студентами военной специальности во время учебы и предоставление увольняемым военнослужащим денежных субсидий вместо квартир (очередь «бездомных» служивых уже сократилась почти на 3 тысячи человек).

Сегодня уже трудно назвать такую сферу учебы и жизни армии, где за пять лет не наметилось бы перемен к лучшему (хотя проблем еще много). Армия очищается от коррупционной скверны. Она понимает разумный и прагматичный смысл реформ, затеянных ее руководством. Она постоянно поддерживает себя в достойной боевой форме, сдавая экзамены на учениях и внезапных проверках. Она динамично «накачивается» новыми вооружениями и профессиональными специалистами. В ней все меньше становится бездомных офицеров, прапорщиков и мичманов. А хлопцы с гражданки осаждают военкоматы, дабы попасть в контрактники (иные уже пытались и взятки давать). Социологи же констатируют растущий авторитет военной службы и уровень доверия народа Вооруженным силам, который впервые за 30 лет поднялся почти до пиковых советских величин – 84%. (отдельное спасибо «вежливым людям»!).

Шойгу страшно не любит слащавых панегириков. Но факт остается фактом: в растущем авторитете армии есть, безусловно, и его личная заслуга. Народ и армия дали работе главе военного ведомства России свою главную оценку: по данным социологов, он уже долгое время – самый популярный министр правительства страны. Значит, курс выбран верный.

Ни Шойгу назад, Сергей Кужугетович.

“Я мало обращаю внимание на все эти социологические рейтинги, – говорит министр, – для меня самый главный рейтинг – как президент-Верховный Главнокомандующий оценивает мою работу и работу Минобороны по выполнению его приказов и указов”.

За 5 лет Вооруженные силы РФ превратились в отлаженный боевой механизм, гарантирующий надежную безопасность страны. Перемены коснулись практически всех сторон армейской жизни – от управления войсками до быта в солдатской казарме. Главные решения по переустройству Вооруженных сил принимал Верховный главнокомандующий президент Владимир Путин. Но их реализация целиком легла на министра обороны и его команду.

Мы насчитали 10 важнейших шагов на этом пути.

1. Структура армии и флота стала соответствовать их современным задачам и внешним угрозам России. Для этого, в частности, создали Воздушно-космические силы и новое стратегическое командование в Арктической зоне РФ. Кроме того, в Вооруженных силах появились восемь новых оперативных объединений, более 25 дивизий (общевойсковых, авиационных, ПВО, надводных кораблей) и 15 новых бригад.
Для подготовки военных решений руководства страны, эффективного управления армией и координации работы министерств и ведомств в сфере безопасности России по решению президента РФ Владимира Путина создали Национальный центр управления обороной РФ. А в военных округах – региональные и территориальные центры.
2. За 5 лет количество тренировок, учений и маневров в Вооруженных силах выросло вдвое. Летчики стали в два раза больше летать, моряки – плавать, десантники – чаще прыгать с парашютом. Кроме того, к учениям теперь активно привлекают федеральные, региональные и местные органы власти, которые учатся работать в условиях военного положения и вести территориальную оборону.
3. Денежное довольствие в армии значительно повысили еще до Сергея Шойгу. Его заслуга в том, что в минобороны за счет новых выплат и надбавок удалось сохранить достаточно высокое материальное положение кадровых военных. Если в 2012 году они в среднем получали 57,8 тыс. рублей в месяц, годом позже – 59,9 тысячи, то в 2014-м их денежное довольствие поднялось до 62,1 тыс. рублей.
В ведомстве сказали, что даже в кризис не планируется отменять выплаты, которые могут снизить доход офицеров и солдат.
4. Сохранив смешанный принцип комплектования, генералы озаботились набором и обучением профессиональных солдат и сержантов. Ежегодно на контрактную службу в армии и на флоте принимают не менее 50 тысяч человек. В ближайшие пару месяцев численность таких служивых в Вооруженных силах доведут до 352 тысяч. В первую очередь контрактников назначают на должности, связанные с поддержанием боеспособности воинских частей, их также определяют в специалисты по обслуживанию и эксплуатации сложного вооружения и техники.
5. В лучшую сторону изменились финансирование и ведомственный контроль за разработкой, производством и поставкой в армию новой и модернизированной техники и вооружения. С 2012 года военные арсеналы пополнились более чем 17 тысячами бронемашин, самолетов, кораблей и подлодок, ракетных комплексов и другими оружейно-техническими новинками. Для контроля за их ритмичным поступлением в войска ежеквартально проводят День военной приемки, что позволит только в этом году переоснастить 207 соединений и частей.
6. Молодые атлеты и выпускники гражданских вузов получили возможность добровольно отправиться на год в спортивные и научные роты. Сейчас идет набор призывников-технарей в производственную роту. Эти подразделения, как правило, формируют при военных вузах, спортивных клубах армии и предприятиях ОПК.
Только в этом году новой 
и модернизированной техникой и вооружением оснастят 207 воинских частей
Сейчас в Вооруженных силах 12 научных и 4 спортивные роты.
7. Все 26 вузов минобороны перевели на общие с гражданскими учебными заведениями образовательные стандарты. Восстановлен набор курсантов по кадровому заказу видов и родов войск – это более 11 тысяч человек в год. Спрос на военное образование постоянно растет. Этим летом конкурс в некоторых вузах минобороны превысил 20 человек на место.
Кроме того, окрепла ведомственная система довузовской подготовки молодежи. Ее пополнили три президентских кадетских училища, два СВУ и столько же казачьих кадетских корпусов.
8. В минобороны занимаются обустройством военных городков. До 2020 года такие работы проведут в 519 гарнизонах. Они практически завершены в 104. В отдаленных гарнизонах возводят культурно-досуговые центры с кинотеатрами, библиотеками и магазинами.
Под прием нового вооружения и техники готовят новые парковые зоны. Как правило, там используют отапливаемые быстровозводимые тенто-мобильные укрытия.
9. Войска сейчас много времени проводят на полигонах, и размещению там личного состава уделяют повышенное внимание. Относительно комфортные условия проживания созданы в полевых лагерях полного жизненного цикла АПЛ-500. В этом году к 15 действующим лагерям добавили еще десять – на 5 тыс. военнослужащих. Что позволило перевести учебные объекты на круглогодичный рабочий цикл.
10. В армии “заиграл” элемент состязательности. Детища Шойгу – танковый биатлон, авиадартс, другие виды соревнований вышли на мировую арену. В августе состоялись первые Армейские международные игры с участием 43 команд из Европы, Азии, Африки и Латинской Америки. В минобороны подчеркивают, что такие состязания повысили как индивидуальную выучку солдат и офицеров, так и общий уровень профессиональной подготовки экипажей и расчетов.

Чего же больше в очередном карьерном успехе Сергея Шойгу, которому за 5 лет на посту министра обороны удалось удивительно эффективно разобраться с непростым наследством предыдущих лет, — реальных дел или тонкой и умелой работы с общественным мнением?

Сергей Шойгу никогда глубоко не изучал психологию, но, безусловно, блестяще пользуется этой наукой.

В первый же свой рабочий день в Министерстве обороны он надел военную форму с генеральскими погонами. Такую возможность ему дал Владимир Путин, который сразу за назначением министром подписал указ о возвращении его на действительную военную службу в чине генерала.

Шойгу понимал, что делает.

Если армия и ждала какого-то сигнала от нового руководства, то именно такого. Добро должно быть с кулаками, а министр обороны с погонами — это максима, от которой она, наверное, не откажется никогда. Что говорить, на фотографию «женского батальона» — четырех европейских министров обороны, — которая кочует по российскому интернету, с легкой иронией реагирует даже либеральная общественность.

Конечно, Российская армия не развалилась бы в одночасье, если бы новый министр еще пару дней походил в гражданской одежде. Но Шойгу понимал: есть вещи, которые нужно делать вне зависимости от того, имеют ли они какое-то практическое значение для обороноспособности страны. Из этого разряда, например, решение возобновить участие в параде Победы на Красной площади воспитанников суворовских и нахимовских училищ. Или возвращение в состав военно-морского флота крейсера «Аврора». И бог с ним, что к берегам Невы уже давно прикован новодел, а остов настоящей «Авроры» двадцать с лишним лет ржавеет у поселка Ручьи на Финском заливе, — армии нужен был символ, который она и получила.

Шойгу вернул многих уволенных генералов, приостановил реформу военного образования, повернул вспять процесс сокращения числа военных городков и баз ВВС

Мало кто обратил внимание на две цифры, озвученные Сергеем Шойгу накануне годовщины его пребывания на посту министра обороны, а они весьма характерны: в 2012 году военные подали против министерства 112 тыс. судебных исков, а в 2013-м, уже при Шойгу, — лишь 8 тысяч. То есть в 15 раз меньше.

Но министр все равно попенял им за сутяжничество:

«Произошла задержка в несколько дней выплаты определенного типа денежного довольствия или не выдали отдельный элемент вещевого довольствия, и военнослужащий идет в суд».

Но статистика характерная. Судебные иски по мельчайшему поводу — показатель недоверия офицерского корпуса к своему руководству, а пятнадцатикратное их сокращение — свидетельство того, что накал недовольства Шойгу удалось быстро сбить.

Впрочем, не стоит искать причины его успеха только в популистских решениях, играющих на тонких струнах офицерских душ.

Шойгу умело соединил в своей работе две вещи:

  • во-первых, сразу определил те группы влияния в армии, на которые он может опереться, и заключил с ними пусть виртуальный, но взаимовыгодный договор о сотрудничестве.
  • во-вторых, поменял стиль управления армией.

Присмотримся к каждому пункту повнимательнее.

Ставка на генералитет и ОПК

Если Сердюков сознательно подчеркивал, что он человек гражданский, «государев муж», которому интересы бюджета важнее интересов и традиций армейской корпорации, то Шойгу сразу решил вернуть генералитет в союзники. По сути, он заключил с ним негласный пакт: я возвращаю вам часть властных полномочий, но и спрашивать буду строго. Он вернул в армию многих генералов, уволенных за время сердюковских чисток, приостановил реформы военного образования и военной медицины, повернул вспять процесс сокращения числа военных городков и баз ВВС.

А что еще важнее, начал возвращать под контроль военных и «генералов» ОПК серьезные финансовые потоки. Так, оскандалившийся концерн «Оборонсервис», созданный в 2008 году «для освобождения военнослужащих от несвойственных им хозяйственных функций», лишился в конце прошлого года трех своих подразделений: ОАО «Авиаремонт», «Ремвооружение» и «Спецремонт». Они вернулись в структуру крупных промышленных холдингов. И это не шарашкины конторы, а 40 ремонтных предприятий с годовым бюджетом в 200 млрд рублей — четвертая часть всего гособоронзаказа.

На посту министра обороны ему не пришлось менять модель поведения, которой он придерживался на протяжении двух десятков лет, будучи главой МЧС

Еще один подарок отечественному ОПК — постепенный отказ от закупок иностранного оружия, например итальянских бронеавтомобилей Iveco-LMV65.

«Что касается зарубежной техники, мне никого не хочется обижать, но нужно поддерживать нашу промышленность… Если потребуется покупать за рубежом, то будем покупать, но в том случае, если иссякнут все силы и надежды на нашу промышленность»,расставил приоритеты Шойгу.

Его аппаратного влияния хватило, чтобы сохранить в неприкосновенности в бюджете на 2014–2016 годы все огромные расходы на госпрограмму вооружений до 2020 года, когда расходные статьи бюджета урезались.

В результате он получил в союзники и генералитет, и «генералов» ОПК. Причем такая щедрость дала Шойгу возможность требовать с новых союзников по полной программе — право, которым он не стесняется пользоваться. Приехал, скажем, на Дальний Восток. Приех ал не с пустыми руками — накануне визита Минобороны перезаключило контракты с Амурским судостроительным заводом, увеличив до 30 млрд рублей цену, которую готово заплатить за строительство двух корветов и ремонт дизельной подлодки «Варшавянка». Но «в комплекте» с новыми контрактами руководство завода получило от министра разнос за срыв сроков строительства и ремонта: «Мы вам своевременно, в соответствии с заключенными контрактами, выделили большие деньги, а вы их неэффективно осваиваете. Тот темп и порядок организации работ, которые существуют у вас на предприятии, не удовлетворяют Министерство обороны».

А днем раньше министр пенял дальневосточным строителям: во Франции, мол, опережающими темпами строят купленные нами «Мистрали», а инфраструктура для их базирования (новый причал, склады вооружений и т. п.) не готова.

Так что генералитет и ОПК получили не только деньги, но и новую степень ответственности, если не сказать головную боль: если в конфликте с Сердюковым они могли рассчитывать на то, что и общественное мнение, и даже руководство страны встанет на их сторону, то конфликтовать с Шойгу себе дороже.

«Налетанность» и «наплаванность»

Сам Сергей Шойгу во время таких визитов чувствует себя совершенно органично. Ему не нужно менять модель поведения, которой он придерживался на протяжении двух десятков лет во главе Министерства по чрезвычайным ситуациям.

Кажется, что он даже рад был «сбежать» из полугодовой ссылки в Московскую область, где рамки кабинетной работы не давали простора его динамичной натуре. Ведь его любимый стиль управления — быть везде, делать много, говорить мало. А если и говорить, то только по достойному поводу и так, чтобы запомнили.

«Если кто-то думает, что у нас нет керосина, хочу всех успокоить: топлива у нас хватает. Мы довольно серьезно увеличили налетанность наших экипажей и наплаванность наших моряков»,заявил недавно Шойгу, комментируя боеспособность армии.

Вот так: сказал всего две фразы, а успел и словарь русского языка пополнить, и общество успокоить.

Сердюков, конечно, тоже частенько наведывался в части и гарнизоны, но почему-то его визиты всегда сопровождались шлейфом негатива и скандалов. А Шойгу хоть и строго спрашивает, но и про пряники не забывает. Например, буквально через месяц после своего назначения прилетел в Воронеж, а вслед за ним на аэродроме приземлился новенький бомбардировщик Су-34, и министр пообещал ВВС еще 32 таких же «подарка».

Шойгу тонко чувствует, на чем сделать акцент в тот или иной момент.

Стала актуальной тема «тихой» борьбы за контроль над Арктикой, и вот уже военные по приказу нового министра возрождают к жизни аэродром «Темп» на острове Котельный и планируют сделать то же самое с аэродромом на Земле Франца-Иосифа — лишний повод говорить о том, что российская армия «вернула себе контроль над Арктикой».

Даже возросший интерес к спорту накануне Олимпиады Шойгу смог использовать для улучшения имиджа армии: именно он придумал «танковый биатлон», который, с одной стороны, становится постоянной «забавой» для армий десятка стран, а с другой — позволяет министру понятным народу способом демонстрировать, как в войсках улучшают боевую подготовку.

Закончился ли «ресурс исправлений»

Впрочем, некоторые военные эксперты уверяют, что в ближайшее время Шойгу может столкнуться с серьезной проблемой. Они считали, что уже за год с небольшим со своего прихода новый министр исчерпал ресурс исправления ошибок предшественника, который позволял ему повышать свой рейтинг без принятия собственных стратегических решений. За здравицами в адрес министра все отчетливее слышны разговоры о нерешенных проблемах: в армии постоянный недокомплект крепких профессионалов-контрактников, среди офицеров не сокращаются очереди на жилье, не утихают скандалы с обеспечением армии новой формой и современным оружием.

Но в любом случае, на новый этап карьеры Шойгу выходит с хорошей стартовой позиции: его рейтинг как министра обороны уже перевалил за 50%, что на порядок больше пятипроцентного рейтинга Сердюкова.

—————————————————————————

Сергей Шойгу

Родился 21 мая 1955 года в городе Чадан Тувинской Автономной области РСФСР. Отец — журналист, писатель, высокопоставленный работник советских и партийных органов, мать — зоотехник. В 1977 году окончил Красноярский политехнический институт по специальности «инженер-строитель». Работал в строительных трестах Кызыла и Аба-кана, в Красноярском крайкоме КПСС. В 1988 году один из организаторов спасатель-ных работ после землетрясения в Армении. В 1990 году назначен заместителем председателя Госкомстроя РСФСР. В 1991 году возглавил Российский корпус спасателей, который в том же году был преобразован в Государственный комитет по чрезвычайным ситуациям, а в 1994 году в Министерство по чрезвычайным ситуациям. В мае 2012 года стал губернатором Московской области, в ноябре 2012 года назначен министром обороны РФ. Генерал армии, кандидат экономических наук, президент Русского географического общества, член высшего совета «Единой России», герой Российской Федерации.

—————————————————————————

Специально для «РУССКОЙ СИЛЫ» подготовил Макс Елев