Последнее кольцо анаконды

Армения. Пешка, на которой держится позиция России

Армению опять потряхивает от акций протеста. И нам, признаться, довольно сложно разобраться в том, что же там происходит: кто прав, кто виноват, и почему в очередной раз нам приходится говорить о возможности «армянского майдана». Тем более, уровень поддержки официальных властей Еревана, судя по последним выборам, довольно высок – Республиканская партия под руководством Саргсяна имеет в парламенте единоличное большинство, что и позволяет ей формировать правительство, особо не оглядываясь на мнение политических противников.

Но кое-что понять мы, все-таки, можем. А именно – волнения носят не афишируемый, но вполне осязаемый антироссийский характер. Управляются они по уже не раз опробованной схеме, через десятки так называемых «некоммерческих организаций», или НКО, из самого большого на постсоветском пространстве американского посольства в Ереване, в котором заняты мирной подрывной работой почти две с половиной тысячи дипломатов.

Две с половиной! Это и само по себе невероятно много, а пропорционально численности населения Армении – цифра просто запредельная!

Что это может означать для Армении, мы примерно понимаем – благо, за примерами далеко ходить не надо. Но что это означает для России, понять сложнее. А значит, было бы неплохо попробовать в этом разобраться – спокойно и без истерик.

Как из России видится Армения и, соответственно, её политическое, экономическое, стратегическое значение для РФ? Да довольно просто и неприглядно – маленькая страна в дикой кавказской глуши, зажатая между другими кавказскими государствами и их малоазиатскими соседями, требующая экономической поддержки, не имеющая выхода к морю, не являющаяся частью сколько-нибудь значимых транзитных путей… В общем, сплошной, простите, геморрой, а не союзник. Даже не понять, что же такого нашли там «тупые» американцы…

Если принять эту точку зрения, то становится понятно, откуда в российских СМИ и соцсетях столько резких высказываний в духе «Да пусть уже валят, не велика потеря!». Однако, есть пара нюансов, которые должны изменить наши представления об этой небольшой стране.

Два геополитических фактора делают Армению довольно лакомой целью для геополитических устремлений крупнейших геополитических игроков. Оба они учитываются «тупыми америкосами», которые имеют отличную геополитическую школу и действуют в рамках примерно пятидесятилетнего планирования (план «Анаконда», например). В России же, где просто нет адекватной геополитической школы, и доморощенные «геополитики» до сих пор пережевывают доктрины захвата черноморских проливов двухсотлетней давности, видеть дальше чем «это же далеко от Москвы!» научились пока немногие, поэтому и общий фон высказываний не удивляет нисколько.

Итак, фактор первый. Армения расположена довольно близко к Ближнему Востоку. От Еревана до Ракки примерно 600-т километров. До Дамаска – около тысячи. Это примерно час подлетного времени для ударной авиации, если не брать форсажные максимумы скорости, которые обычно не используются для полетов на достаточно большие дальности – слишком уж растет расход топлива.

В принципе, это достаточно комфортное расстояние для действий нашей авиации в Сирии в случае каких-то форс-мажоров. Да, если огибать территорию Турции с востока, получится несколько больше, но это все равно в рамках полутора тысяч километров, что является приемлемым радиусом сразу для нескольких типов фронтовой авиации, в том числе почти для всего семейства истребителей, штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков КБ «Сухого».

Недалеко от Армении и до Персидского залива. До Кувейта примерно тысяча километров. До Катара и столицы Саудовской Аравии, Эр-Рияда, примерно полторы тысячи. И нисколько не оспаривая тот факт, что Россия мирное государство, безусловно чтящее нормы международного права, возможность нанести хороший бомбовый удар по крупнейшей нефтяной кладовой планеты никогда не будет лишним козырем в нашей дипломатической колоде.

Разумеется, у критиков такой оценки найдутся весомые аргументы. «Калибр», например, летает дальше. А авиабаза в Моздоке не сильно-то и дальше – каких-то 300-400 километров, что для авиации совсем немного. И это весомый аргумент, но лишь отчасти. Не желая влезать в дебри чисто технического анализа, просто заметим – крылатые ракеты не всегда справляются с возложенными на них задачами, и недавняя американская авантюра в Сирии является наглядным тому примером. И иногда их работу должна предварять работа авиации, уничтожающие объекты ПВО менее дальнобойными, но более специализированными системами.

По расстоянию тоже не все однозначно. Когда до противника пятьсот километров, ещё триста и правда большого значения не имеют. А вот когда он уже на пределе радиуса действия авиации, триста верст в два конца становятся очень заметны. А для истребителей сопровождения это может быть совсем критичной разницей. И поэтому лучше нам иметь и Гюмри, и Моздок в качестве отправной точки нашей миролюбивой «дипломатии для экстренных случаев».

Есть и обратная сторона медали: в случае, если в Армении укрепятся американцы, уже их авиация сможет использовать воздушное пространство Закавказья для выхода на Каспий и, оттуда, для гипотетической атаки на Иран, северное побережье которого традиционно менее защищено, чем граница с Ираком и иранское побережье Персидского залива. Уязвимыми будут и наши собственные южные рубежи.

И вот тут мы плавно переходим ко второму фактору. Менее очевидному, но гораздо более критичному для самой России.

Одна из ключевых геополитических задач, стоящих перед нынешним «гегемоном» – вторжение в Среднюю Азию и военное закрепление там. Оттуда американцы смогут наконец-то приблизиться к «мягкому подбрюшью России» (да что там приблизиться – просто приставить к нашему брюху нож), а заодно и относительно голой спине Китая, да ещё и в районе, примыкающем к его Синьцзян-Уйгурскому автономному округу, где до сих пор весьма сильны сепаратистские настроения. И это стало бы фактическим завершением блестящей геополитической партии, разыгранной американцами во второй половине двадцатого века.

Но от финала американцев отделяет такая малость, как отвратительная (с их точки зрения) логистика вторжения. Средняя Азия окружена Россией, Китаем, Ираном и Каспийским морем – не самое удачное окружение для таких целей. И на данный момент военное проникновение возможно только через пакистано-афганский и закавказский коридоры. Оба они весьма сомнительны – южный коридор, строго говоря, может быть использован только транспортной авиацией, да и западный, через Закавказье, весьма узок и неуютен.

А теперь представьте, что и в этом узком коридоре русским авианосцем расположилась Армения. И сразу становится понятно, почему «тупые» американцы наводнили Ереван рекордным количеством своих дипломатов, правда?

Опять оставим для другого раза мотивировку геополитической важности Средней Азии для США. Согласимся лишь, что в таком ракурсе действия американцев становятся более понятны. Да, они просто готовят себе дорогу в Узбекистан и Казахстан – пусть не очень широкую, не самую безопасную, но все-таки пригодную для защиты и самой природой защищенную от сухопутного вторжения с Севера. Большего им в нынешних условиях не получить, и похоже, что они готовы пока довольствоваться и этим.

Если использовать шахматные аналогии, Армения всего лишь пешка. Но эта пешка прикрывает нашу позицию от вторжения тяжелых фигур на крайне важном направлении. Не рассыплется ли наша позиция после её сдачи? Вопрос не риторический и очень тревожный.

Ну и последнее, о чем хотелось бы упомянуть. У нас довольно сильны тенденции к противопоставлению наших отношений с Арменией и состоянием российско-азербайджанских отношений. Вот, дескать, мы не на того поставили, а если пошлем эту Армению к черту, получим в союзники гораздо более богатый Азербайджан.

Увы, но и это – весьма близорукий взгляд на проблему. Азербайджан заинтересован в кратчайших путях экспорта своих углеводородов. А они идут в стороне от России. Азербайджан видит в роли старшего и более успешного брата Турцию, связи с которой исторически очень сильны. Азербайджан, нужно признать, слишком много добился самостоятельно, чтобы сейчас безоглядно броситься в объятия северного соседа.

И настоящего союзника мы из него не сделаем никогда.

А потерять Армению под сладкие грезы об азербайджанской нефти – это мы запросто.

Но действительно ли нам станет лучше?

А вот на этот счет есть большие сомнения…

Выше описанное, посвящено событиям в Армении, где автором описано о стремлении США расчистить закавказский коридор в Среднюю Азию, но было сложно себе представить, насколько скоординировано будут действовать американцы на этом ключевом сейчас геополитическом направлении.

Но реальность оказалась серьёзнее самых смелых ожиданий: борьба в Армении ещё продолжается, а Вашингтон уже договорился о создании военных баз на Каспии, в Казахстане.

Люди, далекие от геополитики, не придали большого значения новостям из Казахстана, сенат которого ратифицировал соглашение с американцами об использовании казахских портов для обеспечения транзита военных грузов США для Афганистана. И на первый взгляд, это действительно не такое уж важное событие: ну и пусть снабжают, подумаешь! Мы им в свое время позволили логистический центр в Ульяновске открыть: чем, дескать, казахи хуже? И если мы терпели НАТО у себя, то уж в Казахстане-то и подавно потерпим!

Вспоминают и авиабазу в Киргизии – открывали, а мы и не возражали, и вроде ничего, живы до сих пор. И стоит ли бить тревогу из-за того, что два казахских порта на северном Каспии, Актау и Курык, станут перевалочными базами США?

Да, вполне ожидаемо, что там появятся американские военные. И для обработки грузов, и для охраны персонала, ну и вообще, на всякий случай. Понятно, что для охраны «караванов» из Баку потихоньку создадут небольшую флотилию. Но ведь это Каспий, говорят скептики. Это внутреннее море, и авианосец туда не загнать! И это верно – авианосцев там не будет. Но быстренько наладить в Баку сборку относительно небольших судов, имеющих собственное противокорабельное и зенитное вооружение, американцы смогут – в общем, отнюдь не самая сложная задача.

А вместо авианосца построят базу в Актау – договор уже подписан, хотя четкой информации о конфигурации объекта у нас пока нет. Поэтому возьмем условное среднее арифметическое — небольшой аэродром, мощная наземная система ПВО и пара эскадрилий F-35B Корпуса морской пехоты США, расквартированные там «чисто из формальных соображений».

Конечно, такой вариант даже без авианосцев превращает наше безраздельное военное господство на Каспии в весьма условное «численное преимущество». Потому что, например, у нас на Каспии тоже нет авианосцев, да и крупных надводных кораблей других типов. А сумеем ли мы в ближайшем будущем что-то противопоставить F-35, вопрос пока открытий, и да простят меня адепты «не имеющих аналогов в мире».

Но и это, в общем, ерунда. Ну, подумаешь, из нашей орбиты быстренько уйдет Казахстан… За ним, видя такое дело, в очередь за американским печеньем выстроятся узбеки, туркмены и киргизы. Подумаешь, снабжение уже нашей базы в Таджикистане станет проблематичным… Равно как и, в случае чего, логистика на российско-иранском направлении.

Вот российско-казахстанская граница протяженностью многие тысячи километров и почти «голая» с точки зрения ПВО – это уже не ерунда. Тем более что вдоль этой границы на столь же многие тысячи километров тянется Транссиб. А это, простите, государствообразующая железная дорога, на которой держится весь наш экономический суверенитет и территориальная целостность.

Доступными для вражеской авиации, если что, станут традиционно тыловые города: Екатеринбург, Новосибирск, Кемерово. Тот самый «глубокий тыл», наличие которого спасло нас в Великую Отечественную.

Я хочу акцентировать один момент. Политическое вторжение американцев на Украину было чрезвычайно болезненно для нас в первую очередь с духовной и культурной точек зрения. Военная геополитическая компонента тоже имела место, и весьма серьёзно, но выхватив из американской пасти Крым, мы как-то смогли купировать негативные геополитические последствия.

Потеря же Казахстана совершенно точно станет для нас настоящей военной катастрофой. Точнее, ещё не военной (мы можем потерять его без единого выстрела), но уже где-то очень близко к тому. Это будет полной военной кастрацией РФ, после чего нам останется только «уронить короля» и ждать следующей «геополитической партии». Китай ждал второго шанса многие сотни лет.

И совсем не обязательно, что мы вообще дождемся его хоть когда-то…

Вероятно, начался последний этап окружения России из знаменитого плана “Анаконда”. Последнее кольцо, которое должно будет окончательно задушить наши амбиции и зафиксировать РФ в роли бесправного поставщика энергоносителей для “золотого миллиарда”, а потом и в американскую пешку в игре англосаксов против Китая.

Понятно, автор опять «кошмарит» читателя, поскольку на реализацию такого сценария потребуется в лучшем случае лет пять. А за пять лет ещё столько всего может случиться, что подумать страшно.

Но подумать все-таки надо. Хотя бы над тем, зачем американцам более сложный и затратный логистический маршрут, когда уже существующие справляются со снабжением американской группировки в Афганистане довольно неплохо. И зачем им «обеспечивать безопасность» нового маршрута. Точнее, от кого? Там, кроме РФ и Ирана, нет других претендентов на американские грузы. И если они могут попытаться пресечь этот поток, то именно потому, что он может быть направлен против их интересов.

На самом деле нам брошен давно ожидаемый, но от этого не менее опасный вызов. И от того, сможем ли мы его принять и адекватно ответить, будет зависеть очень многое. И прежде всего военная состоятельность России на ближайшие десятилетия.

Вариантов ответа у нас не так уж много. Их можно разделить на два типа – активный и пассивный.

Активный ответ – попытка не допустить роста американского влияния и военного присутствия в Средней Азии. И пока довольно сложно сказать, как этого можно добиться, не используя военную силу. Однозначно выигрышных вариантов пока не просматривается.

Экстремальный вариант активного ответа – раздел Казахстана и возвращение в состав РФ северных его областей с целью отодвинуть американскую военную компоненту как можно дальше от нынешних российских границ и промышленных центров Урала и Сибири. Вариант этот весьма «горяч», и вряд ли он станет возможен даже при нынешнем градусе международных отношений.

Пассивный ответ заключается в очередной программе перевооружения армии, укреплении ПВО на южном направлении, создание на среднеазиатском направлении мощной войсковой группировки, способной как отразить удар вероятного противника, так и нанести ему поражение на сопредельной территории.

Этот вариант выглядит довольно утопично как по причине нехватки времени, так и из-за огромных средств, которые мы вынуждены будем в него вложить. Хотя в отдаленной перспективе нам все равно придется укреплять это направление, и вот почему.

Среднеазиатский регион геополитически очень важен и для Китая. И не исключено, что при определенном раскладе нам придется разделить Среднюю Азию на зоны влияния именно с КНР. А значит, зона прямого соприкосновения с нашим могучим южным соседом увеличится, и это потребует от нас, как бы это помягче…

Правильно – не провоцировать Китай собственной слабостью.

Тем не менее, пассивный вариант ответа выглядит весьма сомнительным. А значит, если российское руководство адекватно оценивает ситуацию, мы можем уже к осени ожидать нового витка напряженности в отношениях Россия – НАТО.

И на этот раз весьма вероятно, что инициатива будет исходить уже от Москвы…

______________________________________
 Макс Елев
 специально для РУССКОЙ СИЛЫ по материалам статей Виктора Кузовкова