Ловушка для информационного общества

Современные технологии позволяют вести тотальный информационный «обстрел»

Не вы смотрите телевизор – это он смотрит вас.

Гибель малайзийского самолета взорвала медиапространство. Все ключевые СМИ мирового уровня, не говоря уже о российских и украинских, широко освещают данный инцидент.

В этой связи уместно вновь обратиться к теме манипуляции общественным мнением, остановившись на некоторых аспектах человеческой психики.

Какие точки уязвимости мозга способен использовать манипулятор в своих целях? Здесь мы вторгаемся в сферу теории информационного воздействия, а сами детали катастрофы «Боинга» оставим за скобками.

Итак, если внимательно присмотреться к устройству человеческого общества, выяснится интересная вещь. Начиная от первобытных племен и заканчивая сложнейшими социальными системами современности, всегда и везде манипуляция сознанием была одним из основных инструментов управления массами. Люди, несмотря ни на какую демагогию о свободе воли и праве выбора, так и не смогли построить социальную систему, в которой бы отсутствовала масштабная и всеобъемлющая промывка мозгов.

Мало того, с течением времени формы и способы манипуляции становились все изощреннее, а на развитие технологий закабаления личности тратилось все больше и больше средств. Причем уже на заре существования человеческой цивилизации технологии программирования поведения масс оказались сосредоточены в руках элиты и развивались внутри практически замкнутых каст и сословий.

Манипуляторы прошлых эпох делали все возможное, чтобы их «паства» не имела доступа к информации определенного рода. Неслучайно Церковь так долго противилась переводу Библии на языки повседневного общения. Ссылаясь на авторитет религиозных текстов, толкуя их по своему усмотрению, священники оказывали существенное влияние на массы, которые не знали латинского, греческого и прочих языков и не могли самостоятельно убедиться в достоверности и логичности того, что им вещают.

По мере падения авторитета Церкви росло доверие к тем, кого сейчас принято называть аналитиками и экспертами. Однако их голос не был бы услышан, если бы не средства распространения информации, которые в свою очередь находятся в руках власть имущих.

Надо сказать, что появление телефона, радио, а позже телевидения и сетей коммуникации (например, интернета) было исключительно выгодно правящим элитам. Дело в том, что быстрый технический прогресс привел и к резкому изменению социального облика общества. Для того, чтобы понять суть этих преобразований, достаточно посмотреть, как менялась жизнь крупнейших городов страны.

Возьмем для примера Москву. После войны в столицу переселились очень многие люди, ранее проживавшие в деревнях. И поначалу по инерции они пытались следовать привычному порядку. Вечером жители многоэтажек высыпáли во двор, появлялись гармошка, пляска, велись типичные беседы «на завалинке». Но вот прошло некоторое время, подросли их дети, а потом и внуки. И старики начали ворчать примерно в таком духе: «Раньше все были вместе, все общались, был полон двор людей, а сейчас молодежь попряталась по отдельным квартирам, знать никого не хочет, в одном подъезде живут и не здороваются…»

Иными словами, произошло то, что в социологии называется атомизацией общества. Современный городской тип жизни приводит к тому, что традиционные связи между людьми слабеют и разрываются. Члены общества действительно начинают жить более автономно, им действительно «нет дела» до окружающих. И этот процесс наблюдается во всех индустриально развитых странах мира.

Почему так происходит? Чем жизнь в городе в социальном плане отличается от жизни в деревне? Упрощенно говоря, сильно различается тип жилья и то, как налажен процесс труда. Судите сами. Крестьяне, с детства росшие рядом, потом с большой вероятностью и работать будут недалеко друг от друга, и, следовательно, их общение не прервется. Так складывается коллектив соседей.

В городах же наблюдается прямо противоположная картина. Каждый день жители даже одного и того же подъезда разъезжаются в совершенно разные части города, а возвращаются уже под вечер. Они не видят друг друга и не общаются. Кроме того, жизнь в отдельной квартире закрыта от чужих глаз, а крестьянин проводит бóльшую часть времени вне помещения, на виду у многих. Как видим, сама обстановка, окружающая человека в деревне, способствует установлению более тесных межличностных связей.

По мере роста городского населения и рассыпания социума на индивиды приходили в негодность и старые каналы связи, при помощи которых элита ранее легко доводила до масс выгодную ей информацию. Властной группе понадобились новые инструменты, при помощи которых можно было бы поместить общество в единое информационное пространство. То есть совершенно различные люди, не общающиеся друг с другом и даже не видящие друг друга, должны, во-первых, иметь одно и то же мнение по определенному вопросу или событию, и это мнение должно быть сформировано так, как это выгодно власть имущим. А во-вторых, на полученную информацию они и реагировать должны так, как того хочет элита.

Традиционными способами добиться этого уже было невозможно: ведь межличностные связи в атомизированном обществе резко ослабели, и к тому же незыблемые ранее авторитеты потеряли свой вес. Вот тут-то как нельзя вовремя и подоспели буквально прорывные открытия в области телекоммуникационных технологий, о которых говорилось выше. Информационная среда, которая принципиально не менялась буквально тысячами лет, вдруг в течение двух-трех поколений была перекроена полностью, став исключительно агрессивной. Поскольку это произошло практически мгновенно, человечество еще не успело выработать адекватные способы защиты от информагрессии, что и предопределило расцвет манипулятивных технологий в XX веке.

Поразительная скорость, с которой внедрялось радиовещание, говорит о том, что элита оценила манипулятивный потенциал радио и щедро профинансировала его развитие. Конечно, радио было не способно транслировать визуальную информацию, но голос из репродуктора все равно завоевал популярность и вскоре стал неотъемлемой частью повседневного быта.

Учтем, что с этим голосом не поспоришь, радио не реагирует на контраргументы и диалог отсутствует. В некотором смысле создается эффект вещания с амвона, когда паства благоговейно внимает священнику, не смея ему возразить. Разумеется, это значительно упрощает проникновение информации сквозь защитные барьеры человеческой психики.

В это же время и тоже довольно быстро развивался кинематограф. Немое кино можно рассматривать как «радио наоборот», то есть звук отсутствует, зато есть картинка. А уж соединение звука и визуального образа привело к возникновению резонансного эффекта. Однако с точки зрения тех, кто промывал людям мозги, у кино все равно оставался один серьезный недостаток. Люди посещали кинотеатры сравнительно редко, человек, погружаемый в информационное болото, все-таки «выныривал» чаще, чем этого хотели манипуляторы. Что ж, изобретение телевизора устранило этот «недостаток», превратив каждый дом в разновидность кинотеатра. А развитие интернета только лишь усилило эффект.

Хотя такие средства массовой информации, как газеты, радио, интернет, играют важную роль в промывании мозгов, все же телевидение – самый сильный и эффективный способ управления массами. В первую очередь благодаря телевидению манипуляторы формируют у человека тот набор условных рефлексов, который им необходим, а когда нужно, они запускают условные рефлексы, уже имеющиеся в подсознании.

Вообще-то в псевдоинтеллектуальной среде принято поругивать телевидение. Нет-нет, да и козырнут фразой «а я телевизор не смотрю». Проклинают телевидение и оппозиционно настроенные люди: мол, телевидение и развращает, и отупляет, и мешает человеческому общению. Иногда слышны лицемерные бредни в духе «вот взял бы да и выкинул телевизор» или «ах, как хорошо раньше жили люди без телевизора», «как прекрасно ощущать радость человеческого общения без телевидения» и так далее.

Однако все эти разговоры сродни трепотне горожанина, рассуждающего о прелестях крестьянской жизни, о хрестоматийном сенокосе да парном молоке. Болтать-то болтают, но жить в деревню так и не переезжают. Полежать пару дней на зеленой травке, помахать для удовольствия косой – это одно, а месить грязь в промозглом ноябре, возиться с печкой зимой, нажаривать ее вечером, а утром уже трястись от холода – совсем другое.

Точно так же обстоят дела и с телевидением. Ругать-то все горазды, но никто не предлагает разумную альтернативу. Недалекие критики апеллируют к опыту прошлого, но они просто не понимают, что современное социальное устройство принципиально отличается от того, что было всего каких-нибудь 80-90 лет назад.

Посмотрите, как устроена современная жизнь. Вот среднестатистический человек пришел домой. Устал после работы, едва притащился и плюхнулся на диван. Чего он хочет? Отдыха. Что такое отдых для обывателя? Ясно, что не Чайковский и не балет, и не томик Голсуорси. Бутылка пива в руку, детектив по телевизору. Его предки после работы пристраивались на завалинку и чесали языками, перемывая кости соседям. Так продолжалось тысячи лет. И это – потребность, и от этого не уйти.

А в городе роль завалинки играют компьютер и особенно телевизор. Он расскажет последние новости, создаст иллюзию участия в болтовне ни о чем (ток-шоу), даст те образы, которых человек лишен в повседневной жизни. То есть телевизор смягчает издержки стиля жизни современного урбанизированного общества. И это – важнейшая социальная функция телевидения.

Наша задача – не выбрасывать телевизор на помойку или отключаться от интернета, а научиться защищать свой разум от того негатива, который идет с экрана, и не подсаживаться на теленаркотик. Надо знать, какие цели преследуют манипуляторы, как именно они промывают мозги, и тогда им будет не так-то просто превратить ваш разум в мусорное ведро. Если настроить мозг на выявление информационных вирусов, то он способен эффективно с ними бороться.

Манипуляторы прекрасно знают об этом, поэтому они и предпочитают работать с подсознанием, то есть с областью разума, о которой, к сожалению, большинство людей даже и не думают. Сила манипулятора еще и в том, что современные технологии позволяют вести тотальный информационный «обстрел». Одна и та же новость публикуется в газетах, транслируется по радио, по телевидению и, наконец, в интернете. Создается иллюзия того, что информация идет из независимых источников.

Обыватель понимает, что один или два источника могут быть ложными, но когда на него со всех сторон обрушивается практически одна и та же информация и предлагается, по сути, одна и та же трактовка событий, то поневоле он начинает думать, что не могут же врать все! И верит. Хотя целый ряд СМИ запросто могут исполнять заказ, да и вообще контролироваться одним человеком.

Мало того, неискушенный в манипулятивных техниках человек оказывается на крючке даже в тех случаях, когда различные СМИ по-разному освещают какое-либо событие, хотя, казалось бы, замечая противоречия, можно разобраться в истинной картине происшедшего. Многие люди убеждены, что ложь можно выявить, тщательно анализируя различные трактовки одного и того же события, выявляя нестыковки.

Демагоги в ответ на обвинение в том, что они занимаются оболваниванием народа, отвечают: у всех есть возможность вывести лжецов на чистую воду, смотрите разные передачи, сравнивайте, и поймете, что к чему. Однако это – очередная ловушка. Вот именно так нельзя поступать ни в коем случае. Те, кто потребляет больше всего информации, и оказываются в конечном итоге наиболее оболваненными.

Задача манипулятора как раз и заключается в том, чтобы человек принимал максимальное количество специально подготовленной информации. Наш организм так устроен, что когда мозг оказывается перегруженным, информация начинает автоматически вытесняться в подсознание без критического осмысления. Вот так и формируется рефлекторная модель поведения. А в дальнейшем человек совершает определенные поступки в соответствии с готовыми штампами, заложенными в подсознании.

Проанализируйте типичную ТВ-программу выходного дня, отметив только новостные передачи, идущие на основных каналах страны. Нетрудно заметить, что список получается более чем длинным. Для простого информирования нет необходимости в столь частой трансляции новостных передач, которые к тому же в значительной степени дублируют друг друга. А вот для промывки мозгов требуется как раз бесконечное повторение с целью закрепления необходимого рефлекса, а также блокировки критического осмысления услышанного и увиденного.

Проведите простой эксперимент. Посчитайте, сколько раз в день лично вы смотрите новости. Три? Четыре? Пять? А сколько раз обращаетесь за новостями в интернет? Задайте себе вопрос: зачем вам это? Хотите знать, что происходит в стране? Для этого нет необходимости смотреть «вести-новости» в шесть, семь, восемь и девять вечера. Ведь трансляция в девять часов, как матрешка, содержит в себе все, что уже передавалось ранее. А в будние дни новости идут еще позже, и по нескольким каналам, так что, даже задержавшись на работе, вы все равно ничего не упустите.

Особенно это актуально сейчас, во время украинского кризиса. Шквал информации может дезориентировать человека, и вместо воссоздания объективной картины произошедшего мозг будет работать на складирование, превращаясь в хранилище информационных помоев.

взято: http://www.km.ru/science-tech/2014/07/26/katastrofa-malaiziiskogo-boinga-pod-donetskom/745981-lovushka-dlya-informats