Угроза термоядерного взрыва в Лэнгли – 4

Звучит странно, но сведения точные, насколько вообще они могут быть точными на этом этапе. Уже третьи сутки на территории штаб-квартиры ЦРУ в Лэнгли, штат Виргиния, продолжается ещё невиданная в истории человечества драма.

Татьяна Волкова продолжает своё повествование:

OmoKiUHbYMYЧасть 1, Чатсь 2, Часть 3, Часть 4, Часть 5

Магия 18 февраля

Происходящие в последние дни в Лэнгли события почти непроницаемо удерживаются внутри лавочки. Во всяком случае абсолютно ничего не просачивается в СМИ. Сопровождавшиеся фотоснимками сообщения «партии чаепития» и нескольких конспирологических ресурсов о блокировании полицией въездов на территорию штаб-квартиры ЦРУ не получили никакого продолжения или вразумительного объяснения.

Практически одновременно с вмешательством Секретной службы 18 февраля в Разведывательном центре имени Джорджа Буша-старшего, в тот же день всплыла информация New York Times, что Барак Обама намерен назначить бывшего начальника своей личной охраны Джозефа Клэнси, давно уже временно исполняющего обязанности, официальным главой этой службы.

На фоне недавней острой фазы открытого противостояния ТАСС 18 февраля заявляет, что «Директор ФСБ РФ Александр Бортников примет участие в саммите по противодействию насильственному экстремизму, который проходит 18-19 февраля в Вашингтоне». Раньше не знали о планах Александра Васильевича? Строго хранит ФСБ ужасные тайны.

На пресс-конференции в Госдепе 18 февраля любимица нашей публики, какая-то девица со скошенными к носу от постоянного вранья глазами, вдруг оказалась «не готова объявить о новых санкциях или о планах по введению таких мер». Даже о планах не готова? Удивительно. Прежде была всегда готова.

В «политическую пепельную среду» 18 февраля федеральный канцлер Меркель выразила заботу о судьбе Украины: «Правительства Германии, Франции и других европейских стран должны принять все меры для того, чтобы у Украины была возможность идти собственным путём и сохранить территориальную целостность. Но при этом мы хотим, чтобы Россия снова стала нашим партнёром. Мы хотим делать это вместе с Россией, а не против неё». «Снова» — значит, прежде хотели против? Или хотели, но не немцы?

18 февраля вспорхнуло много подобных ласточек. Предвещают весну? 18 февраля президент Украины Пётр Порошенко посетил расположение вышедших из Дебальцево оставшихся в живых, и вручил государственные награды. Командир 128-й Мукачевской горно-пехотной бригады Сергей Шаптала получил звание Героя Украины «за проявленный героизм в защите территориальной целостности и суверенитета и высокий профессионализм во время боевых действий в Дебальцево».

И всё?! Успешно защитили территориальную целостность, потому и ушли? Впрочем, когда караван поворачивает назад, впереди оказывается хромой верблюд — и ни г-н Порошенко, ни освещавший событие censor.net.ua ни словом не упомянули о коварных происках российских агрессоров, грубо поправших в Дебальцево достигнутые в Минске соглашения. Хотя какой был повод! Но караван, оставшись без погонщика, сворачивает домой.

Прежде, чем высказать свои предположения о том, что же произошло 18 февраля, необходимо прояснить возникшие у некоторых читателей соображения, ответив на поступающие на сайт вопросы. Говоря об «относительно компактном» термоядерном заряде, я довольно точно процитировала слова источника. Речь шла о смертельно серьёзных вещах, и мне было не до уточнений, что он понимает под «относительной» компактностью.

На мой непросвещённый взгляд это могло, к примеру, означать, что для доставки заряда можно обойтись MTVR производства Oshkosh Defense с колёсной формулой 8×8 и грузоподъёмностью 16,5-тонн, что позволяет избежать необходимости расходования при взрыве пятиосной машины с колёсной формулой 10×10. Или что угодно в этом роде, я не отвечаю за логистику в ЦРУ.

Других читателей удивила фраза об уничтожении «Исламского государства», хотя далее я пояснила, что речь шла о взрыве, «который уберёт партнёров — лишних свидетелей торговли «кровавой нефтью».

Я не знаю, сколько из соратников халифа Ибрагима работают непосредственно с американскими энергетическими компаниями, но представители этих компаний в курсе. Им вполне достаточно ликвидировать всех или большинство из тех, кто обладает инкриминирующими сведениями. Например, когда все они соберутся в одной деревне.

Тем более, что основной целью операции было отнюдь не полное уничтожение ИГИЛ, а заражение местности ради дальнейшего извлечения прибылей из последующих подрядов на ликвидацию последствий. Последний вопрос касается фразы «с точки зрения технологии речь идёт о “грязном” термоядерном заряде, оптимизированном под максимальную площадь радиационного заражения». Прошу прежде, чем задавать вопросы, внимательно читать пост. Речь идёт не о так называемой «грязной бомбе», а именно о том, что написано.

Правда, другие люди, начитавшись американской популярной прессы полувековой давности, полагают, будто заражение в результате термоядерного взрыва слабее, чем от атомного, тогда как всё зависит как раз от выбранной технологии. При включении в водородную бомбу элементов из урана-238 радиоактивное загрязнение увеличивается в разы, а иногда и на порядок. Мощность взрыва также возрастает в разы.

Так или иначе, в данном случае речь пошла не о сообщениях с места событий, а о вопросах читателей и ответах, никак не связанных с донесениями источников. Поскольку мы уже ступили на эту дорожку, которой в новостных сообщениях всячески стремлюсь избегать, воспользуюсь случаем, чтобы высказать собственные соображения о ласточках. То есть, о том, что на мой взгляд произошло 18 февраля.

По сообщению агентства «Интерфакс» от, никуда от этой даты не деться, 18 февраля, Александр Бортников во главе российской межведомственной делегации вылетел в Вашингтон на саммит по противодействию насильственному экстремизму. Мы об этом уже знаем, только «Интерфакс» добавляет: «по поручению российского президента Владимира Путина».

Некоторые комментаторы подозревают меня в зазнайстве. Я, разумеется, в курсе, что initium omnis peccati superbia, но всё же надеюсь, что богословы ошибаются: гордость и гордыня — немножко разные вещи. Даже если это не так, моя гордыня не простирается столь далеко, чтобы на секунду предположить, будто мне известно о происходящем в Лэнгли нечто такое, что ускользнуло от Путина. Ну хотя бы потому, что Игорь Дмитриевич Сергун и Михаил Ефимович Фрадков докладывают Владимиру Владимировичу, а мне почему-то нет.

На Вашингтонском саммите по противодействию экстремизму собрались коллеги Александра Васильевича. В первую очередь, местные. Театр начинается с вешалки: представителей иностранных государств во время их визитов охраняет Секретная служба. Саммит проходит в Белом доме, который те же ребята охраняют, выступают там все от Пан Ги Муна до Обамы, и тематика подходящая: собрались все, кто нужен.

На представление я не стремилась, потому что и без того нетрудно себе представить, что там показывают. Тем более, театральные критики не рекомендуют. Вот что пишет для ВВС под заголовком «Саммит по экстремизму: слишком мало, слишком поздно, слишком хаотично?» сходившая туда аккредитованная при Белом доме Тара МакКилви: «Саммит в Белом доме по противодействию насильственному экстремизму был подвергнут критике за то, что был плохо организованным и поспешным. Сможет ли он достичь хоть чего-нибудь, существенного или поверхностного?».

В этом сообщении меня, например, больше всего заинтересовало пожалуй, самое важное из того, что было продемонстрировано почтеннейшей публике: «Мэр Парижа Анн Идальго выступала на спотыкающемся английском на саммите Белого дома в среду — но её сообщение было откровенным. “Когда мы вместе, мы наиболее сильны”… Она была одета с французским шиком в обтягивающие чёрные брюки и чёрный топ с тёмным жакетом, и эта цветовая гамма овладела мрачным настроением в помещении».

В результате посещения официальной части саммита Александр Васильевич сможет, не заезжая в Европу, доложить Татьяне Борисовне, что теперь носят в Париже. Пожалуй, это самое важное, что было вынесено с официальной повестки дня.

Однако неофициально кое-что было даже внесено. Не в общей аудитории, а за столом, за которым сидели несколько серьёзных мужчин в деловых костюмах. Почему-то вспомнились классические пьесы в современных интерьерах: «Я пригласил вас, господа, с тем, чтобы сообщить вам пренеприятное известие»…

Один показал другому несколько материалов, которые в уголовном процессе принято называть доказательствами, не забыв упомянуть, что приберёг кое-что ещё. Припомнив вскользь общих знакомых в прессе и в дипкорпусе, которые отдали бы правую руку, чтобы взглянуть на это богатство хоть одним глазком, он с наигранным удивлением оглядел остальных присутствующих. Вижу, что не догадываетесь, о чём мы здесь беседуем с вашим коллегой и соотечественником. Простите, мне необходимо на полчаса отлучиться.

Возвратился он ровно через 30 минут, застав разведчика в позе искреннего покаяния. Не желаете попросить о политическом убежище? Могу посодействовать, мой помощник присмотрел неплохой домишко под Магаданом. Там вы почувствуете гораздо комфортнее, чем дома.

Лица и позы контрразведчиков и прочих правоохранителей выражали неподдельный шок. Господа, вы чувствуете себя не в своей тарелке, сидя в восьми милях от снаряжённой водородной бомбы, приведённой в боевую готовность? У нас говорят: двум смертям не бывать, одной не миновать. У вас ещё короче: a man can die but once. Я-то ведь знал, но приехал.

Хуже другое. Представляю себе, что произойдёт, если эта история выплывет наружу. Речь идёт о нарушении всех договоров по контролю над ядерным оружием. Странная идея: взорвать подобное устройство на территории третьей страны. Дружественной вам. Что вы скажете персам на переговорах о нераспространении? Кто вообще будет вести с вами переговоры? И какое нераспространение? Весь мир бросится делать бомбу, чтобы защититься от вас.

Мы здесь собрались, чтобы поговорить о сотрудничестве. Теперь даже западные коллеги предпочтут иметь дело с КГБ Республики Беларусь или с 35 хо силь КНДР — не с американцами же? Впрочем, я не приехал сюда вас наказывать. Я вас прекрасно понимаю, проколы бывают у всех. Вот, набросал список того, с чем должен вернуться к боссу. Просто бизнес, ничего личного.

Кстати, мы засиделись, надо бы появиться в аудитории. Небольшое личное пожелание: у меня идиосинкразия, не люблю слушать про санкции.

Так совпало, что о санкциях, впервые за множество саммитов, действительно не упомянули, но эту беседу я выдумала от первого до последнего слова. Только мне бабушка наворожила: мои выдумки почему-то сбываются. А кадровых решений подождём несколько месяцев, когда очень громкий шум в очень-очень узких кругах немного поутихнет.

Мир должен знать имена героев

Я обещала до 20 февраля не публиковать имена агентов ЦРУ, спасших неисчислимое количество человеческих жизней. Они пренебрегли неминуемой смертельной опасностью для себя, когда осмелились пойти против всемогущего директора ЦРУ.

Нынешний директор ЦРУ – тяжело больной человек, алкоголик с суицидальными наклонностями. Из моего старого цикла «Каникулы Джона Бреннана» можно составить представление об этом персонаже, по чьему приказу убито больше агентов ЦРУ, чем всеми врагами США вместе взятыми, за всю историю этой организации.

Во второй раз они, возможно, спасли человечество от мировой войны, когда вновь поставили на карту свою жизнь, выдав контролируемый ими термоядерный заряд, который, будучи инициирован, разрушил бы американскую столицу – и не только.

Имена героев этой драмы: агент Центрального разведывательного управления Соединённых штатов Джонатан Талабани (Jonathan Talabani) и агент ЦРУ Джозеф Куфтаро (Josef Kuftaro).

Агент Талабани – американец из семьи иракского происхождения.

Агент Куфтаро – американец из сирийской семьи.

Познакомились они не на этой операции. Талабани и Куфтаро дольше года прослужили вместе в Контртеррористическом разведывательном центре (CTIC).

Джонатан Талабани служил в Отделе специальной деятельности (SAD) Национальной тайной службы (NCS) – в своё время я рассказывала об активности SAD на Украине — в Мэриленде, куда он попал из Боевой морской особой группы быстрого развёртывания (NSWDG).

Джозеф Куфтаро долго служил в Антитеррористическом центре/Специальные операции (CTC/SO), входящем в Национальную тайную службу.

Их послужные списки показывают, что, как я раньше писала, перехитрить их (в полевых условиях) в Лэнгли не могли. Тем более, когда в их руках был готовый к боевому применению термоядерный заряд, способный уничтожить заодно со штаб-квартирой ЦРУ ещё и Пентагон, Белый дом и Капитолий. Обмануть обещаниями высшего начальства – другое дело.

Как теперь модно говорить на Украине: героям слава! Оба они мусульмане, совершившие подвиг не ради убийства, а во спасение других – в отличие от их заблудших братьев по вере, «шахидов», обученных организацией, которой они служили верой и правдой, убивать ради убийства и ради прибылей корпорации, которой служит директор ЦРУ, и далеко не он один в верхушке этой организации.

Директор ЦРУ в очередной, бесчисленный раз нарушил присягу, но его дальнейшая судьба почему-то не вызывает у меня беспокойства.

Агенты ЦРУ Джонатан Талабани и Джозеф (или, как его звали дома, Юсуф) Куфтаро остались присяге верны…

Талабани и Куфтаро в безопасности

fbiagentsgunБыла уверена, что серия моих постов о драме в Лэнгли так и останется в кругу специалистов и моих читателей, но совершенно неожиданно она выплыла у нас на «федеральный уровень», во всяком случае информационный, когда Владимир Вольфович Жириновский рассказал эту историю во вчерашней программе «Вечер с Владимиром Соловьёвым». В силу своей очевидной невероятности она была встречена ведущим программы и одним из гостей, бывшим журналистом газеты «Московский комсомолец» Александром Евсеевичем Хинштейном с нескрываемым скепсисом. Эти люди, вероятно, прочитали больше газет, чем В. В. Жириновский, а потому убеждены, что им доступны тайны вселенной.

Вопреки своему обыкновению, член Парламентской ассамблеи Совета Европы, Заслуженный юрист Российской Федерации, профессор международного права и прочая и прочая спорить с ними не стал, а напротив, замолчал с загадочным видом. Можно по-разному относиться к этому экстравагантному политику, но в жизненном опыте, информированности и связях в нужных кругах ему не откажешь. Вряд ли он всецело положился на сообщение незнакомого ему блогера, не перепроверив его.

Своё последнее сообщение из этого цикла я завершила с не очень соответствующим моему характеру драматизмом: «Директор ЦРУ в очередной, бесчисленный раз нарушил присягу, но его дальнейшая судьба почему-то не вызывает у меня беспокойства. Агенты ЦРУ Джонатан Талабани и Джозеф (или, как его звали дома, Юсуф) Куфтаро остались присяге верны…».

Мне было трудно скрыть опасение за жизни отказавшихся выполнить преступный приказ агентов. Теперь уже не только мне, но и американским властям постепенно становится ясно, что приказ был не только преступным, но и не санкционированным.

Директор Джон Бреннан не носит погон, ЦРУ – организация гражданская. Но наше клише «оборотень в погонах» ему очень подходит. В своей попытке организовать термоядерный взрыв он действовал не в интересах США и не по приказу президента, а выполняя частный заказ от компании Вангард Груп. Именно это обстоятельство заставило меня опасаться, что ослушников попытаются «зачистить» как опасных свидетелей.

Межведомственные разборки, казалось, никогда не закончатся. ЦРУ хотело не выносить сор из избы и настаивало, что будет проводить расследование своими силами, но в связи с создавшейся угрозой жизней первых лиц государства проверку хотела проводить Секретная служба.

Агенты Талабани и Куфтаро опасались за свои жизни в случае, если останутся в руках Джона Бреннана и его людей, но с подозрением относились и к агентам Джозефа Клэнси, который до сих пор в ярости от одной только мысли, что имеет дело с возможными виновниками крупнейшего провала Секретной службы за всю её историю, когда могли погибнуть чуть ли не все охраняемые лица сразу.

В конце концов был достигнут компромисс: дело переходит к федералам, которые привыкли иметь дело с подозреваемыми, ставшими охраняемыми свидетелями. Это сильнейший удар по позициям директора ЦРУ, и остаётся реальная опасность, что люди вангардовских ЧВК попытаются ликвидировать опасных для «их человека в Лэнгли» свидетелей.

На расстоянии примерно 50 км от Лэнгли находится одно из самых безопасных мест в США, куда и отвезли Джонатана Талабани и Джозефа Куфтаро. Это Академия ФБР, раскинувшаяся на площади примерно 220 гектаров внутри базы морской пехоты в Квантико, штат Вирджиния. Надеюсь, что там они будут в безопасности и смогут дать исчерпывающие показания.

Татьяна Волкова