Прямая линия с Путиным как Земский Собор

Земский собор — высшее сословно-представительское учреждение Русского царства с середины XVI до конца XVII века, собрание представителей всех слоёв населения (кроме крепостных крестьян) для обсуждения политических, экономических и административных вопросов.

Вспомним историю. Так первый в 1549 году Иван IV созвал «Собор примирения», который рассматривал проблему отмены кормлений и злоупотреблений чиновников на местах. И вот впоследствии такие соборы стали называться Земскими (в противоположность соборам церковным — «освященным»).

Слово «земский» могло обозначать «общегосударственный» (то есть дело «всей земли»).

Самый ранний собор, о деятельности которого свидетельствует дошедшая до нас Приговорная грамота (с подписями и перечнем участников думного собора) и известия в летописи, состоялся в 1566 г., на нём главным был вопрос о продолжении или прекращении кровопролитной Ливонской войны.

В. О. Ключевский определял земские соборы как «особый тип народного представительства, отличный от западных представительных собраний». В свою очередь С. Ф. Платонов считал, что земский собор — это «совет всей земли», состоящий «из трёх необходимых частей»:

  • 1) «освященного собора русской церкви с митрополитом, позднее с патриархом во главе»;
  • 2) боярской думы;
  • 3) «земских людей, представляющих собой различные группы населения и различные местности государства».

Такие собрания созывались для обсуждения важнейших вопросов внутренней и внешней политики Российского государства, также по делам, не терпящим отлагательства, например, разбирались вопросы войны и мира (о продолжении Ливонской войны), налогов и сборов, преимущественно для военных нужд. Судьбам политического устройства страны были посвящены земские соборы 1565 года, когда Иван Грозный уехал в Александровскую слободу, особое значение имеет приговор, вынесенный земским собранием 30 июня 1611 года в «безгосударное время».

История земских соборов — это история внутреннего развития общества, эволюции государственного аппарата, формирования общественных отношений, изменения в сословном строе. В XVI веке только начинается процесс формирования данного общественного института, первоначально он не был чётко структурирован, и его компетенция не была строго определена. Практика созыва, порядок формирования, состав земских соборов долгое время тоже не были регламентированы.

Периодизацию земских соборов можно разделить на 6 периодов:

  • 1. История земских соборов начинается во время правления Ивана IV Грозного. Первый собор состоялся в 1549 г. Соборы, созываемые царской властью —данный период продолжается вплоть до 1584 г.
  • 2. Начиная со смерти Ивана Грозного и вплоть до падения Шуйского (1584—1610 гг). Это время, когда складывались предпосылки гражданской войны и иностранной интервенции, начинался кризис самодержавия. Соборы выполняли функцию избрания на царство, зачастую становились орудием враждебных Российских сил.
  • 3. 1610—1613 гг. Земский собор при ополчениях превращается в верховный орган власти (и законодательной, и исполнительной), решающий вопросы внутренней и внешней политики, принимающий Соборное уложение. Именно в этот период времени земский собор играл наиболее важную и существенную роль в общественной жизни России.
  • 4. 1613—1622 гг. Собор действует почти непрерывно, но уже в качестве совещательного органа при царской власти. Решает текущие административные и финансовые вопросы. Царская власть стремится опереться на земские соборы при проведении финансовых мероприятий: сбор пятинных денег, восстановление подорванного хозяйства, ликвидация последствий интервенции и предотвращении новой агрессии со стороны Польши. С 1622 года деятельность соборов прекращается до 1632 года.
  • 5. 1632—1653 гг. Соборы собираются сравнительно редко, но для решения важных вопросов как внутренней политики: составление Уложения, восстание в Пскове, так и внешней: русско-польские и русско-крымские отношения, присоединение Украины, вопрос об Азове. В этот период активизируются выступления сословных групп, предъявляющих требования правительству, не столько посредством земских соборов, сколько через подаваемые челобитные. В 1649 году на Земском соборе был принят свод законов Русского государства — «Соборное уложение 1649 года».
  • 6. 1653—1684. Значение земских соборов снижается (небольшой взлёт наблюдался в 80-х годах). Последний собор в полном составе собирался в 1653 г. по вопросу о принятии Запорожского Войска в состав Московского государства.

В 1684 году состоялся последний земский собор в российской истории. Он решал вопрос о вечном мире с Речью Посполитой. После этого земские соборы больше не собирались, что стало неизбежным результатом проводимых Петром I реформ всего общественного устройства России и укрепления абсолютизма.

В 2013 году в своем послании Федеральному Собранию Владимир Путин упомянул о реставрации земств.

«Именно развитие земств, местного самоуправления в свое время позволило России совершить рывок, найти грамотные кадры для проведения крупных прогрессивных преобразований», — сказал глава государства.

Земский собор с ПутинымИ можно с уверенностью сказать, что не только развитие местного самоуправления позволит совершить рывок для проведения прогрессивных преобразований в России, но и прямой диалог самого Президента с обществом, о чём мы писали ранее, а также ежегодное выступление с посланием Федеральному Собранию, где итожит сделанное за минувший год и рассказывает о стратегии страны на следующий. С той же регулярностью проходят пресс-конференции, где Путин несколько часов кряду отвечает на самые актуальные вопросы журналистов. Каждый год Президент устраивает прямые линии с народом, на которых изучает конкретные обращения конкретных граждан. Помимо этого постоянно происходят беседы Путина с различными целевыми группами: представителями бизнеса, правозащитниками, некоммерческими организациями, активистами гражданского общества. Таким образом ему удается охватить своим вниманием существующие проблемы на местах сразу по всем фронтам.

И всё это уже явное начало Земской реформы.

Мне могут возразить, что это всё мои фантазии. Можно и так считать, но все события говорят об этом и Путин планомерно и уверенно воплощает в жизнь тот план который он наметил воплотить в жизнь в России. И я уверен, что большинство за воплощение в жизнь этого плана, так как всеми силами поддерживают Путина и при возникновении тех или иных спорных вопросов, пытаются решить их через органы самоуправления и в крайнем случае уже пишут напрямую Путину или задают интересующий и злободневный вопрос на Ежегодной Прямой линии с Путиным.

Почему Путин не объявил революцию

Меня некоторым образом удивляет несколько чрезмерное для удовлетворения простейших бытовых надобностей количество «экспертов», «разочарованных» отсутствием чего-то нового и «революционного» в выступлении В.В. Путина в ходе «прямой линии».

Во-первых, как-то странно вообще считать себя «экспертом» и не замечать отсутствия каких-либо тёплых чувств у Владимира Владимировича к самому понятию «революция»: он замечен в какой-либо особой «любви» к данному социальному явлению никогда и не был.

Более того. И знаменитую столыпинскую фразу насчёт «великих потрясений» Владимир Владимирович далеко не один раз произносил, и его фразу насчёт «величайшей геополитической катастрофы двадцатого столетия» тоже, думаю, многие запомнили.

Ну и с какой радости ему, мятежному, именно сейчас начинать бури-то искать, с таким-то, простите, багажом лет и убеждений? И зачем?

«Острую фазу» кризиса мы, похоже, даже и с таким правительством кое-как, но проковыляли. Сейчас наступает время рутины. Конъюнктура вполне позволяет, кстати.

С какой на неё стороны, совсем уж «либеральной» или совсем «патриотической», ни посмотри.

Как и генеральной линии начальника страны: тут в обществе в общем имеет место быть полный консенсус, подкрепляемый никем не оспариваемыми «путинскими рейтингами».

Это — во-первых.

А во-вторых, собственно, и сам формат «прямой линии» — это далеко не формат, допустим, «крымской тронной речи», которым только и можно сообщать о фундаментальных общественных преобразованиях: но тогда был Крым, а сейчас в подобного рода формате говорить особо и не о чем.

А «прямая линия» из года в год имеет один и тот же формат: это более или менее репрезентативная подборка вопросов, которые в той или иной степени волнуют общество и на которые глава государства в состоянии дать более или менее осмысленный ответ в непростом режиме прямого эфира.

И — ну не волнует сейчас общество «революция».

  • ЖКХ вот — волнует.
  • Медицина волнует.
  • Украина волнует.
  • Семидесятилетие Победы.
  • Даже Немцов волнует его граждан-единомышленников, которых у нас тоже есть пара миллионов.

А вот «революция» не волнует до такой степени, что даже главный редактор самой оппозиционной радиостанции только и выдавливает из себя, что укор Владимиру Путину в том, что в Москве отсутствует памятник Владимиру Высоцкому.

Революция — это перемены со спецэффектами. А когда перемены идут без спецэффектов — это и есть рутина.

Путин и пустота

Тот факт, что телефонные каналы, по которым поступали вопросы для «Прямой линии с В. Путиным», накалились докрасна уже в первые часы работы, говорит не только о чрезвычайной тревожности момента и о том безграничном доверии, которым наделило общество президента.

Всем было понятно, что не будет сказано что-то принципиально отличное от того, что уже стократ говорилось. Всем было понятно, что все частные просьбы многомиллионной аудитории президент не удовлетворит. Однако интерес к мероприятию всё равно колоссальный.

И вот в этом проблема. У сверхсилы, которую мы вложили в руки В.В. Путина, впрочем, как и у любой сверхсилы, есть своя слабость — и она в том, что её невозможно делегировать. Поясню.

Должно быть, кто-то ещё помнит, как на одной из таких «линий» в 2011 году на фоне «болотных протестов» в эфире неожиданно выдвинулся начальник сборочного цеха «Уралвагонзавода» Игорь Холманский с предложением «с мужиками отстоять стабильность в рамках закона». Уже в следующем году И. Холманский был назначен В. Путиным полпредом президента по Уральскому федеральному округу, что вызвало лютую истерику в либеральных кругах, родив интернет-мем «быдло с «Уралвагонзавода». Общественность же антилиберальная, напротив, восприняла назначение как начало больших и позитивных перемен — рабочий человек смог пройти во власть и теперь за ним, неизбежно, потянутся такие же — простые, но честные и трудолюбивые люди. Иначе зачем было городить весь этот сюжет?

Однако сегодня, спустя годы, очевидно, что И. Холманский так и остался счастливым исключением. Да и результаты его работы не вполне очевидны — он по-прежнему остаётся полпредом, но о конкретных результатах этого уже трёхлетнего назначения мало что известно. Это не означает, что он работает плохо, возможно, просто негромко, но то, что он не стал символом, как ожидалось, — факт.

Да что там И. Холманский. Вот, казалось бы, фигура куда более весомая — вице-премьер Д. Рогозин. Однако и его авторитета и власти, похоже, недостаточно, чтобы решить проблемы стройки космодрома «Восточный». Ни грозные твиты, ни онлайн-камеры на стройплощадке не действуют, так что в итоге всё кончилось предсказуемо — личным вмешательством В. Путина, взявшего стройку под свой контроль. Впрочем, точно так развивалась и история стройки сочинской Олимпиады. Тогда задание чуть не завалил зампред правительства Д. Козак (по мнению прессы — ключевая фигура в команде В.В. Путина).

Большие надежды в этом плане возлагались на структуру «Общероссийский народный фронт», созданную специально для решения тех вопросов, которые составляют основную массу обращений к президенту во время «линии». И, как кажется, структура работает довольно неплохо, но только до тех пор, пока не упирается в потолок компетенции. Далее она просто буксует. (Чтобы не быть голословным, приведу лишь один пример. Ко мне обратились читатели с просьбой помочь отстоять больницу в городе Борок, попавшую под каток реформы здравоохранения и готовящейся к ликвидации. Несмотря на все петиции, обещания помощи со стороны ОНФ, митинги и репортажи в прессе, больницу пока отстоять не удаётся. На что теперь жителям надеяться? Перед очередной «прямой линией» они тоже сели на телефоны в массовом порядке. Просто потому, что все иные варианты исчерпаны. И таких примеров множество.)

Здесь по логике автор должен свернуть на проторённую дорожку обличения пороков действующей системы, но не станет. Система эта существует нашими же стараниями. Да, вижу, что мне в голову уже летят ботинки возмущённых комментаторов, но я всё же доведу мысль до конца. Талант нашего президента в том, что он умеет вовремя распознать общественный запрос и реализовать его максимально эффективно в компромиссе с действующими обстоятельствами. В остальном мы сами делаем его единственным и незаменимым, яростно оберегая от любых персонажей, приближающихся к трону. Чёткий пример тому — Дмитрий Медведев, которого «активная общественность» не то что не приняла (невзирая на колоссальную протекцию самого В. Путина), а годами терзала в блогах, да и сейчас отпустила лишь потому, что окончательно убедилась в несостоятельности его претензий на реальную власть. Все остальные фигуры, которые, по мнению прессы, являются «командой президента», похожи как братья-близнецы — одинаково сурово молчаливы и неярки (будь то вышеупомянутый Д. Козак, лицо которого узнаёт не каждый, С. Иванов, И. Сечин и другие). Бытует мнение, что это оттого, что «Путин, как истинный тиран, не терпит конкуренции», но на самом деле это мы не терпим конкуренции Путину. И те люди из команды хорошо знают, что их общественность как раз и растерзает в ошмётки, стоит хоть раз проявить свою «уникальность» и претензии на большее.

Почему так складывается у нас исторически — можно спорить до посинения. Оставим это на потом. Пока лишь зафиксируем, что президент России «европейского образца», ездящий на работу на велосипеде и отвечающий за разрезание ленточек на мероприятиях, зажатый в тиски мощных политических партий, армии, спецслужб и олигархов, — нам не нужен даром. А нужен примерно такой, какой он есть сейчас — не сходящий с первых строк мировых рейтингов (хоть и «вражеских», но приятно), умеющий решить любую проблему одним словом, дико работоспособный и безгранично авторитетный. Мы дали ему эту силу и внимательно следим, чтобы он не вздумал от неё отказаться.

Побочный эффект — тринадцатая «прямая линия» по счёту с примерно одним и тем же набором вопросов, надежд и народных чаяний. Но мы так решили.

 

Источники:
Макс Елев
Дмитрий Лекух
Евгений Супер