Донбасский синдром: надломившиеся и остервеневшие

Украина столкнулась с серьезнейшей проблемой, касающейся участников т.н. АТО, вернувшихся из зоны боевых действий домой. На сегодняшний день статус участников АТО получили уже 52 тыс. человек, и многие из них страдают тяжелыми расстройствами психики, связанными с пребыванием в зоне военного конфликта. Такое специфическое расстройство психики носит официальное название, принятое ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) – посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР).

Это явление известно уже давно.

British soldiers in AfghanistanПервые исследования в данной области прошли еще во время гражданской войны в США, затем Первой и Второй мировых войн, войны во Вьетнаме и Ираке. СССР и Россия также имеют опыт в диагностике и лечении этого состояния после Великой Отечественной войны, Афганистана и Чечни. Украина долгое время не сталкивалась с данной проблемой. После обретения незалежности 23 года в стране не было никаких военных конфликтов, украинские военные строили генеральские дачи и лишь небольшое количество контрактников прошло через горячие точки в Югославии и Африке. Система украинского здравоохранения не была готова к гражданской войне и массовому появлению людей, получивших боевой шок.

Впрочем, украинские психиатры и психологи забили тревогу уже давно, еще во время евромайдана, когда впервые пролилась кровь и тысячи людей подверглись мощному стрессу. Однако в полный рост проблема встала после начала активных боевых действий в Донбассе. К тысячам погибших и покалеченных добавились десятки тысяч военных, вернувшихся домой в состоянии посттравматического стрессового расстройства.

2 июня в Киеве прошла Международная конференция по вопросам комплексной помощи участникам боевых действий на Украине в возвращении к мирной жизни. Среди организаторов – Благотворительный фонд ветеранов войны и участников антитеррористической операции и Фонд Дэвида Линча (США). Информационную поддержку конференции оказал офис связи НАТО на Украине. Американцы знают толк в посттравматическом синдроме. Только после вьетнамской войны 30% вернувшихся домой солдат страдали от ПТСР. Украинские военные и гражданские психологи с психотерапевтами просто не были готовы к такой ситуации и к такому наплыву людей с расстройствами психики, да и опыта работы с этой категорией пациентов у них не было.

Проявления ПТСР многогранны. У людей, вернувшихся из зоны конфликта, разрушены базовые представления о мире и себе. Чаще всего наблюдаются яркие навязчивые воспоминания о войне, сопровождающиеся чувством ужаса и тоски, нарушением сна, кошмарными сновидениями. Многие просто не могут спать в темноте. Ночью им все время кажется, что под кроватью прячется «сепаратист-террорист». В тяжелых случаях больные просто перестают отличать сон от реальности. Повышенная тревожность, эмоциональная лабильность, депрессия могут сменяться агрессивными припадками. Агрессию могут вызвать любые раздражители, напоминающие им о войне. Резкий звук, крик, звук салюта, шум проехавшего мимо автомобиля, плач ребенка могут вызвать приступ агрессии или паники. Иногда возникают слуховые и звуковые галлюцинации. Очень часто эти люди замыкаются и уходят в себя, не хотят общаться даже с родными.

Постоянное нервное перенапряжение и бессонница со временем вызывают полное истощение нервной системы – церебрастенический синдром, развиваются нарушения работы внутренних органов, сердечно-сосудистой, эндокринной, пищеварительной систем. У людей, страдающих ПТСР, в два-три раза чаще наблюдается гипертоническая болезнь, гастриты, язвенная болезнь желудка, другие заболевания.

Страдающие ПТСР не могут адаптироваться к мирной жизни, найти себе работу. Всех окружающих они делят на две категории – тех, кто прошел войну, и всех остальных. Очень часто возникают конфликты при попытке родственников или начальства высказать им какое-то критическое замечание.

Для того чтобы как-то снять стресс, заснуть, преодолеть депрессию, страдающие ПТСР начинают систематически употреблять алкоголь и наркотики. Многие подсели на них еще в зоне АТО. Так увеличивается количество хронических алкоголиков и наркоманов. Впрочем, ни алкоголь, ни наркотики не помогают надолго снять стресс, а лишь приводят к росту преступности и увеличению количества суицидов.

Всех, страдающих от ПТСР, можно условно разделить на две категории – надломившиеся и остервеневшие. Первые становятся больными, запуганными, тревожными, депрессивными личностями. Это состояние может длиться десятилетиями. Вторые чаще всего становятся преступниками или наемниками в горячих точках. Лишь часть пострадавших возвращается к полноценной мирной жизни, но и у них последствия военного шока могут проявиться через длительное время.

Автору пришлось лично общаться с некоторыми военными, вернувшимися домой из зоны боевых действий, разговаривать с коллегами-психиатрами, занимавшимися реабилитацией участников АТО. Картина удручающая. Вот лишь несколько примеров. Молодой парень, вернувшийся из зоны боевых действий, несколько недель находился в глубокой депрессии, ему каждую ночь снилось, как он собирает в мешок фрагменты тел своих сослуживцев. Второй добрался домой и запил. Через две недели повесился в состоянии алкогольного опьянения. Третий прошел курс лечения и добровольно вернулся назад в зону военных действий, так как не представлял, чем ему теперь заняться в мирной жизни.

Государство фактически самоустранилось от помощи солдатам, которых оно отправило на бойню. Психиатрические диспансеры переполнены алкоголиками и наркоманами, поэтому людей, страдающих ПТСР, направляют лечиться по месту жительства. Бесплатных лекарств для них не выделяется. Родственники вынуждены покупать их сами, либо врачи изыскивают полузаконные способы, чтобы обеспечить их хотя бы самыми необходимыми препаратами на первое время.

Среди участников АТО количество самоубийств в 3 раза превышает количество суицидов среди остального населения. Довольно часто эти люди совершают антисоциальные действия, занимаются криминалом. Полная статистика по Украине правоохранительными органами скрывается, но только по Киевской области в 2014 г. количество убийств увеличилось в 8 раз, ограблений в 4, а самоубийств в 2,5 раза. Эти люди представляют опасность и для собственной семьи, так как в состоянии острого психоза способны совершить убийство близких.

«Донбасский синдром» стал угрозой для всего населения. Украинской нации грозит полная деградация и вымирание. Возьмите 52 тыс. участников АТО и умножьте эту цифру на 3, так как вместе ними страдают и члены их семей. В зоне военных действий сейчас находится еще не менее 50 тыс. военных. Те, кто выживет, вернутся домой с психическими проблемами.

Правительство не занимается их лечением и реабилитацией, более того, даже для детей и тяжелобольных не проведена закупка вакцин и жизненно необходимых медикаментов. Все отдано на откуп волонтерам. Они, как могут, стараются помочь жертвам АТО, создали сайт психологической помощи, напечатали методички, но без государственного участия решить эту проблему невозможно.

А украинская власть действует по принципу «меньше народу – меньше расходов». К собственным военным относятся, как к отработанному материалу. К десяткам тысяч убитых, раненых, калек добавятся сотни тысяч психических инвалидов и членов их семей, страдающих от их поведения. Волна психической эпидемии, хаоса, преступности, самоубийств грозит захлестнуть всю Украину.

И надеяться на то, что «заграница нам поможет», лучше не стоит. В проведении конференции они еще могут посодействовать, но даже печеньки уже закончились. Американский генерал вручил украинскому солдату, потерявшему руку в бою, памятный знак Сухопутных войск США в Европе ценой в 9 долларов, тогда как на протез ему требовалось 100 тысяч…