Ядерный реактор заработал… 2 миллиарда лет назад

Ранее мы писали, что по всей планете сохранилось множество городов-крепостей так называемой звёздной конфигурации. Их — сотни. Они есть во множестве в Европе, Азии, Африке, в Северной и Южной Америках. Все они построены в разное время, но большая их часть в средние века. Всю красоту этих необычных сооружений можно по настоящему оценить только с высоты птичьего полёта.

В той статье мы также писали, что исчезнувшие античные города в форме звезд на территории Киевской и прилегающих областей почти не сохранились. Но в той статье наиболее интересным является тот факт, что старая и новая карты оказываются развёрнутыми относительно друг друга примерно на 30 градусов. И та, и другая карты ориентированы на полюс. Иногда встречаются старые карты, у которых наоборот расположены север и юг, поскольку на территории «Тартарии» была принята другое правило ориентации карт, когда юг отображался на верху, а север внизу, но карт без ориентации по сторонам света не встречается. Ориентация карты 1648 года даёт положение северного полюса в районе Гренландии. В том же направлении, кстати, ориентирован и Исаакиевсский Собор в Санкт-Петербурге.

Поэтому я решил дополнить, так как некоторые убеждены в том что ранее была ядерная война и даже некоторые говорят и пишут что эта война была вообще недавно – в 18 веке.

Но, есть совсем реальное объяснение всего того что произошло на Земле ранее с исчезновением городов. Но вот об идентичности архитектуры по всему миру – это уже другой вопрос и о нём тоже надо думать и искать реальный ответ.

Так вот….

Природный ядерный реактор проработал 500 тысяч лет

Природный ядерный реакторМногое предложенное нам природой само по себе пока совершеннее и проще того, что планирует изготовить человек, поэтому исследователи изучают, в первую очередь, то, что предлагает нам природа.

Но в том, о чем пойдет разговор в этой статье, произошло все ровным счетом наоборот.

Сенсационная находка в Окло

Первый рукотворный ядерный реактор был создан 2 декабря 1942 года командой ученых Чикагского университета под руководством нобелевского лауреата Энрико Ферми.

2 декабря 1942 года команда ученых Чикагского университета под руководством нобелевского лауреата Энрико Ферми создала первый рукотворный ядерный реактор. Это достижение держалось в секрете в период Второй мировой войны, как часть так называемого “Манхэттенского проекта” по созданию атомной бомбы.

Спустя 15 лет после создания человеком реактора расщепления учёные задумались о возможности существования атомного реактора, созданного самой природой.

Первая официальная публикация на тему принадлежит перу японского профессора Пола Куроды (1956 год),  который установил подробные требования для любых вероятных естественных реакторов, если таковые существуют в природе.

А в 1956 году японский профессор Пол Курода в своей публикации изложил условия, при которых мог бы образоваться естественный реактор, созданный самой природой. На тот момент подавляющее большинство ученых пришло к выводу, что только человеку по силам создать ядерный реактор.

Ученый в деталях обрисовал это явление, и его описание до сих пор считается лучшим (классическим) в ядерной физике:

  1. Приближенный возрастной диапазон образования естественного реактора
  2. Необходимая концентрация урана в нем
  3. Требуемое соотношение в нем изотопов урана – 235U/238U

Несмотря на тщательно проведенное исследование, Пол Курода не смог подыскать для своей модели пример естественного реактора среди имеющихся на планете месторождений урановой руды.

Маленькая, но критическая деталь, которую упустил из вида ученый – это возможность участия воды в качестве замедлителя цепной реакции.

Он также не догадался о том, что определенные руды могут быть настолько пористы, что удерживают в себе необходимое количество воды, чтобы замедлить скорость нейтронов и поддержать реакцию.

Ученые утверждали, что только человек способен создать ядерный реактор, однако природа оказалась изощреннее.

Природа «придумала» ядерный реактор гораздо раньше человека.

В государстве Габон (вблизи экватора, западная Африка) в 1972г. обнаружили урановый рудник, который 1900 миллионов лет назад работал как естественный, природный ядерный реактор.

Он заработал в Африке около 2 миллиардов лет назад, и не исключено, что именно его воздействие привело к мутации африканских обезьян и появлению прапра­предков человека.

Однако природа в который раз щелкнула по носу самонадеянное человечество — в 1972 году естественный ядерный реактор был обнаружен прямо в теле уранового месторождения французским аналитиком Бужигесом на юго-востоке Габона в западной Африке. Оказалось, что Пол Курода в своих рассуждениях упустил из вида возможность участия воды в качестве замедлителя цепной реакции.

Естественный ядерный реактор был обнаружен 2 июня 1972 года французским аналитиком Бужигесом на юго-востоке Габона в западной Африке, прямо в теле уранового месторождения.

max34А произошло открытие так.

В Западной Африке, недалеко от экватора, в местности, располагающейся на территории государства Габон, учёными была сделана удивительная находка. Произошло это в самом начале 70-х годов прошлого столетия, но до сих пор представители научного сообщества не пришли к единому мнению – что же такое было найдено?

Во время проведения рутинных спектрометрических исследований коэффициента содержания изотопов 235U/238U в руде с месторождения Окло в лаборатории французского уранообогатительного завода Пьеррлатт ученый-химик обнаружил небольшое отклонение (в 0,00717, по сравнению с нормой в 0,00720).

Обнаружили шесть «реакторных» зон с признаками протекания реакции деления. По остаткам распада актиноидов был сделан вывод, что реактор работал в режиме медленного кипения на протяжении сотен тысяч лет. Содержание изотопа урана U-235 меньше стандартного. Дело в том, что содержание 0,7202 % характерно для всех урановых минералов, горных пород и вод Земли, только в месторождении в Окло эта норма нарушена и составляет 0,7171%. Эта разница предположительно возникла в результате «выгорания» U-235, такой процесс наблюдается в топках ядерных электростанций. Ученые полагают, что нахождение рудника в тропической зоне и близкое расположение к поверхности, где достаточное количество грунтовых вод, благоприятно для работы природного ядерного реактора.

Были обнаружены: шесть зон с признаками протекания реакции деления, торий при распаде U-236, висмут – при  распаде U-237. Остатки распада актиноидов говорят о том, что реактор работал в режиме медленного кипения в течение нескольких сотен тысяч лет. Каким-то образом реакторы были способны саморегулироваться – иначе избыточная мощность могла привести к выкипанию воды и к остановке реактора.

Каким же образом создались естественные условия для протекания цепной ядерной реакции? Ученые объясняют процесс следующим образом. В дельте реки на крепком базальтовом ложе отложился слой песчаника, богатого урановой рудой. В результате тектонической активности (в то время это было обычным явлением) базальтовый фундамент погрузился в землю на несколько километров вместе с ураноносным песчаником. Песчаник растрескался, в трещины стала проникать грунтовая вода. Впоследствии пласт песчаника был приподнят до прежнего уровня.

В Окло так же, как и в ядерных топках АЭС топливо располагалось компактными массами внутри замедлителя. Замедлителем служила вода. В руде содержались глинистые «линзы». В них концентрация природного урана от обычных 0,5 % повысилась до 40 %. После того, как масса и толщина слоёв достигла критических размеров, возникла цепная реакция и установка начала работать. В результате работы реактора образовались около 6 тонн продуктов деления и 2,5 тонны плутония. Большая часть радиоактивных отходов осталась в кристаллической структуре минерала уранита, содержащемся в теле руд. Те элементы, ионный радиус которых намного больше или меньше решётки уранита – диффундируют (проникают посредством диффузии) или выщелачиваются. С начала  работы реактора примерно половина из более чем тридцати продуктов деления осталась связанной в руде, несмотря на обилие грунтовых вод. «Реактор» проработал около 600 тысяч лет, выработал примерно 13 000 000 кВт. час энергии.

Исследователи из Вашингтонского университета в Сент-Луисе объяснили,  что естественным регулятором цепной реакции служила вода. Поступая в активную зону, она запускала цепную реакцию, которая приводила к испарению воды, уменьшению потока нейтронов и остановке реакции. Через 2,5 часа, когда активная зона реактора остывала, цикл повторялся.

В связи с вышеперечисленными выводами ученых возникает небольшой вопрос – каким образом на протяжении более чем полумиллиона лет сохранялась тектоническая стабильность в то «неспокойное» время? Если поверхность земли чуть-чуть поднимется или опустится – ядерная реакция сразу прекратится…

Древний ядерный реактор

Залежи урановой руды – явление обычное, хотя и достаточно редкое. Однако урановый рудник, обнаруженный в Габоне, оказался не просто месторождением ценного ископаемого, он работал как… самый настоящий ядерный реактор! Были обнаружены шесть урановых зон, в которых протекала самая настоящая реакция деления ядер урана!

1277

В открытом карьере для разработки залежей урана в Окло, в Габоне, обнаружено более дюжины зон, где когда-то происходили ядерные реакции.

Для природы характерна стабильность изотопного состава различных элементов. Он неизменен на всей планете. В природе, конечно, протекают процессы распада изотопов, но тяжелым элементам это не свойственно, потому что разница в их массах недостаточна, для того чтобы данные изотопы делились в ходе каких-либо геохимических процессов. Но в месторождении Окло изотопный состав урана был нехарактерным. Этого маленького различия было достаточно, для того чтобы заинтересовать ученых.

Во время проведения обычного анализа образцов урановой руды выявился очень странный факт — процентное содержание урана-235 было ниже нормы. В природном уране содержится три изотопа, отличающихся атомными массами. Самый распространённый — уран-238, самый редкий — уран-234, и представляющий наибольший интерес — уран-235, поддерживающий цепную ядерную реакцию.

Как показали исследования, реактор был запущен около 1900 миллионов лет назад и проработал в режиме медленного кипения несколько сотен тысяч лет.

Содержание изотопа урана U-235 в реакторных зонах африканской аномалии практически такое же, как в современных ядерных реакторах, построенных человеком. В качестве замедлителя использовалась грунтовая вода.

Повсюду — и в земной коре, и на Луне, и даже в метеоритах — атомы урана-235 составляют 0,720% общего количества урана. Но в образцах из месторождения Окло в Габоне содержание урана-235 составляло всего 0,717%. Этого крошечного несоответствия было достаточно, чтобы насторожить французских учёных. Дальнейшие исследования показали, что в руде недоставало около 200 кг — вполне достаточно для изготовления полдюжины ядерных бомб.

Специалисты французской Комиссии по атомной энергии были озадачены. Ответом послужила статья 19-летней давности, в которой Джордж Ветрилл (George W. Wetherill) из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и Марк Ингрэм (Mark G. Inghram) из Чикагского университета высказали предположение о существовании в далёком прошлом природных ядерных реакторов. Вскоре Пол Курода (Paul К. Kuroda), химик из Университета Арканзаса, определил „необходимые и достаточные“ условия для того, чтобы в теле уранового месторождения спонтанно возник процесс самоподдерживающегося расщепления.

Согласно его расчётам, размер месторождения должен превышать среднюю длину пробега нейтронов, вызывающих расщепление (около 2/3 метра). Тогда нейтроны, испущенные одним расщепившимся ядром, будут поглощены другим ядром до того, как они покинут урановую жилу.

Естественные реакторы расщепления были найдены только в сердце Африки — в Габоне, в Окло и соседних урановых шахтах в Окелобондо и на участке Бангомбе, расположенном примерно в 35 км.

Естественные реакторы расщепления были найдены только в сердце Африки — в Габоне, в Окло и соседних урановых шахтах в Окелобондо и на участке Бангомбе, расположенном примерно в 35 км.

Концентрация урана-235 должна быть достаточно велика. Сегодня даже большое месторождение не может стать ядерным реактором, так как содержит меньше 1% урана-235. Этот изотоп распадается приблизительно в шесть раз быстрее, чем уран-238, из чего следует, что в отдалённом прошлом, например, 2 млрд. лет назад, количество урана-235 составляло около 3% — примерно столько, сколько в обогащённом уране, используемом как топливо на большинстве атомных электростанций. Также необходимо наличие вещества, способного замедлять нейтроны, испущенные при расщеплении ядер урана так, чтобы они более эффективно вызывали расщепление других ядер урана. Наконец, в массе руды не должно быть заметных количеств бора, лития или других так называемых ядерных ядов, которые активно поглощают нейтроны и вызвали бы быструю остановку любой ядерной реакции.

Исследователи установили, что условия, создавшиеся 2 млрд. лет назад на 16 отдельных участках как в пределах Окло, так и на соседних урановых шахтах в Окелобондо, были очень близки к тому, что описал Курода (см. „Божественный реактор“, „Вмире науки“, № 1, 2004 г.). Хотя все эти зоны были обнаружены десятилетия назад, только недавно нам наконец удалось прояснить, что же происходило внутри одного из этих древних реакторов.

Проверка лёгкими элементами

Вскоре физики подтвердили предположение, что снижение содержания урана-235 в Окло было вызвано реакциями расщепления. Бесспорное доказательство появилось при изучении элементов, возникающих при расщеплении тяжелого ядра. Концентрация продуктов распада оказалась настолько высокой, что подобное заключение было единственно верным. 2 млрд. лет назад здесь происходила цепная ядерная реакция, подобная той, которую Энрико Ферми и его коллеги блестяще продемонстрировали в 1942 г.

Обзор: ИСКОПАЕМЫЕ РЕАКТОРЫ

  • Три десятилетия назад французские учёные обнаружили, что некоторые участки месторождения урана в Габоне в древности функционировали как естественные реакторы расщепления.
  • Автор и два его коллеги, проанализировав содержание газа ксенона (продукта расщепления урана), сделали вывод, что один из этих древних реакторов должен был работать с рабочим циклом около получаса и с перерывом не менее двух с половиной часов.
  • Возможно, что дальнейшее изучение свойств ксенона, удерживаемого в зёрнах минералов, позволит обнаружить естественные ядерные реакторы в других местах. Но пока лишь те, что обнаружены в Габоне, позволяют говорить о возможных изменениях фундаментальных физических констант, а также выяснить, как захороненные ядерные отходы мигрируют с течением времени.

Физики всего мира изучали доказательства существования естественных ядерных реакторов. Результаты своих работ по „феномену Окло“ учёные представили на специальной конференции в столице Габона Либревилле в 1975 г. В следующем году Джордж Коуэн(GeorgeA. Cowan), представлявший на этой встрече США, написал статью для журнала Scientific American(см. „A Natural Fission Reactor“, by George A. Cowan,July 1976).

Коуэн обобщил информацию и описал представления о происходившем в этом удивительном месте: некоторые из нейтронов, испущенных при расщеплении урана-235, захватываются ядрами более распространённого урана-238, который превращается в уран-239, и после испускания двух электронов превращается в плутоний-239. Так в Окло образовалось более двух тонн этого изотопа. Затем часть плутония подверглась расщеплению, о чём свидетельствует наличие характерных продуктов его деления, что и позволило исследователям заключить, что эти реакции должны были продолжаться сотни тысяч лет. По количеству использованного урана-235 они вычислили количество выделенной энергии — около 15 тыс. МВт-лет. Согласно этим и другим свидетельствам, средняя мощность реактора оказалась меньше 100 кВт, то есть её хватило бы для работы нескольких дюжин тостеров.

Как возникли больше десятка естественных реакторов? За счёт чего обеспечивалась их постоянная мощность в течение нескольких сотен тысячелетий? Почему они не самоуничтожились сразу после того, как начались цепные ядерные реакции? Какой механизм обеспечил необходимое саморегулирование? Работали ли реакторы непрерывно или периодически? Ответы на эти вопросы появились не сразу. А на последний вопрос удалось пролить свет совсем недавно, когда мои коллеги и я занялись исследованием образцов загадочной африканской руды в Вашингтонском университете в Сент-Луисе.

РАСЩЕПЛЕНИЕ В ДЕТАЛЯХ

Цепные ядерные реакции начинаются, когда отдельный свободный нейтрон попадает в ядро расщепляющегося атома, типа урана-235 (вверху слева). Ядро расщепляется, давая два меньших атома и испуская другие нейтроны, которые отлетают с большой скоростью и должны быть замедлены прежде, чем они смогут вызвать расщепление других ядер. В отложении в Окло так же, как в современных ядерных реакторах на лёгкой воде, замедляющим агентом была обычная вода. Отличие состоит в системе регулирования: на атомных электростанциях используются поглощающие нейтроны стержни, а реакторы в Окло просто нагревались до тех пор, пока вода не выкипала.

Цепные ядерные реакции начинаются, когда отдельный свободный нейтрон попадает в ядро расщепляющегося атома, типа урана-235 (вверху слева). Ядро расщепляется, давая два меньших атома и испуская другие нейтроны, которые отлетают с большой скоростью и должны быть замедлены прежде, чем они смогут вызвать расщепление других ядер. В отложении в Окло так же, как в современных ядерных реакторах на лёгкой воде, замедляющим агентом была обычная вода. Отличие состоит в системе регулирования: на атомных электростанциях используются поглощающие нейтроны стержни, а реакторы в Окло просто нагревались до тех пор, пока вода не выкипала.

Что скрывал благородный газ

Наша работа по одному из реакторов в Окло была посвящена анализу ксенона — тяжёлого инертного газа, который может оставаться заключённым в минералах в течение миллиардов лет. Ксенон имеет девять устойчивых изотопов, возникающих в различных количествах в зависимости от характера ядерных процессов.

Атомы урана-235 составляют около 0,720% естественного урана. Поэтому, когда рабочие обнаружили, что уран из карьера Окло содержал чуть больше 0,717%, они были удивлены, Этот показатель действительно существенно отличается от результатов анализа других образцов руды урана (вверху). Видимо, в прошлом отношение урана-235 к урану-238 было намного выше, так как период полураспада урана-235 намного короче. В подобных условиях становится возможной реакция расщепления. Когда 1,8 млрд, лет назад сформировались урановые залежи в Окло, естественное содержание урана-235 составляло около 3%, как и в топливе для ядерных реакторов. Когда примерно 4,6 млрд. лет назад сформировалась Земля, соотношение превышало 20%, то есть уровень, при котором уран сегодня считается „оружейным“.

Атомы урана-235 составляют около 0,720% естественного урана. Поэтому, когда рабочие обнаружили, что уран из карьера Окло содержал чуть больше 0,717%, они были удивлены, Этот показатель действительно существенно отличается от результатов анализа других образцов руды урана (вверху). Видимо, в прошлом отношение урана-235 к урану-238 было намного выше, так как период полураспада урана-235 намного короче. В подобных условиях становится возможной реакция расщепления. Когда 1,8 млрд, лет назад сформировались урановые залежи в Окло, естественное содержание урана-235 составляло около 3%, как и в топливе для ядерных реакторов. Когда примерно 4,6 млрд. лет назад сформировалась Земля, соотношение превышало 20%, то есть уровень, при котором уран сегодня считается „оружейным“.

Будучи благородным газом, он не вступает в химические реакции с другими элементами, и поэтому его легко очистить для изотопного анализа. Ксенон чрезвычайно редок, что позволяет использовать его для обнаружения и отслеживания ядерных реакций, даже если они происходили ещё до рождения Солнечной системы.

Для анализа изотопного состава ксенона требуется масс-спектрометр — прибор, который может сортировать атомы по их весу. Нам повезло: мы получили доступ к чрезвычайно точному масс-спектрометру для ксенона, построенному Чарльзом Хохенбергом (Charles М. Hohenberg). Но сначала нужно было извлечь ксенон из нашего образца. Обычно минерал, содержащий ксенон, нагревают выше точки плавления, при этом кристаллическая структура разрушается и больше не может удерживать заключённый в ней газ. Но мы, чтобы собрать больше информации, применили более тонкий метод — лазерное извлечение, позволяющий добраться до ксенона в определённых зёрнах и оставляющий прилегающие к ним области нетронутыми.

Мы обработали много крошечных участков единственного имеющегося у нас образца горной породы из Окло толщиной всего 1 мм и шириной 4 мм. Чтобы точно нацелить лазерный луч, мы воспользовались подробной рентгеновской картой объекта, построенной Ольгой Прадивцевой, которая также идентифицировала составлявшие его минералы. После извлечения мы очищали выделившийся ксенон и анализировали в масс-спектрометре Хохенберга, который давал нам число атомов каждого изотопа.

Здесь нас ожидало несколько сюрпризов: во-первых, в богатых ураном зёрнах минералов газа не оказалось. Большая его часть была захвачена минералами, содержащими фосфат алюминия, — в них была обнаружена самая высокая концентрация ксенона, когда-либо найденного в природе. Во-вторых, извлечённый газ существенно отличался по изотопному составу от обычно образующегося в ядерных реакторах. В нём практически отсутствовал ксенон-136 и ксенон-134, тогда как содержание более лёгких изотопов элемента осталось прежним.

Ксенон, извлечённый из зёрен фосфата алюминия в образце из Окло, оказался любопытного изотопного состава (слева), не соответствующего тому, что получается при расщеплении урана-235 (в центре), и не похож на изотопный состав атмосферного ксенона (справа). Примечательно, что количества ксенона-131 и -132 выше, а количества -134 и -136 ниже, чем следовало ожидать от расщепления урана-235. Хотя эти наблюдения вначале весьма озадачили автора, позже он понял, что они содержали ключ к пониманию работы этого древнего ядерного реактора.

Ксенон, извлечённый из зёрен фосфата алюминия в образце из Окло, оказался любопытного изотопного состава (слева), не соответствующего тому, что получается при расщеплении урана-235 (в центре), и не похож на изотопный состав атмосферного ксенона (справа). Примечательно, что количества ксенона-131 и -132 выше, а количества -134 и -136 ниже, чем следовало ожидать от расщепления урана-235. Хотя эти наблюдения вначале весьма озадачили автора, позже он понял, что они содержали ключ к пониманию работы этого древнего ядерного реактора.

В чём причина таких изменений? Возможно, это результат ядерных реакций?

Тщательный анализ позволил моим коллегам и мне отклонить эту возможность. Мы рассмотрели также физическую сортировку различных изотопов, которая иногда происходит из-за того, что более тяжёлые атомы движутся немного медленней, чем их более лёгкие аналоги. Это свойство используется на заводах по обогащению урана для производства реакторного топлива. Но даже если бы природа могла реализовать подобный процесс в микроскопическом масштабе, состав смеси изотопов ксенона в зёрнах фосфата алюминия отличался бы от того, что мы обнаружили. Например, измеренное относительно количества ксенона-132 уменьшение содержания ксенона-136 (более тяжёлого на 4 атомные единицы массы) было бы вдвое больше, чем для ксенона-134 (более тяжёлого на 2 атомные единицы массы), если бы работала физическая сортировка. Однако мы не увидели ничего подобного.

Проанализировав условия образования ксенона, мы обратили внимание, что ни один из его изотопов не был прямым результатом расщепления урана; все они были продуктами распада радиоактивных изотопов йода, которые, в свою очередь, образовывались из радиоактивного теллура и т. д., согласно известной последовательности ядерных реакций. При этом различные изотопы ксенона в нашем образце из Окло возникали в разные моменты времени. Чем дольше живёт конкретный радиоактивный предшественник, тем больше запаздывает образование из него ксенона. Например, образование ксенона-136 началось только спустя минуту после начала самоподдерживающегося расщепления. Спустя час появляется следующий более легкий устойчивый изотоп, ксенон-134. Затем, спустя несколько дней, на сцене появляются ксенон-132 и ксенон-131. Наконец, через миллионы лет, и много позже прекращения цепных ядерных реакций, образуется ксенон-129.

Если бы залежи урана в Окло оставались замкнутой системой, ксенон, накопившийся в процессе работы его естественных реакторов, сохранил нормальный изотопный состав. Но система не была замкнутой, подтверждением чего можно считать тот факт, что реакторы в Окло каким-то образом регулировали сами себя. Наиболее вероятный механизм предполагает участие в этом процессе грунтовых вод, которые выкипали после того, как температура достигала некоторого критического уровня. При испарении воды, действовавшей как замедлитель нейтронов, цепные ядерные реакции временно прекращались, а после того, как всё остывало и в зону реакции снова проникало достаточное количество грунтовых вод, расщепление могло возобновиться.

Эта картина проясняет два важных момента: реакторы могли работать периодами (включаясь и выключаясь); через эту горную породу должны были проходить большие количества воды, достаточные, чтобы вымыть некоторые из предшественников ксенона, а именно теллур и йод. Присутствие воды помогает также объяснить, почему большая часть ксенона теперь содержится в зёрнах фосфата алюминия, а не в богатых ураном породах. Зёрна фосфата алюминия, вероятно, сформировались под действием нагретой ядерным реактором воды, после того как она охладилась приблизительно до 300°С.

Во время каждого активного периода действия реактора в Окло и в течение некоторого времени после, пока температура оставалась высокой, большая часть ксенона (включая ксенон-136 и -134, которые генерируются относительно быстро) удалялась из реактора. Когда же реактор остывал, более долгоживущие предшественники ксенона (те, которые позже породят ксенон-132, -131 и -129, которые мы нашли в большем количестве) оказывались включёнными в растущие зёрна фосфата алюминия. Затем, когда всё больше воды возвращалось в зону реакции, нейтроны в нужной степени замедлялись и снова начиналась реакция расщепления, заставляя повториться цикл нагревания и охлаждения. Результатом и стало специфическое распределение изотопов ксенона.

Не вполне ясно, какие силы удерживали этот ксенон в минералах фосфата алюминия в течение почти половины жизни планеты. В частности, почему ксенон, возникший в данном цикле работы реактора, не оказался изгнанным во время следующего цикла? Предположительно структура фосфата алюминия оказалась способной удерживать ксенон, образовавшийся внутри неё, даже при высоких температурах.

Попытки объяснить необычность изотопного состава ксенона в Окло потребовали рассмотреть также и другие элементы. Особое внимание привлек йод, из которого ксенон образуется при радиоактивном распаде. Моделирование процесса возникновения продуктов расщепления и их радиоактивного распада показало, что специфический изотопный состав ксенона — следствие циклического действия реактора, Этот цикл изображён на трёх схемах сверху.

Попытки объяснить необычность изотопного состава ксенона в Окло потребовали рассмотреть также и другие элементы. Особое внимание привлек йод, из которого ксенон образуется при радиоактивном распаде. Моделирование процесса возникновения продуктов расщепления и их радиоактивного распада показало, что специфический изотопный состав ксенона — следствие циклического действия реактора, Этот цикл изображён на трёх схемах сверху.

Рабочий график природы

После того как была выработана теория возникновения ксенона в зёрнах фосфата алюминия, мы попытались реализовать этот процесс в математической модели. Наши выкладки прояснили многое в работе реактора, причём полученные данные об изотопах ксенона привели к ожидаемым результатам. Реактор в Окло „включался“ на 30 минут и „отключался“ по крайней мере на 2,5 часа. Подобным образом функционируют некоторые гейзеры: медленно нагреваются, вскипают, выбрасывая порцию грунтовых вод, повторяя этот цикл день за днём, год за годом. Так, грунтовые воды, проходящие через месторождение в Окло, могли не только быть замедлителем нейтронов, но и „регулировать“ работу реактора. Это был чрезвычайно эффективный механизм, не позволяющий структуре ни расплавиться, ни взорваться на протяжении сотен тысяч лет.

Инженерам, работающим в области ядерной энергетики, есть чему поучиться у Окло. Например тому, как обращаться с ядерными отходами. Окло представляет собой образец долгосрочного геологического хранилища. Поэтому учёные подробно исследуют процессы миграции с течением времени продуктов расщепления из естественных реакторов. Они также тщательно изучили такую же зону древнего ядерного расщепления на участке Бангомбе, примерно в 35 км от Окло. Реактор в Бангомбе представляет особый интерес, так как он находится на меньшей глубине, чем в Окло и Окелобондо, и до недавнего времени через него проходило больше воды. Подобные удивительные объекты подтверждают гипотезу, что многие виды опасных ядерных отходов можно будет успешно изолировать в подземных хранилищах.

Пример Окло также демонстрирует способ хранения некоторых видов наиболее опасных ядерных отходов. С начала промышленного использования ядерной энергии в атмосферу были выброшены огромные количества образующихся в ядерных установках радиоактивных инертных газов (ксенона-135, криптона-85 и др.). В природных реакторах эти отходы производства захватываются и удерживаются в течение миллиардов лет минералами, содержащими фосфат алюминия.

Древние реакторы типа Окло могут оказать влияние и на понимание фундаментальных физических величин, например, физической постоянной, обозначаемой буквой α (альфа), связанной с такими универсальными величинами, как скорость света (см. „Непостоянные постоянные“, „В мире науки“, № 9, 2005 г.). В течение трёх десятилетий феномен Окло (возрастом 2 млрд. лет) использовался как довод против изменений α. Но в прошлом году Стивен Ламоро (Steven К. Lamoreaux) и Джастин Торгерсон (Justin R. Torgerson) из Лос-Аламосской национальной лаборатории установили, что эта „постоянная“ значительно изменялась.

Являются ли эти древние реакторы в Габоне единственными, когда-либо образовавшимися на Земле?

Два миллиарда лет назад условия, необходимые для самоподдерживающегося расщепления, были не слишком редкими, так что, возможно, однажды будут обнаружены и другие естественные реакторы. А результаты анализа ксенона из образцов могли бы очень помочь в этом поиске.

Феномен Окло заставляет вспомнить высказывание Э. Ферми, построившего первый ядерный реактор, и П.Л. Капицы, которые независимо друг от друга утверждали, что только человек способен создать нечто подобное. Однако древний природный реактор опровергает эту точку зрения, подтверждая мысль А. Эйнштейна о том, что Бог более изощрён…“

С.П. Капица

Мнения представителей науки по поводу феномена разделились.

Основная масса учёных мужей взяла сторону теории, согласно которой, ядерный реактор в Габоне запустился самопроизвольно в силу случайного совпадения условий, необходимых для подобного запуска.

Сразу появились различные гипотезы о причинах странного явления. Одни утверждали, что месторождение было заражено отработанным топливом инопланетных космических аппаратов, другие считали его местом захоронения ядерных отходов, доставшихся нам в “наследство” от древних высокоразвитых цивилизаций. Тем не менее, детальные исследования показали, что столь необычное соотношение изотопов урана образовалось естественным путем.

Однако далеко не всех устроило такое предположение. И на то были веские причины. Многие вещи говорили о том, что реактор в Габоне хоть и не имеет частей внешне похожих на творения мыслящих существ, всё же является продуктом деятельности разумных.

Приведём несколько фактов.

Вот какова смоделированная история этого “чуда природы”.

Заработал реактор около двух миллиардов лет назад во времена протерозоя. Протерозой щедр на открытия. Именно в протерозое были разработаны основные принципы существования живой материи и развития жизни на Земле. Появились первые многоклеточные организмы и начали осваивать прибрежные воды, количество свободного кислорода в атмосфере Земли достигло 1%, и появились предпосылки для бурного расцвета жизни, произошел переход от простого деления к половому размножению.

И вот, в столь важное для Земли время появляется и наш “ядерный природный феномен”.

Тектоническая активность в местности, в которой был найден реактор, на период его работы была необычайно высока. Однако исследования показали, что малейший сдвиг пластов грунта обязательно бы привёл к остановке реактора. Но поскольку реактор проработал не одну сотню тысячелетий, этого не произошло. Кто или что заморозил тектонику на период работы реактора? Может, это сделали те, кто его запустил? Далее. В качестве замедлителя, как уже было сказано, использовались грунтовые воды. Для обеспечения постоянной работы реактора, кто-то должен был регулировать выдаваемую им мощность, так как при её избытке произошло бы выкипание воды и остановка реактора. Эти и некоторые другие моменты наводят на мысль, что реактор в Габоне – вещь искусственного происхождения.

Все-таки удивительно, что в мире не найдено больше ни одного аналогичного реактора. Правда, по некоторым сведениям, следы похожего реактора найдены в Австралии. Объяснить это можно только тем, что в далекий кембрийский период Африка и Австралия представляли собой единое целое. Еще одна окаменелая реакторная зона также была обнаружена в Габоне, но в другом месторождении урана – в Бангомбе, в 35 километрах к юго-востоку от Окло.

На Земле известны урановые месторождения того же возраста, в которых, однако, ничего похожего не происходило.

Вот только самые известные из них: Девилз-Хоул и Рэйниер-Мейса в штате Невада, Пенья-Бланка в Мексике, Бокс-Кэньон в Айдахо, Каймакли в Турции, Шове-Кав во Франции, Сигар-Лейк в Канаде и Оуэнс-Лейк в Калифорнии.

По-видимому, в протерозое в Африке возникли ряд уникальных условий, необходимых для запуска естественного реактора.

Каков же механизм столь удивительного процесса?

Вероятно, сначала в некой впадине, возможно, в дельте древней реки, образовался богатый урановый рудой слой песчаника, который покоился на крепком базальтовом ложе. После очередного землетрясения, обычного в ту эпоху, базальтовый фундамент будущего реактора опустился на несколько километров, потянув за собой урановую жилу. Жила растрескалась, в трещины проникла грунтовая вода. При этом уран охотно мигрирует с водой, содержащей большое количество кислорода, то есть в окислительной обстановке.

Насыщенная кислородом вода пробирается сквозь толщу горной породы, вымывает из нее уран, увлекает его за собой и постепенно расходует содержащийся в ней кислород на окисление органики и двухвалентного железа. Когда запас кислорода исчерпан, химическая обстановка в земных глубинах из окислительной становится восстановительной. “Странствие” урана после этого завершается: он отлагается в горных породах, накапливаясь на протяжении многих тысячелетий. Затем очередной катаклизм поднял фундамент до современного уровня. Такой схемы придерживаются многие ученые, в том числе и предложившие ее.

800px-Gabon_Geology_Oklo.svgКак только масса и толщина слоев, обогащённых ураном, достигла критических размеров, в них возникла цепная реакция, и “агрегат” заработал.

Несколько слов следует сказать и о самой цепной реакции, которая является следствием сложных химических процессов, проходящих в “природном реакторе”. Легче всего расщепляются ядра 235U, которые, поглощая нейтрон, делятся на два фрагмента расщепления и испускают при этом два-три нейтрона. Изгнанные нейтроны могут, в свою очередь, быть поглощены другими урановыми ядрами, провоцируя нарастание распада.

Такая самоподдерживающаяся реакция управляема, чем и воспользовались люди, создавшие ядерный реактор расщепления. В нем контроль осуществляется при помощи управляющих стержней (произведенных из хорошо поглощающих нейтроны материалов, например, из кадмия), спускаемых в “горячую зону”. В своем реакторе Энрико Ферми использовал именно такие кадмиевые пластины для регуляции ядерной реакции. Реактор же в Окло никем не управлялся в обычном понимании этого термина.

Цепная реакция сопровождается выделением большого количества тепла, поэтому до сих пор было неясно, почему природные реакторы в Габоне не взрывались, а реакции саморегулировались.

Ныне ученые уверены, что знают ответ. Исследователи из Вашингтонского университета считают, что взрывов не случалось благодаря присутствию горных водных источников. В различных реакторах, созданных человеком, в качестве замедлителя используется графит, необходимый для поглощения испускаемых нейтронов и поддержания цепной реакции, а в Окло роль замедлителя реакции исполняла вода. Когда в природный реактор попадала вода, она закипала и испарялась, в результате чего цепная реакция на время приостанавливалась. На охлаждение реактора и накопление воды требовались примерно два с половиной часа, а длительность активного периода составляла порядка 30 минут, сообщает Nature.

Когда порода остывала, вода вновь просачивалась и запускала ядерную реакцию. И так, то вспыхивая, то угасая, реактор, мощность которого составляла порядка 25 кВт (что в 200 раз меньше, чем у самой первой атомной электростанции), проработал приблизительно 500 тысяч лет.

В Окло, как и на всей остальной Земле и в Солнечной системе в целом, два миллиарда лет назад относительное содержание изотопа 235U в урановой руде составляло 3000 на миллион атомов. В настоящее же время образование на Земле ядерного реактора естественным путём уже невозможно, поскольку в природном уране ощущается нехватка 235U.

Есть и еще целый ряд условий, выполнение которых обязательно для запуска природной реакции расщепления:

  1. Высокая общая концентрация урана
  2. Низкая концентрация поглотителей нейтронов
  3. Высокая концентрация замедлителя
  4. Минимальная или критическая масса для запуска реакции расщепления

Кроме того, что природой был запущен сам механизм естественного реактора, не может не волновать и следующий, пожалуй, самый “насущный” для мировой экологии вопрос: что же произошло с отходами естественной ядерной “энергостанции”?

В результате работы природного реактора образовалось около шести тонн продуктов деления и 2,5 тонны плутония. Основная масса радиоактивных отходов “захоронена” внутри кристаллической структуры минерала уранита, который обнаружен в теле руд Окло.

Неподходящие по размерам ионного радиуса элементы, которые не могут проникнуть сквозь решетку уранита, либо взаимопроникают, либо выщелачиваются.

Оклинский реактор “поведал” человечеству о том, как можно захоронить ядерные отходы так, чтобы это могильник был безвреден для окружающей среды. Есть свидетельства того, что на глубине свыше ста метров при отсутствии несвязанного кислорода практически все продукты ядерных захоронений не вышли за границы рудных тел. Зарегистрированы перемещения только таких элементов, как йод или цезий. Это дает возможность провести аналогию между природными процессами и технологическими.

Самое пристальное внимание защитников окружающей среды привлекает проблема миграции плутония. Известно, что плутоний практически целиком распадается до 235U, поэтому его неизменное количество может говорить о том, что избытка урана нет не только вне реактора, но также и вне гранул уранита, где образовывался плутоний во время активности реактора.

Плутоний – достаточно чужеродный элемент для биосферы, и встречается он в мизерной концентрации. Наряду с некоторым количеством в руде урановых месторождений, где он впоследствии распадается, немного плутония образуется из урана при взаимодействии с нейтронами космического происхождения. В малых количествах уран может встречаться в природе в различных концентрациях в абсолютно различных естественных средах – в гранитах, фосфоритах, апатитах, морской воде, почве и др.

В данный момент Окло – действующее урановое месторождение. Те рудные тела, которые располагаются у поверхности, добывают карьерным методом, а те, что на глубине, горными выработками.

Из семнадцати известных ныне ископаемых реакторов девять полностью засыпаны (недоступны).
Реакторная зона 15 – единственный реактор, который доступен через тоннель в шахте реактора. Остатки ископаемого реактора 15 ясно различимы как легкая серо-желтая цветастая скала, которая сложена, главным образом, из окиси урана.

93393Светлые цветные полоски в скалах выше реактора – это кварц, который выкристализовался из горячих подземных водных источников, циркулировавших в период активности реактора и после его угасания.

Однако как об альтернативной оценке событий того далекого времени можно упомянуть и о следующем мнении, связанном с последствиями работы природного реактора.

Предполагается, что природный ядерный реактор мог привести к многочисленным мутациям живых организмов в том регионе, подавляющее большинство которых вымерли как нежизнеспособные. Некоторые палеоантропологи считают, что именно высокая радиация вызвала неожиданные мутации у бродивших как раз неподалеку африканских предков человека и сделала их людьми (!), а может и наоборот – к появлению тех именно неандертальцев и тому подобным гибридам, которые потом Дарвин приписал к эволюции от обезьяны к человеку…..

Как бы там ни было, габонское чудо заставляет нас думать. Думать и искать ответы.

Японский ученый не смог предположить и то обстоятельство, что некоторые руды, благодаря своей пористости, могут удерживать в себе необходимое количество воды, чтобы замедлить скорость нейтронов и поддержать реакцию.

Итак, в открытом карьере в Окло (Габон), где шла разработка залежей урана, было обнаружено более дюжины зон, где когда-то происходили ядерные реакции. Удалось установить, что природный ядерный реактор заработал около двух миллиардов лет назад во времена протерозоя и действовал примерно 500—600 тысяч лет.

Позже в 35 километрах к юго-востоку от Окло в другом месторождении урана (Бангомбе) была обнаружена еще одна окаменелая реакторная зона. Попытки обнаружить нечто подобное в урановых месторождениях того же возраста в других частях света закончились неудачей.

Недавно ученые из Вашингтонского университета пришли к выводу, что работа естественного ядерного реактора в Окло поддерживалась благодаря наличию горных водных источников.

Горные ручьи играли роль замедлителя, необходимого для снижения скорости движения испускаемых нейтронов и поддержания цепной реакции. Когда вода попадала в природный реактор, она закипала и испарялась, в результате чего цепная реакция на время приостанавливалась. На охлаждение реактора и накопление воды шло около 2,5 часа, длительность активного периода составляла порядка 30 минут.

По мнению ученых, длительная работа этого естественного ядерного реактора могла привести к многочисленным мутациям живых организмов. Палеоантропологи не исключают, что радиация в данном регионе привела к мутации у африканских обезьян и таким образом способствовала их превращению в человека.

Природные реакторы могут взрываться?

При цепной реакции выделяется большое количество тепла, поэтому природные реакторы в Габоне вполне могли взорваться.

Этого не произошло только благодаря присутствию горных водных источников, вода которых выполняла роль замедлителя реакции. А если бы воды не было или она вдруг не вовремя иссякла? То произошел бы ядерный взрыв как на Марсе…

Дело в том, что на Марсе, как и на Земле, присутствуют оба компонента, необходимых для действия природного реактора, — подземная вода и запасы урана. Недавно профессор Джон Бранденбург из компании Orbital Technologies Corp предположил, что несколько сотен миллионов лет назад на Марсе произошел мощный взрыв естественного ядерного реактора, засыпавший половину планеты радиоактивной пылью и обломками.

На планетологической конференции в США ученый заявил: «Существуют свидетельства, что большой ядерный реактор сформировался и действовал на Марсе в северном Ацидалийском море (в западном полушарии планеты). Однако, в отличие от земных аналогов, этот естественный реактор был, по-видимому, значительно больше, производил уран-233 из тория и, судя по всему, разрушился в результате взрыва, выбросив значительное количество радиоактивных веществ на поверхность Марса».

Согласно расчетам Джона Бранденбурга, энергия взрыва была эквивалентна энергии от падения на поверхность 30-километрового астероида. В своем докладе он подчеркнул: «Высвобождение энергии было катастрофическим и привело к выбросу облака пыли и пепла, как от мощного удара астероида. Это привело к выпадению радиоактивной пыли и обломков на значительной части поверхности планеты, и этот слой был обогащен ураном и торием».

Надо отметить, что гипотеза ученого не является чисто умозрительной, на северо-западе Ацидалийского моря на самом деле находится регион с повышенной концентрацией тория и наличием радиоактивных изотопов калия. А в атмосфере планеты зафиксировано присутствие возникающих в результате ядерных реакций газов — аргона-40 и ксенона-129.

Правда, научное сообщество отнеслось к гипотезе Бранденбурга с изрядным скептицизмом. Например, профессор Университета Вашингтона в Сент-Луисе Александр Мешик, который занимался исследованием древнего естественного реактора в Окло, комментируя эту гипотезу, заявил, что на Марсе маловероятно даже формирование полноценного месторождения урана. А по мнению Ларса Борга из Ливерморской национальной лаборатории, все особенности, на которые акцентирует внимание Бранденбург, могут быть связаны с рядовыми геологическими процессами, а не с ядерной реакцией.

Ну, если на Марсе взрыва природного ядерного реактора не было, то, может, стоит поискать нечто подобное на Земле?

Например, у нас в стране есть довольно загадочная Саянская котловина. Считают, что взрыв, в результате которого она образовалась, произошел в Х—ХII веках. На площади в 100 кв. км в скальной породе образовалась выемка глубиной в десятки метров. Это место пользуется у бурятов дурной славой, они называют его «Мертвой дырой».

В 50-х годах в этом месте работала экспедиция геологов, которые искали урановые месторождения. Несмотря на предупреждения местных жителей, геологи разбили свой лагерь прямо в котловине. Залежи урановой руды они нашли, но вот через несколько месяцев все они скончались…

По мнению И. Гартинсона, ученого из Института проблем Земли Сибирского отделения РАН, «Мертвая дыра» образовалась в результате взрыва, последовавшего из-за самопроизвольной ядерной реакции.

Конечно, возникает вопрос — возможен ли где-нибудь еще такой природный ядерный взрыв? По мнению экспертов, такое сейчас невозможно. Дело в том, что на данный момент природная концентрация урана-235 снизилась и цепная реакция исключена. Так что теперь нам стоит больше опасаться современных АЭС, чем природных «атомных бомб».

И еще одно дополнение для размышления, про поднятие уровня поверхности земли.

Например, более чем на метр поднялся уровень поверхности земли в Непале после землетрясения.

Более чем на метр поднялся уровень поверхности земли в Непале после разрушительного землетрясения. Такие данные обнародовали ученые японского Национального Управления географической информации.

Уровень поднялся по всей разрушенной территории площадью 19 тысяч  200 квадратных километров местами  до 120 сантиметров. На метр поднялись и земли в окрестностях Эвереста. Таким образом высочайшая вершина земли  уменьшилась на 2,5 сантиметра. По последним данным, катастрофа в Непале унесла жизни более 7,5 тысяч человек, еще14 тысяч ранены. Разрушено около 140 тысяч жилых домов и строений, еще столько же нуждаются в реконструкции.

К чему это?

Вероятнее всего, что при взрыве природного реактора, который мог являться своего рода извержением вулкана, сопровождающегося землетрясением почти всю Землю покрыл слой пепла и песка.

Хотя об извержениях вулканов пишут очень много, тем не менее некоторые факты остаются малоизвестными.

Например, какое извержение исторического времени следует считать самым сильным? Взрыв Везувия или Этны? Извержение вулкана Мон-Пеле на острове Мартиника или Кракатау в Индонезии? Или ни одно из них! Сейчас самым крупным ученые-вулканологи признают извержение вулкана Тамбора на маленьком неведомом островке Сумбава вблизи Явы.

Вулкан родился в 1812 году. Окруженный садами и небольшими селениями, он мирно дремал несколько лет Никто из жителей и не подозревал, что они живут рядом с сущим адом, который может разверзнуться и погубить все живое. Уже через три года, в 1815 году (в год падения Наполеона) произошло одно из мощнейших (из числа известных в историческую эпоху) извержений Тамборы. В середине апреля гул взрывов разнесся на 1400 километров, и все небо покрылось черной зловещей пеленой. Лавины пепла обрушились не только на Сумбаву, но и на соседние острова – Ломбок, Бали, Мадуру и Яву. Наиболее сильные эксплозии произошли в последующие дни – 10, 11 и 12 апреля, когда взрывы ощущались на расстоянии 1750 километров от Тамборы. В воздух были выброшены колоссальные массы песка и вулканической пыли.

Расположенные поблизости от вулкана государства Пекат, Сангар, Темборо и большая часть Домпо и Бима были засыпаны метровым слоем пепла, под тяжестью которого даже в 111 километрах от Тамборы были разрушены жилища и другие постройки. Из его кратера на расстояние более сорока километров выбрасывались тринадцатиметровые вулканические бомбы. Тучи пепла закрыли небосвод на площади радиусом до пятисот километров. Здесь в течение трех дней стояла кромешная тьма, которая повергла в ужас миллионы людей на территории, равной Франции.

Первоначально высота огнедышащей горы была четыре тысячи метров, после извержения она уменьшилась почти на полторы тысячи. В камни, раскаленный песок и пепел превратились десятки кубических километров породы, слагавшей молодой вулкан. Известный бельгийский вулканолог Гарун Тазиев в своей книге “Встречи с дьяволом” потом написал: “Если бы вся эта масса обрушилась на Париж, над городом образовался бы “могильный холм” высотой больше тысячи метров”. На месте исчезнувшей вершины вулкана Тамбора образовалась гигантская кальдера – впадина с диаметром в семь километров и глубиной около семисот метров. В такую воронку с успехом можно было бы опустить не одну Эйфелеву башню. При образовании кальдеры было перемещено (по самым умеренным оценкам) 150 кубических километров горных пород.

Этот “провал” породил в заливе Бима гигантскую волну-цунами, которая разрушила множество зданий, с корнем вырвала деревья и выбросила далеко на остров большие корабли, стоявшие на рейде.

Извержение вулкана Тамбора потрясло весь Индонезийский архипелаг. Это была одна из самых грозных и опустошительных катастроф за последние тысячелетия в истории Земли. На острове Борнео, удаленном от Тамборы на 750 километров, выпало так много пепла, что местные жители даже время после этого стали исчислять как от “года большого выпадения пепла”. Энергия, выделившаяся при извержении Тамборы, эквивалентна взрыву 200 000 атомных бомб. Кальдера вулкана при своем зарождении погубила 92 тысячи человек, из всей области уцелело лишь 29 жителей.

Вулкан превратил в безжизненную пустыню некогда цветущие земли. От голода, явившегося последствием извержения на острове Сумбава погибли 48 000 человек, а на острове Ламбок – 44 000. Около пяти тысяч человек погибло на острове Бали.

Выброшенный Тамборой в атмосферу вулканический пепел оказал влияние и на климат Европы. Год 1815 называют “годом без лета”. В Лондоне было на два-три градуса холоднее обычного, а в Северной Америке в том году даже не вызрел урожай. Настал голод в Ирландии и Уэльсе, и вина за все это лежала на находящемся за тысячи километров вулкане Тамбора.

А теперь представьте что было при взрыве природного ядерного реактора?

Не даром вся Африка, в котором и находится этот природный реактор, вся сплошная пустыня.

Можно продолжать думать, что всё это сплошная выдумка, думать о том, что человек на Земле появился недавно или то что жизнь на Земле появилась благодаря опытам внеземной цивилизации – все эти выводы отчасти верны, но не раскрывают всей истины. И нам предстоит ещё очень много открытий, которые могут перевернуть всё наше представление об истории нашей планеты и нашей Родины, в том числе.

Специально для "РУССКОЙ СИЛЫ" подготовил Макс Елев