Проект 21 века – экономический пояс Шёлкового пути

Юй Чжочао, научный сотрудник
Отдел стратегических исследований Института России, Восточной Европы и Центральной Азии Китайской академии Общественных Наук

16 сентября 2013 г., во время визита в Казахстан Председатель КНР Си Цзиньпин выступил в Назарбаев Университете с речью «Развитие дружбы народов ради прекрасного будущего» и впервые предложил стратегическую инициативу сформировать «Экономический пояс Шёлкового пути» совместно со странами Центральной Азии.

03 октября 2013 г., в ходе визита в Индонезию Председатель КНР выдвинул аналогичный план для расширения сотрудничества Китая со странами Западной, Южной и Юго-Восточной Азии, а также Восточной Африки и Европы под названием «Морской Шёлковый путь XXI века» .

15 ноября 2013 г., на 3-м пленуме ЦК КПК 18-го созыва в Пекине было принято правительственное постановление, которое вновь особо подчеркнуло необходимость создания концепции «Экономического пояса Шёлкового пути» и «Морского Шёлкового пути XXI века».

28 марта 2015 г., по поручению Государственного совета КНР, был опубликован документ «Концепция и план действий по содействию совместному строительству “Экономического пояса Шёлкового пути” и “Морского Шёлкового пути 21-го века», подготовленный Государственным комитетом по делам развития и реформ, Министерством иностранных дел и Министерством коммерции КНР.

Задачи концепции «Экономического пояса Шёлкового пути»

На пути формирования «Экономического пояса Шёлкового пути» Китаю приходится решать несколько ключевых задач.

Во-первых, участники проекта должны обменяться мнениями относительно путей экономического развития для того, чтобы выявить потенциальные конфликтные точки, устранить их и приступить к объединению стратегий развития с учетом экономической, политической, правовой практик стран – участниц этого проекта.

Во-вторых, Китай нацелен на строительство, развитие и совершенствование транспортной инфраструктуры «Экономического пояса Шёлкового пути», особенно в трансграничных районах. Таким образом, должна быть сформирована транзитно-транспортная система, которая объединит страны Центральной Азии и Китай, а также свяжет регион с Африкой и Европой. Китай придает чрезвычайно большое значение решению этой задачи; страна нацелена на создание современной, безупречно функционирующей транспортно-логистической системы.

В-третьих, постепенное снижение, а затем полная ликвидация торговых и инвестиционных барьеров между участниками «Экономического пояса Шелкового пути». Это необходимо для раскрытия, в рамках концепции, торгового и инвестиционного потенциалов стран-участниц, чтобы скорость движения капиталов внутри экономической системы была максимально возможной, т. е. усиление многостороннего сотрудничества в финансовой сфере, обеспечение бесперебойного денежного обращения, гармонизация валютных систем стран-участниц. При решении этой задачи предполагается создать сеть региональных финансовых организаций развития и оптимизировать движение финансовых потоков.

В-четвертых, особую значимость имеет аспект активизации международных отношений. Китай в рамках концепции «Экономический пояс Шёлкового пути» стремится к развитию дружественных, взаимовыгодных связей, пытается обеспечить взаимопонимание между сообществами. «Мораль выше интересов» – на такой основе предполагается развивать контакты между странами – участницами «Экономического пояса Шёлкового пути».

Цели концепции «Экономического пояса Шёлкового пути»

Основные цели концепции «Экономического пояса Шёлкового пути» состоят из пяти аспектов по улучшению делового сотрудничества и реализации совместных проектов в евразийском регионе всех заинтересованных стран:

– Во-первых, согласование политических установок. Стороны могли бы обменяться мнениями по стратегии и политике экономического развития, и, исходя из принципа поисков общей почвы при существующих расхождениях, осуществлять органичное соединение стратегий экономического развития всех заинтересованных стран, согласовывать и разрабатывать программу и меры по региональному сотрудничеству и в политическом и в правовом планах, формировать все необходимые условия для региональной экономической интеграции .

Во-вторых, развитие транспортного сообщения. В Китае говорят: «Чтобы стать богатыми, надо сначала строить дороги». Такое мнение, кстати, разделяют во многих странах мира. Китай, совместно с соседними странами, должен активно совершенствовать транспортную инфраструктуру в трансграничных регионах, постепенно формировать транзитно-транспортную сеть, связывающую субрегионы Азии, с выходом на Ближний Восток, Европу и Африку, и таким образом исправить ситуацию, которую можно характеризовать как: «нет дороги – нет связи», «дорога есть, а связи нет» или «связь хоть и есть, но с перебоями».

В-третьих, стимулирование взаимной торговли. Для этого будут обсуждаться вопросы об упрощении процедур торговли и инвестиций, принятии соответствующих мер, нацеленных на ликвидацию торговых и инвестиционных барьеров, повышении скорости движения и качества региональной экономики, полнейшем раскрытии потенциала торгово-инвестиционного сотрудничества всех подключившихся к проекту стран .

В-четвертых, обеспечение денежного обращения. Необходимо продвигать ведение расчетов в национальных валютах и взаимный обмен валютами, усилить двустороннее и многостороннее сотрудничество в финансовой сфере с созданием региональных финансовых организаций развития, сократить операционные издержки, посредством региональных соглашений укрепить финансовые системы для противостояния рискам и, в конечном счете, повысить конкурентоспособность в мировой экономике.

В-пятых, активизация человеческих контактов. Как это ни банально, но отношения между странами во многом зависят от близости и взаимопонимания их народов. Китай готов неустанно укреплять социальную основу взаимоотношений с соседними странами, содействовать осуществлению межцивилизационных контактов и диалога, развивать дружественные отношения между людьми, в частности, между самыми широкими кругами общественности, укреплять взаимопонимание и традиционную дружбу.

Преимущества концепции «Экономический пояс Шёлкового пути»

Очевидно, что «Экономический пояс Шёлкового пути» вступил в конкуренцию с другими проектами евразийской направленности. В частности, с Евразийским экономическим союзом, продвигаемым Россией и так называемым «Новым Шёлковым путем», который пытается реализовать США. По сравнению с ними китайский проект, по нашему мнению, имеет ряд преимуществ.

Во-первых, продолжение «исторического» духа Шёлкового пути. «Экономический пояс Шёлкового пути» развивается на основе древнего Шёлкового пути, их объединяют близкие или, по крайней мере – не противоречащие друг другу культурные и цивилизационные нормы. Он простирается во всех направлениях, а не только на Восток (как ЕврАзЭС) и объединяет население в 3 млрд. человек, а ЕврАзЭС – в лучшем случае около 0,2 млрд. человек.

Во-вторых, укрепление гармоничного сосуществования. Китай сознательно отказался от лидирующей роли в регионе. Экономический пояс исключает вмешательство во внутреннюю политику государств и какие-либо попытки ущемления интересов стран – участниц проекта. Приоритетным является взаимовыгодное экономическое сотрудничество.

В-третьих, удобное географическое расположение. Китай имеет общую границу с тремя странами Центральной Азии и странами Юго-Восточной Азии, что позволяет ему выстроить эффективную транспортную инфраструктуру во всем макрорегионе. Более того, логическим продолжением континентального «Экономического пояса Шелкового пути» будет включение в его сферу стран Закавказья, в частности Азербайджана, Армении, Грузии, Абхазии и Южной Осетии.

В-четвертых, значительные финансовые ресурсы. Безусловным фактором превосходства «Экономического пояса Шелкового пути» над другими проектами является финансовое могущество Китая, который способен финансировать грандиозный проект без ущерба для своей экономики и без угроз внешней стабильности в регионе.

Факторы, влияющие на реализацию проекта

Анализируя реализацию данной концепции, необходимо учитывать несколько важнейших нюансов.

Во-первых, в Центрально-Азиатском регионе наблюдается конкурентная борьба между мировыми державами. Каждый из крупных международных субъектов предлагает свой путь решения региональных проблем, подталкивая остальные государства к так называемому «окончательному геополитическому выбору». Это может привести к превращению региона в объект одностороннего внешнего влияния одного из глобальных центров силы, либо к медленному, но опасному росту конфликтного потенциала, вызванного соперничеством за регион между Китаем, Россией и западным миром, а также крупными государствами мусульманского региона.

Во-вторых, есть два стратегических «шёлковых проекта» – прозападный и евразийский. Оба транспортных коридора между собой тесно переплетены и имеют ряд общих маршрутов, что только усиливает степень конкуренции, где победитель может быть только один. Ключевым транзитером евразийского коридора является Россия, в то время как проамериканский «Новый Шелковый путь» выстроен вобход границ РФ, а его ключевыми транзитерами являются Афганистан (в Центральной Азии) и Турция (на Ближнем Востоке).

В-третьих, «шёлковые нити» обоих конкурирующих проектов ведут в Китай. Пекин, разумеется, пользуется соответствующими преимуществами и работает в транспортных проектах как с Россией (в рамках ШОС), так и с Западом. Однако, как представляется, вряд ли в Китае питают иллюзии относительно искренности намерений Запада, который преследует в отношении Пекина не менее «ограничительные» планы, что и в отношении Москвы. В перспективе Запад будет пытаться разыграть уйгурскую карту против Китая, чтобы таким образом отсечь Китай от Центральной и Южной Азии.

В-четвертых, Россия является одной из ключевых транзитеров по евразийскому коридору. На первый взгляд Москва может таким образом подпасть под зависимость от китайских поставок. Но у России есть главный транзитный козырь – Северный Морской путь (СМП), являющийся кратчайшим маршрутом из европейской части РФ во Владивосток. В любом случае при реализации проектов евразийского «Шёлкового пути» «на обочине» торговли оказываются Южная Корея и Япония, которые, будучи вытесненными из Азиатско-Тихоокеанского региона, подпадают под монопольную зависимость от России. (не понятно, на чем основаны такие выводы?! – В.Б.).

В-пятых, среди стран Центральной Азии выявились определенные противоречия относительно выбора различных векторов интеграции. Так, Казахстан выбирает тесное сотрудничество в рамках Евразийского экономического союза, Киргизия и Таджикистан пока окончательно не определились с решением, в то время как Узбекистан занял выжидательную позицию. Вместе с этим у КНР вызывает беспокойство сближение отношений официального Ташкента с Вашингтоном на дипломатическом уровне и в военно-политической сфере.

В-шестых, интеграционные объединения, предложенные Россией и США, в определенной степени направлены на ограничение китайского присутствия в Центральной Азии. В частности, по мнению ряда китайских исследователей, целью американского проекта «Нового Шёлкового пути» является объединение Центральной Азии с Афганистаном для того, чтобы политически сдерживать устремления КНР в данный регион, в то время как российская инициатива в виде ТС, ЕЭП и ЕАЭС в качестве исторического лидера на евразийском пространстве также противодействует китайскому проникновению в экономическом плане.

Заключение

«Экономический пояс Шёлкового пути» заключается не просто в том, чтобы отыскать какие-либо исторические следы, важные события и попытаться «второй раз войти в реку». Это взвешенная и вполне реализуемая программа, нацеленная на развитие экономики, улучшение благосостояния народов, ускорение реструктуризации и модернизации, углубление культурного взаимодействия. Она имеет актуальное значение для продвижения региональной интеграции, активизации сил Азии и мирового экономического развития.

«Экономический пояс Шёлкового пути» – это не интеграционная структура, не региональная или международная организация, а инициатива взаимовыгодного сотрудничества и совместного развития. Она открыта, всеобъемлюща, лишена жестких ограничительных рамок, и приветствует участие всех стран и международных организаций.

«Экономический пояс Шёлкового пути» – это системная программа на долгосрочную перспективу, которая, конечно же, не может быть реализована за один день. Требуется целый комплекс кропотливой и терпеливой работы. Необходимо вести дела не спеша, не торопясь, последовательно и поэтапно, по принципу «начинать с легких вопросов и постепенно переходить к более трудным», шаг за шагом выходя на масштабное региональное сотрудничество.

Перевод с китайского – Трансазиатские коммуникации

Проект 21 века – экономический пояс Шёлкового пути