«Мы стоит на пороге очередной «Цусимы»…

Понравилась новость?
0

ВМФ России сегодня небоеспособен против современной минной угрозы. Данный факт давно известен не только специалистам но и все кто так или иначе интересуется ВМФ. Разумеется, прекрасно известен он и нашим «так называемым партнерам».

12 февраля СМИ опубликовало сообщение, со ссылкой на заявление Генерального директора Средне-Невского судостроительного завода Середохо В.А., о срыве сроков сдачи нового базового тральщика-искателя «Александр Обухов» проекта 12700 («из-за отказа французских партнеров поставить необходимое оборудование»).

«Проходящий испытания» головной БТЩ «Александр Обухов» во льдах Кронштадта 27.02.2016г.
Источник: http://forums.airbase.ru

Увы, реальная ситуация много хуже.И здесь нет вины Владимира Александровича, – уважаемого и заслуженного кораблестроителя, он сам является заложником сложившейся ситуации (при этом, не имея возможности повлиять на ее разрешение). ОАО «Средне-Невский судостроительных завод» активно работает и развивается, и противоминные проблемы ВМФ имеют совершенно иные причины, нежели работа завода.

Вопрос критического состояния с противоминной обороной (ПМО) ВМФ многократно поднимался ранее рядом специалистов (в т.ч. в СМИ):

2007г., В.А. Катенин, д.в.н.,А.В. Катенин, к.т.н. (ГНИНГИ МО РФ): «тральные силы ВМФ не в состоянии эффективно бороться с современной минной угрозой. … устарели не только морально, но и физически и к 2016 г. можно ожидать практического исчезновения минно-тральных сил как таковых. Осознание политическим и военным руководством страны минной угрозы и деградации отечественных минно-тральных сил должно стать первым шагом на пути решения этой остро стоящей проблемы» («Оборонный заказ» №15-2007).

2010г., «ВПК», М.А.Климов: «…общее неудовлетворительное состояние минно-тральных сил отечественного ВМФ. Его противоминные возможности настолько низки, что ставят под сомнение принципиальную возможность обеспечить в условиях современной минной угрозы развертывание сил ВМФ РФ из своих ба. … несмотря на успешное прохождение МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» государственных испытаний, сегодня в ВМФ он один! Для сравнения: в ВМС Польши – 3 модернизированных ТЩИМ проекта 206FM, Эстонии – 5 ТЩИМ, Латвии – 5 ТЩИМ»

2014г., «ВПК» М.А.Климов: «к 1991 году ВМФ СССР пришел с многочисленными, но морально устаревшими тральными силами, неспособными бороться с современной минной угрозой. ….

В связи с тяжелой экономической ситуацией и наличием корпуса морского тральщика (МТЩ) проекта 266МЭ с высокой степенью готовности было принято решение оустановке на него новых противоминных систем. Достройка по откорректированному проекту единственного стального МТЩ, заведомо не обладавшего серийностью, стала роковой ошибкой ВМФ. Новые противоминные системы надо было устанавливать в корпус массового деревянного базового тральщика (БТЩ) проекта 1265, с модернизацией под них БТЩ боевого состава и постройкой небольшой серии новых…. Если бы мы пошли по этому пути, в составе ВМФ оказалась бы сейчас пара десятков современных ТЩИМ.

Грустным памятником этой поразительной слепоте ВМФ стали два последних корпуса проекта 1265, от достройки которых флот отказался. Завод-строитель (петрозаводский «Авангард») разорился, и корабли, оставшиеся даже без причальной стенки, долго мыкались по озеру, пока не погибли.

… обозначенные темпы строительства БТЩ проекта 12700 ни в коей мере не обеспечивают решения в ближайшие годы критической проблемы ПМО.

Альтернативы экстренной модернизации тральщиков боевого состава нет»

Два последних корпуса БТЩ проекта 1265, от достройки которых ВМФ отказался.
Источник: http://forums.airbase.ru

Из рапорта Главнокомандующему ВМФ адмиралу Чиркову В.В. вх.11977 от 21.11.14:

«Настоящую ситуацию с морским подводным оружием (МПО) ВМФ можно коротко охарактеризовать как «корабли (ПЛ) безоружны и беззащитны». Мы стоит на пороге очередной «Цусимы», получить которую можем не только от ВМС США, но даже ……… (в силу антикварности и небоеспособности противоминных сил ВМФ от современной минной угрозы).

Планируемые меры («Концепция развития МПО ВМФ», ОКР …. ….. …..и т.д.) не только не решают этих острых проблем, но консервируют огромный разрыв с западными странами (доходящий до 50 лет!) и далее.

Главных причин четыре:

  • отсутствие современного научно-технического задела (и комплексных экспериментальных НИР для его получения);
  • мизерная и необъективная статистика стрельб как в ходе БП ВМФ, так и испытаний новых образцов, причем в заведомо упрощенных условиях, – до сих пор не было НИ ОДНОГО реального испытания …;
  • сложившая в системе ВМФ и МО система фальсификации информации по обстановке с МПО и испытаний (сюда же – заведомые и сознательные «прослабления» в Программах и методиках испытаний), дезинформация руководства и командования о реальном положении дел и масштабах отставания от вероятного противника;
  • сознательные действия (бездействия) лиц (в т.ч. в МО РФ и ВМФ) и ведущих организаций (и их лоббистов) по исключению разработки и принятия на вооружение ВМФ современного МПО.

Критическая проблема ВМФ – противоминная оборона (ПМО). В марте этого года [2014] передал начальнику Службы морского подводного оружия ВМФ …. документ (в приложении) по обстановке, возможных последствиях и необходимых мерах …. с учетом складывающейся военно-политической обстановки. Необходимые меры не предпринимаются. «Надежды» на ИСПУМ не имеют под собой надежных оснований.

Приложение №1. Состояние противоминных сил ВМФ (и …).

Сегодняшний уровень противоминных сил ВМФ соответствует 50-60гг прошлого века (т.к. потеряли даже то, что было в 70х, например буксируемые искатели и шнуровые заряды). Имеемые в составе ВМФ тральщики фактически брошены – в отличии от зарубежных, никакой модернизации с внедрением новых противоминных систем на них не проводилось. Доходит просто до позорных для ВМФ и РФ эпизодов совместных учений (например, ежегодных «OpenSpirit» на Балтике):

Западные тральщики-искатели: «Последующие сообщения из района учений напоминали боевые сводки:7 сентября – обнаружено и уничтожено 11 русских и немецких якорных мин. 5 мин у бельгийского тральщика «Primula», 3 мины на счету французского тральщика «L’Aigle», по одной мине у латвийского «Таливалдиса», польской «Чайки» и команды водолазов. 10 сентября – обнаружено 25 мин, из которых 12 на счету «Таливалдиса». 11 сентября – найдено 46 мин. На счету «Таливалдиса» – 18 мин. На 12 сентября всеми кораблями обнаружено 57 мин, уничтожено 55 мин. «Таливалдис» нашёл 20 мин».

Отечественные тральщики:«… российские тральные корабли на всех учениях «OpenSpirit» демонстрируют только работу с буксируемыми тралами, подсекая выставленные специально для них учебные мины – ставят 28-метровый трал и со скоростью 8-9 узлов, тянут его за собой. В то же время другие участники учений занимаются поисками подводных объектов с помощью телеуправляемых подводных аппаратов РАР-104, используя сонары и базы данных подводных объектов».

Это просто приговор противоминным силам ВМФ РФ, сегодня отставших на полстоления не только от ВМС развитых стран, но и ВМС стран Балтии!

На единственном тральщике-искателе ВМФ “Вице-адмирал Захарьин” (ЧФ, Новороссийская ВМБ) новые противоминные системы или законсервированы («Маевка») или ….

Новый контейнерный противоминный комплекс «Маевка», успешно прошедший испытания в 2007г. на тральщике “Валентин Пикуль” (ЧФ, Новороссийская ВМБ), перед войной 888 вывезли на ответственное хранение … в Москву.

Перспективные тральщики проекта 12700 «Александрит» – специалисты прекрасно понимают, что серия этих, крайне дорогих, тральщиков (причем разработка которых еще не завершена!) если и будет, то малая, в то время как ВМФ нужные не «несколько тральщиков для парадов» а ПРОТИВОМИННЫЕ СИЛЫ – десятки современных ПМК, причем не «в светлом будущем завтра», а еще вчера!

… Однако планируемое серийное производство комплексов «Маевка» было сорвано интригами ряда лиц, принятие на вооружение «Маевки» саботируется.

Считаю необходимым в кратчайшие сроки (экстренные меры):

  1. Ввод в строй и освоение личным составом СТИУМ «Маевка» на МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» с последующим переходом его в Севастополь.
  2. Доставка на ЧФ и монтаж на МТЩ «Валентин Пикуль» контейнерной модификации комплекса, с освоением его личным составом. Выполнение … для обеспечения которой передавался контейнерный комплекс прекратить, т.к. …
  3. Привлечение для этих работ Главного конструктора комплекса «Маевка» и необходимых специалистов …
  4. Немедленное откомандирование в … специалистов 1 ЦНИИ МО для разработки ….
  5. Устранение недостатков по результатам Государственных испытаний … …
  6. 6. … Далее:
  7. Завершить принятие на вооружение на вооружение комплекса «Маевка».
  8. Открыть ОКР по модернизации комплекса «Маевка» (срок 1 год)
  9. Начать его серийный выпуск (в контейнерном варианте) с проведением модернизации тральщиков боевого состава ВМФ.
  10. Объективный анализ ОКР ИСПУМ. При неудовлетворительных результатах, – установка на ПМК проекта 12700 отработанных комплексов МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» (в т.ч. модернизированной «Маевки»).
  11. Открытие уже в 2014г. НИР и ОКР с жесткими сроками, причем с конкурсом на уровне межведомственных испытаний опытных образцов и завершения, по тематике:
    • противоминных безэкипажных катеров;
    • одноразовых противоминных аппаратов – уничтожителей.

…. немедленной закупки (в ГОЗ-2015г.) малой серии БЭК (возможно в уменьшенной комплектации, без …) для проведения испытаний на флотах, выработки тактики их применения и требований к перспективным БЭК ПМО. Для этого необходимо в кратчайшие сроки выдать и согласовать ТТЗ на БЭК ПМО и провести испытания … для получения литеры О1 ….»

01.10.2015 «Морское подводное оружие России сегодня и завтра. Состоится ли прорыв из «торпедного кризиса»?: «Сегодняшний уровень противоминных сил ВМФ соответствует 50-60гг прошлого века (т.к. потеряли даже то, что было в 70х). Имеемые в составе ВМФ тральщики фактически брошены – в отличии от зарубежных, никакой модернизации с внедрением новых противоминных систем на них не проводилось.

Вместе с тем имеются (разработаны, успешно прошли испытания):

  • АСУ ПМД «Диез» (ОАО «Марс», Ульяновск);
  • подкильная ГАС «Ливадия» (ЗАО «Аквамарин», С-Петербург);
  • СТИУМ «Маевка» (ОАО «ГНПП «Регион», Москва)

Нужна экстренная модернизация имеемых противоминных сил ВМФ с оснащением их современными эффективными системами поиска и уничтожения мин. …

Строительство перспективных ПМК проекта 12700 должно быть одним из приоритетов ВМФ, однако запланированные темпы строительства проблемы ПМО ВМФ в среднесрочной перспективе не решают. МВИ ИСПУМ еще не пройдены…»

Что из этого сделано?

По модернизации тральщиков – ничего.

Модернизации «Маевки» – и подготовки ее серийного производства – как не было,так и нет. В зачетном противоминном учении минно-тральных сил Черноморского флота (с «заявкой» на приз Главкома) МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» участвовал без нового противоминного вооружения (в чем мог убедиться каждый в Севастополе), – что исчерпывающе характеризует техническое «состояние» противоминного комплекса единственного в ВМФ тральщика-искателя. Возникает вопрос, о каком «призе Главкома» может идти речь в ситуации, когда не в строю главное оружие корабля?

БЭК ПМО – как не было, так и нет.

ВМФ России небоеспособен против современных донных мин …

Все это «оправдывалось» «надеждами» … на новые ИСПУМ и серию БТЩ проекта 12700, … при том, что даже плановые сроки поступления этих кораблей ВМФ «обещали» до 2025г. всего лишь порядка десяти новых БТЩ.Для сравнения сегодня в составе «ведущих мировых флотов» тральщиков-искателей: Эстония – 3, Латвия – 5, Литва – 3, Турция -11, Япония – 23. Т.е. серия БТЩ проекта 12700 даже в среднесрочной перспективе ни в коей мере не решает проблемы противоминной немощи ВМФ, – даже при выполнении всех сроков и требований по разработке его противоминному комплексу ИСПУМ.

12 февраля 2006г. открыто прозвучало то, что специалисты знали давно (и ждали, – именно так!) – сроки создания ИСПУМ длябудут в лучшем случае сорваны (о худшем, – не хочется думать…).

«Все все знают» (включая Чиркова В.В.), однако практически ничего не делается.

И здесь возникает вопрос о имеющемся техническом заделе.

МТЩ «Вице-адмирал Захарьин»: успешно прошли испытания:

  • Автоматизированная система управления противоминными действиями (АСУ) ПМД «Диез» (ОАО «Марс»);
  • Самоходный телеуправляемый искатель-уничтожитель мин (СТИУМ) «Маевка» (ОАО «ГНПП «Регион»);
  • подкильная ГАС «Ливадия» (ЗАО «Аквамарин»).

Испытания самоходного аппарата (СТА)с ГАС «Ливадия» закончились неудачей (после 2009г., СТА «Ливадия» в рекламных материалах ЗАО «Аквамарин» была заменена на буксируемый гидролокатор бокового обзора (ГБО)). Для прикрытия этого, на уровне высокопоставленных начальников, активно распускались слухи о якобы «провале испытаний» «Маевкой» (что не соответствует истине). К сожалению, реальные характеристики изделий ЗАО «Аквамарин» далеко не всегда соответствуют своим рекламным характеристикам. Тем не менее,как подкильная ГАС (ПГАС) «Ливадия» получилась вполне достойной.

Таким образом, имеем реальный прошедший испытания на МТЩ «Вице-адмирал Захарьин» новый противоминный комплекс:СТИУМ «Маевка»- АСУ ПМД «Диез»- ПГАС «Ливадия», имеющий значительные резервы по модернизации и повышению ТТХ. Например, установка на СТИУМ «Маевка» ГБО резко повышает поисковую производительность тральщика, «перекрывая» возможности неудачного СТА «Ливадия».

Кроме того, в составе ОКР «Маевка», была разработана контейнерная модификация комплекса, успешно прошедшая испытания в 2007г. на МТЩ «Валентин Пикуль» Черноморского флота, но после этого вывезенная на «длительное хранение» в Москву.

Тральщики ВМФ проектов 1265 и 266М имеют, весьма неплохую для своего времени ГАС миноискания МГ-89 (разработана на рубеже 60х-70х годов). ОАО «Океанприбор» уже много лет предлагает модернизацию этой ГАС, с значительным повышением ее ТТХ (причем в условиях ВМФ, и даже без доковых работ), однако у ВМФ эти предложения интереса не вызвали (в отличии от ВМС других стран, давно модернизировавших (или заменивших) эти ГАС у себя).

Польская модернизация ГАС МГ-89. Штатно стоит на вооружении ВМС Польши.
Источник: Максим Климов

Комплект модернизированных ГАС МГ-89М (или ГАС «Кабарга» на проектах 10750 и 12660) и контейнерной СТИУМ «Маевка» мог бы в короткие сроки восстановить боеспособность имеющихся противоминных сил ВМФ и придать им способность борьбы с современными донными минами. Безусловно, возможности таких тральщиков-искателей будут несколько ограничены из-за отсутствия АСУ ПМД, но это все равно лучше чем ничего (тем более что функции АСУ частично реализованы в комплексе «Маевка»).

Здесь есть «подводный камень», – требование динамического позиционирования при работе с СТИУМ, которого наши тральщики не имеют. Непомерные финансовые требования ЦКБ «Алмаз» по стоимости модернизации тральщиков (приведу только одни пример, – заявленная стоимость механического устройства отвода кабеля составляла 10-20 млн. руб!!!) в значительной мере сформировали негативное отношение к вопросу модернизации тральщиков в ВМФ. Однако, данная проблема имеет простое и эффективное решение – проведение модернизации без «Алмаза», с установкой контейнерных систем (в первую очередь «Маевки», с включение УОК в его состав). По мнению некоторых опытных командиров тральщиков, наличие винтов регулируемого шага (на 1265 и 266М проектах) позволяет обойтись при работе с СТИУМ и без системы динамического позиционирования (или постановки на якорь), тем более что режим совместного движения СТИУМ и тральщика в «Маевке» был реализован и успешно прошел испытания.

СТИУМ «Маевка» спускает на воду МТЩ «Валентин Пикуль» (испытания контейнерной модификации комплекса, 2007г.)
Источник: Максим Климов

Еще одним «контраргументом модернизации» является – «тральщики скоро придется списывать, а что с новыми комплексами делать?», при том что пока совершенно непонятны реальные результаты и возможности ИСПУМ (и здесь модернизированная «Маевка» был бы реальным и заведомо рабочим резервом), а главное – БТЩ проекта 12700 не только не обеспечивают решение проблем ПМО по темпам строительства, но и имеет (из-за большого водоизмещения) значительные ограничения при работе на малых глубинах.

Очевидной ошибкой ВМФ является отказ от строительства новых рейдовых тральщиков проекта 10750Э, которые категорически нужны ВМФ, в первую очередь для работы на мелководье. Здесь, безусловно встает вопрос, – какой противоминный комплекс на них ставить? Вопрос, имеющий очевидный ответ – модернизированные «Ливадия»-«Маевка»-«Диез» (в т.ч. «перестановкой» контейнерной «Маевки» с списываемых тральщиков).

Одним из эффективных мер по разрешению проблем ПМО и модернизации тральщиков ВМФ является оснащение их безэкипажными катерами (БЭК) ПМО.

При этом организация разработки и поставки БЭК ПМО оптимально должна предусматривать этапность работ, с созданием «базовой минимальной модификации» в кратчайший срок, с последующим наращиванием возможностей БЭК отдельными модулями, с самостоятельным прохождения ими испытаний и получений литеры О1 для серийного производства.

Категорически необходимо изменения отношения со стороны заинтересованных структур МО и ВМФ РФ по отношению к отечественным БЭК, в первую очередь выработка вменяемого и реального ТТЗ ОКР, обеспечивающего завершение проводимых рядом организаций работ в «минимальной конфигурации» для получения литеры О1 в кратчайший срок и начала серийных поставок на флот.

С целью скорейшего внедрения современных робототехнических комплексов (БЭК) в ВМФ РФ и решения этим ряда проблемных вопросов ВМФ, разработку БЭК ПМО вести как создание комплексной модульной системы в несколько этапов:

  • 1 этап – ОКР БЭК-ПМО «нулевой версии», для завершения разработки БЭК ПМО в «минимальной комплектации» (только средства поиска мин) и обеспечения их поставки ВМФ в кратчайшие сроки.
  • 2 этап НИЭР БЭК, с отработкой концепции применения и перспективных систем и задач БЭК в натурных условиях (в т.ч. в комплексе с кораблями ВМФ) для получения необходимого надежного научно-технического задела ОКР и разработки обоснованного ТТЗ ОКР БЭК, и модернизации ранее выпущенных БЭК-ПМО «нулевой версии».
  • 3 этап – ОКР БЭК ВМФ, с внедрением средств уничтожения мин и модульных целевых нагрузок (разведка, оружие, РЭБ).

Основанная идея замысла создания БЭК ПМО «нулевой версии» – обеспечение высокой поисковой производительности по донным минам (в т.ч. на малых глубинах) за счет группового применения БЭК ПМО с ГБО с картографированием (при первичном поиске) или сопоставлением (при повторном) ранее сохранённой гидролокационной картины грунта, с последующим обследованием миноподобных объектов водолазами или ТНПА.

Средства комплекса БЭК ПМО должны обеспечивать размещение с минимальными доработкам на всех надводных кораблях ВМФ (в т.ч. противоминных кораблях). За счет обеспечения группового применения БЭК может быть достигнута высокая поисковая производительность (многократно превосходящая БЭК Inspector Mk 2), и возможно значительное снижение требований к средствам поиска (т.к. при достаточном их уровне, дальнейшее повышение их ТТХ практического смысла не имеет из-за геометрических ограничений условий поиска на малых глубинах) для уменьшения стоимости БЭК и обеспечения массовых их серийных поставок ВМФ. По заявке разработчиков системы управления и связи БПЛА «Орлан-10» возможно одновременное управление с одной СУС до 4 БПЛА включительно, и это должно быть реализовано для БЭК ПМО!

Пример, – габаритные размеры кормовой части палубы РТЩ проекта 10750Э обеспечивают размещение на ней до 4 лодок типа БЛ-540 и БЭК. При этом 3 из них могут применяться в поисковом варианте (БЭК с ГБО), обеспечивая широкой «гребенкой» высокую поисковую производительности, а с четвертой лодки – обеспечиваться спуск водолазов-минеров для обследования миноподобных объектов и их подрыва.

При этом целесообразно размещение средств БЭК как на штатных лодках БЛ-680 и БЛ-540 в виде модернизационных комплектов (в т.ч. с оперативной установкой на флоте), так и разработка специализированного легкого малогабаритного БЭК ПМО. С учетом необходимости группового базирования и обеспечения спуска-постановки штатными средствами кораблей (в т.ч. тральщиков боевого состава), целесообразно ограничение его массы 600-700 кг, и конструктивного исполнения, для максимальной мореходности по использованию средств поиска, по схеме тримарана.

Однако сегодня «Маевка» является единственным реальным противоминным комплексом, имеющим значительный модернизационный потенциал, который обеспечивает в короткие сроки, параллельно с подготовкой серийного производства резкое повышение противоминной производительности СТИУМ (как по поиску, так и поражению мин). Предмет разговора по ИСПУМ будет только после завершения его Государственных испытаний (не говоря уже о том, что ИСПУМ контейнерной модификации не имеет).

При всем при этом – серия «Маевок» была вычеркнута из ГОЗ, модернизация ее сорвана, экспорт заблокирован («негласным отказом» в согласовании Паспорта экспортного облика в военном представительстве).«С 2009г. не эксплуатируется»,при том что«комплекс замечательный, лично принимал участие в испытаниях» (высказывания представителей 1 ЦНИИ на форуме «Армия-15»).

Фактически данный саботаж находится на грани сознательного подрыва боеспособности ВМФ. И здесь нет вины «действующего флота», все вопросы к «столицам» (тем более что Чирков В.В. был в курсе всего этого).

Еще примеры, – в 2013г. был объявлен тендер по «Техническому и сервисному обслуживанию) и ремонт приборов … искателей мин», предусматривавший ввод в строй «Маевки» на «Вице-адмирале Захарьине». Итог этого тендера – «Аукцион по данному лоту признан несостоявшимся (не подана ни одна заявка)». Причина – якобы «случайно» никто своевременно не проинформировал исполнителя работ об этом тендере.

2014г., не смотря на резкое обострение военно-политической обстановки и «полный нуль» с ПМО ВМФ, никто из должностных лиц не пошевелился для ввода в строй «Маевки» (не говоря уже о модернизации и серии).

И здесь мы подходим к сути происходившего.

Первое. Очевидное халатное и беспринципное отношение должностных лиц к обеспечению реальной боеспособности ВМФ. Например, сегодня выход на боевую службу РПЛСН «Александр Невский» проекта 955 «обеспечивают» на ОКВС (Камчатка) всего два морских тральщика, противоминное вооружение которых соответствует западному конца 60х годов, и неспособного бороться с современными донными минами. При этом ранее «Маевки» планировались в первую очередь на Камчатку, в обеспечение «Бореев» (из ГОЗ были исключены). Фактически сегодня выход в море РПЛСН ТОФ заведомо не обеспечен. Об этом знают все (включая Чиркова В.В.). Мер никаких.

Второе. Одним из любимых занятий в нашем ОПК стал «процесс» (а не стремление к результату), – по принципу «или ишак или падишах». В этих условиях само наличие отечественного, успешно прошедшего испытания и разработанного в заданное сроки и финансирование комплекса («Маевки»), у некоторых деятелей ОПК вызывало массу негативных чувств (и действий).

Третье. «Личные аспекты». Например, лицо заблокировавшее оформление рекламного паспорта (и экспорт «Маевок»), когда-то давало присягу, однако не смогло поставить чувство долга и дела выше личных мелочных обид.

Четвертое. «Импорт». «Некоторое время назад» было «очень модным» заимствование на западе новых образцов военной техники. Особо отмечу, – в этом нет ничего плохого, например закупка серии, даже устаревших западных тральщиков-искателей, была бы очень полезна для флота, т.к. это не только «новое железо», а в первую очередь «опыт, воплощенный в железе», – опыт (современных противоминных действий), которого у ВМФ просто нет. Однако это должно делаться не ценой «удавливания» успешных отечественных разработок. В ситуации с новыми тральщиками ситуации была проста – о проблемах ИСПУМ знали практически все, более того, – были те, кто на них очень надеялся и рассчитывал, – заменить ИСПУМ на французский комплекс.

Т.е. были лица, которым возможный провал отечественного комплекса был очень выгоден. В этих условиях наличие у этого комплекса эффективного и работающего резерва в виде «Маевки» (в модернизированном варианте) вызывало крайне негативную реакцию (и действия) к ней.

Именно этот фактор (стремление любой ценой «протащить» импортные комплексы) стало главной причиной противодействия «Маевке». Понятно, что делавших это вопросы боеспособности ВМФ не интересовали.

Здесь же необходимо отметить то что Главный конструктор ИСПУМ Аржанов М.И., вероятно не вполне отдает себе отчет по степени важности для обороноспособности страны решаемой им задачи. На форуме «Армия-15» откровенное недоумение у присутствующих специалистов вызвал доклад Аржанова М.И. не о ходе разработки и возможностях ИСПУМ, а о разработке «вертолетной противолодочной станции». Фактически участие в обсуждении противоминной тематики со стороны Аржанова М.И. свелось к негативным комментариям по «Маевке». Безусловно, в ИСПУМ закладывались более высокие ТТХ чем в «Маевку», однако она уже есть (и с многократным увеличением потенциала, – в модернизированном виде), а ИСПУМ еще предстоит доказать в ходе испытаний то что он состоялся. Главное же – отсутствие контейнерной модификации, вне зависимости от результатов ИСПУМ ставит вопрос о модернизации и серии «Маевок».

СТА ИСПУМ с выставленным по корме устройством отвода кабеля (УОК), Кронштадт
Источник: http://forums.airbase.ru

СТА ИСПУМ, лето 2015г.
Источник: http://forums.airbase.ru

Логичным в этой ситуации было бы упреждающее, к постройке головного корпуса проекта 12700, проведение испытаний ИСПУМ на другом носителе (тральщик, или любой -вплоть до баржи), как это ранее было сделано для «Маевки». Это позволило бы своевременно вскрыть и осознать имеющиеся проблемы, проработать пути их решения, а не тащить их на корабль нового проекта.

К сожалению тех, кто принимал тогда решения вопросы боеготовности ВМФ беспокоили много меньше их собственного спокойствия, – проблемы о которых знали, им хотелось оттянуть как можно дальше («или ишак или падишах»). Они надеялись (в значительной степени желая этого сами) на «французское».

Резкое изменение военно-политической обстановки стало «холодным душем» для таких «грез». Однако осознать и признать всю гибельность предшествующей технической политики они оказались неспособны.

И здесь возникает вопрос – что это? Трусость? Близорукость и халатность? Корысть? Или «нечто большее»?

Проблемы противоминной обороны (ПМО) флота, лишь часть из его острых проблем (но наиболее «наглядная» – как в части критически проблем с боеспособностью, так и нежеланием их решать).

«История «Маевки» очень похожа на историю с торпедой «Физик» …

Контр-адмирал в отставке Луцкий А.Н: «Нынешние средства противоторпедной защиты отечественных ПЛ неэффективны против современных зарубежных торпед … Строящиеся ПЛ проектов «Ясень» и «Борей» предлагается оснастить системами противоторпедной защиты (ПТЗ), ТТЗ на разработку которых составлялись еще в 80-х годах прошлого столетия, результаты исследований эффективности этих средств против современных торпед свидетельствуют об исключительно низкой вероятности непоражения уклоняющейся ПЛ» («Морской сборник» 2010г.) – актуальна до сих пор.

И этот список можно продолжить…

«Мы стоит на пороге очередной «Цусимы» … только вот после Цусимы «полыхнула» тлевшая революция. И вопрос, – так ли уж «невинны» явные бездействия (либо действия на грани саботажа) должностных лиц по разрешению острейших проблем боеготовности ВМФ (в т.ч. в части морского подводного оружия и противоминной обороны)? – имеет право на существование.

Максим Климов.

29.02.2016Права на данный материал принадлежат Максим КлимовМатериал был размещен правообладателем в открытом доступе.
  • В новости упоминаются
  • Отправить
  • Распечатать
  • PDF
  • Поделиться:
  • Близкие новости
Предложить изображение по теме
Хотите оставить комментарий? Зарегистрируйтесь и/или Войдите и общайтесь!
loading…

http://vpk.name/news/150526_myi_stoit_na_poroge_ocherednoi_cusimyi.html